Форум » Полезная кладовая » Марокко -история,факты,события » Ответить

Марокко -история,факты,события

Лелика: Мне показалось немножко странным,что у нас нет подобной темы.Хотелось бы здесь помещать статьи об истории Марокко.Развитие связей между Марокко и Россией.Вообщем многие здесь найдут что-нибудь полезное для себя.

Ответов - 714, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

kisbykis: Посмотрела в программе, новости только после Шумиши, в 12:45

kisbykis: Светлана, перенеси в эту тему всё, что мы уже написали в трех других темах.

Лелика: История Марокко Арабы называют эту страну Эль-Магриб или Эль-Магреб эль-Акса, что означает «страна дальнего Запада», европейцы — Марокко (по имени одной из ее древних столиц — Марракеш, что означает «красный» или «прекрасный»), историки — Шерифским государством, путешественники — Холодной страной с горячим солнцем, поэты — Краем золотого заката. История Магриба (так когда-то называли Северную Африку) по-восточному цветиста. В Марокко в свое время «отметились», оставляя после себя языки, религии и обрывки архитектурных стилей, берберы, финикияне, карфагеняне, римляне, португальцы, испанцы, французы… С древнейших времен территория Марокко была заселена берберскими племенами кочевых народов, предков современных берберов, занимавшихся главным образом кочевым животноводством. В горных и речных долинах Марокко возникли первые очаги оседлого земледелия. Берберы были известны в античном мире уже в 3-м тысячелетии до н. э. В античных источниках берберские племена именовались ливийцами. Около XII в. до н. э. на побережье был основан ряд финикийских колоний, перешедших примерно в VI—V вв. до н. э. под власть Карфагена. В числе наиболее известных из них — Тингис (современный Танжер) и Сала /Соло/ (близ Рабата). Финикийская колонизация атлантического и средиземноморского побережий страны оказала заметное влияние на историю и культуру народов, живших на территории современного Марокко. К концу IV в. до н. э. из объединений североафриканских берберских племен начинает складываться ливийское царство, известное по древнеримским источникам как Мавретания. Римляне называли обитателей этих земель нумидийцами (от «номадос» — по-гречески «кочевники»), или маврусиями, маврами (от греческого слова «темный»). Во II в. до н. э. Мавретания была покорена Римом, обложившим страну данью. При Октавиане усиливается экспансия Рима в Африку. На побережье возникают города, основанные римлянами. В 25 г. до н. э. мавретанский престол был передан императором Августом берберскому царю Юбе Второму , воспитанному в императорской семье в Риме. В жены ему выбрали Клеопатру Селену, дочь Марка Антония и египетской царицы Клеопатры. В 42 г. до н. э. при императоре Клавдии завоеванное Мавретанское царство было преобразовано в две провинции: Мавретанию Цезарийскую и Мавретанию Тингитанскую. Берберские племена продолжали оказывать сопротивление завоевателям. Крупные восстания имели место в 138, в 260, в 320 и в 368 гг. н. э. Марокко — одно из государств Магриба, занимающее крайне западную часть арабского мира. Как европейцы конца XV века обращали в христианство американских индейцев, так и мусульмане за несколько веков до этого двигались на запад, чтобы достичь Эль-Магреб-эль-Акса и обратить в свою веру европейцев, насаждая мусульманскую цивилизацию… Вдохновленный учением Корана, один из первых арабских миссионеров — Окба-ибн-Нафи — в 666 году во главе кавалерийского отряда отправился на запад покорять язычников, и через 18 лет дошел до Марокко. Под его предводительством в 684—685 гг. мусульманские завоеватели вторглись на территорию Марокко. Арабские летописи говорят, что в долине Сус, неподалеку от города Таруданта, Окба разбил огромную армию берберов, настолько большую, что «один лишь Аллах мог сосчитать ее воинов». По легенде, дойдя до берега Атлантического океана, Окба направил своего скакуна в воду, крича: «Аллах! Если бы это море не остановило меня, я бы мог пойти дальше, в «закатные земли», до конца жизни обращая в ислам неверных!» . Однако контроль над страной был установлен лишь в VIII в. Ряд берберских племен приняли ислам. В 711—720 гг. совместно с арабами эти племена завоевали Пиренейский полуостров. Феодальный гнет арабских завоевателей вызывал сопротивление местного населения. Жители покоренных земель облагались подушной податью — хараджем, был учрежден налог на стада, обрабатываемые земли и др. Одной из форм протеста берберского населения стало широкое распространение так называемой хариджитской ереси — направления ислама, требовавшего определенной демократизации светской и духовной власти. Движение хариджитов, распространившееся во многих странах Арабского халифата, приняло в Марокко форму вооруженной борьбы против власти халифа. В 739—742 гг. повстанцы нанесли ряд крупных поражений армии халифа, что в определенной мере ускорило падение в 750 г. Омейядского халифата. Попытки халифов Аббасидов восстановить власть над Марокко успеха не имели. В середине VIII в. в Марокко возникает ряд хариджитских общин-государств, во главе которых стояли местные «пророки», противопоставлявшие Корану свои «священные книги». Рост прибрежных городов, торговли, развитие ремесел стимулировали разложение традиционных общинных структур у берберских племен. После прихода арабов в Марокко завершается процесс разложения античного рабства. Арабская и берберская знать Северного Марокко стала превращаться в класс крупных земельных собственников. Усилению и обогащению последних способствовали удачные набеги марокканских племен на соседние страны. К 789 г. на территории Марокко возникает единое централизованное государство Идрисидов — первой династии, которая попыталась ввести в Магрибе доктрины шиизма, хотя и в смягченной форме. Властвовавшие до этого хариджиты проповедовали радикальные уравнительные идеи. Разгромив хариджитские племена и нанеся ряд поражений армии аббасидских халифов, Идрис I объединил оседлые племена севера страны. Политику консолидации берберских племен продолжил его сын Идрис Второй. В его правление был основан город Фес, ставший важным культурным и религиозным центром всего мусульманского мира. После смерти Идриса II в 829 г. на протяжении последующих двухсот лет страна переживает период междоусобиц. Государство распадается на множество мелких княжеств, часть которых попадает в зависимость от Кордовского халифата (Испания), достигшего в данный период своего наивысшего могущества. В середине XI века в результате распада Кордовского халифата и завоевания Марокко кочевниками Южной Сахары было основано государство Альморавидов. Под водительством Абу Бакра и его соратника Юсуфа бен Ташфина Ташуфина воины-берберы (их называли по-арабски «альмурабун»; отсюда произошли испанское «альморавиды» и французское «марабуты» — термины, утвердившиеся и в русском языке) предприняли поход против Марокко и завоевали Северную Африку вплоть до Алжира. В 1062 г. Юсуф основал город Марракеш и сделал его своей столицей. В XII в. династия Альморавидов была низложена в результате восстания племен, руководимых религиозным братством Альмохадов, верхушка которого положила начало новой феодальной династии. Во второй половине XIII в. власть над Марокко перешла к берберской династии Маринидов. Примерно до середины XIV в. страна переживала период бурного расцвета, характеризовавшийся подъемом в экономике (прежде всего в сельском хозяйстве и торговле), развитием культуры. Однако во второй половине XIV в. Марокко вновь распадается на ряд феодальных княжеств. Именно в этот период наблюдается активное проникновение в Марокко европейцев. В XV в. португальцы захватили Танжер, Арсилу, Сеуту. Вдоль береговой линии страны они создали цепь фортов, предназначенных прежде всего для охраны от пиратов морских путей в Африку и Индию. Отсюда же они начали экспансию в глубь Марокко. Испанцы захватили Мелилью, о-в Пеньон-де-Велес и предприняли ряд попыток закрепиться во внутренних районах севера страны. С востока над страной нависла угроза отторжения части ее территории Османской империей. В XVII—XVIII вв. борьбу против иноземных захватчиков возглавила филалийская династия. При султанах Исмаиле и Мухаммеде бен Абаллахе было освобождено побережье страны, а разрозненные княжества подчинены центральной власти. В руках колонизаторов (Испании) остались небольшие владения—Сеута, Мелилья, о-ва Аль-хусемас, Пеньон-де-Велес. Однако в XIX в. проникноение европейских держав в Марокко усилилось. Султаны были вынуждены вести борьбу на два фронта: против европейской экспансии и против мятежей берберских племен. В течение XIX в. на территорию страны неоднократно вторгались французские войска. Во время войны против освободительных сил в Алжире во главе с Абд-аль-Кадером французы, преследуя повстанцев, ворвались на территорию Марокко, а французский флот подверг бомбардировке города Танжер и Могадор. В мае 1845 г. был заключен франко-марокканский договор о разграничении. Граница с захваченным Францией Алжиром была обозначена весьма неопределенно, что оставляло колонизаторам широкие возможности выискивать предлоги для возобновления агрессии. Европейские державы и США навязали Марокко режим капитуляций по договорам 1836, 1856, 1863, 1865 гг. За иностранцами признавалось право экстерриториальности, им предоставлялись торговые преимущества. Позже привилегии были распространены и на марокканских подданных, являвшихся сотрудниками консульств ведущих европейских держав и США, служащими или посредниками торговых фирм, пайщиками иностранных компаний. Началось ускоренное экономическое закабаление страны. Наплыв дешевых иностранных товаров разрушал марокканское ремесло, разорял ремесленников. Марокканские купцы вытеснялись из сферы торговли с заграницей. Размывался традиционный строй сельского хозяйства. Крестьянство вынуждено было переходить на товарное производство, для расширения которого еще не был достигнут необходимый уровень развития производительных сил. Экономически ослабленное Марокко не могло эффективно противостоять колониальной экспансии имериалистических держав. Стране был навязан ряд кабальных договоров, ограничивавших ее суверенные права. Одновременно был заключен ряд тайных соглашений между самими колониальными державами, касавшихся разграничения сфер влияния в Марокко. В 1900 г. было заключено соглашение между Францией и Италией. Последняя заявила, что не возражает против действий Франции в Марокко. В свою очередь Франция отказалась от любых претензий на Триполитанию. В 1904 г. подобное соглашение было заключено с Англией, за которой признавались преимущественные права на колонизацию Египта. Важным пунктом англо-французского договора было разделение Марокко на французскую и испанскую сферы влияния. Тем самым Англия толкнула Францию на заключение аналогичного договора с Испанией. Тогда же в борьбу за раздел Марокко включилась Германия. Обещав поддержку султану Марокко в борьбе с Францией, кайзеровская дипломатия развернула широкую международную активность, истинной целью которой было добиться признания ведущими державами экономических прав Берлина в Марокко. В испанском городе Альхесирасе в 1906 г. была созвана международная конференция по марокканскому вопросу. Однако соотношение сил на ней сложилось не в пользу Германии. Фактически мандат на Марокко был предоставлен Франции. Вскоре после конференции Франция и Испания приступили к оккупации марокканской территории. Захватнические действия европейских армий всколыхнули народные массы. Начались вооруженные выступления противников правившего в то время султана Абд-аль-Азиза, которого обвинили в предательстве и сговоре с колонизаторами. 16 августа 1907 г. вожди восставших племен объявили о низложении Абд-аль-Азиза и провозгласили султаном его брата Мулай Хафида. В стране началась гражданская война, окончившаяся победой Мулай Хафида. Он был признан в качестве законного правителя Марокко и европейскими державами. За это Марокко обязалось выплатить контрибуцию, принять на себя международные обязательства, взятые предыдущим султаном. Кроме того, Франция и Испания сохраняли свои войска в стране. Однако вскоре французские войска оккупировали Фес, являвшийся в то время столицей султаната. Испанцы ответили оккупацией Лараша и Ксар-ас-Сагира. Одновременно вновь заявила о своих территориальных притязаниях Германия, направившая в район портов Могадор и Агадир канонерку «Пантера». Этот «прыжок Пантеры», как его окрестила печать, послужил началом крупного международного конфликта. Германия была на волосок от войны с Францией и Англией. Кризис был урегулирован после того, как Франция пообещала передать Берлину часть территории Конго в обмен на бессрочный отказ Германии от претензий на Марокко. Франко-германское соглашение (1911 г.) развязало Франции руки. Не опасаясь противодействия других колониальных держав, Париж начал оказывать беспрецедентное давление на султана Мулай Хафида, угрожая ему возобновлением военных действий. В марте 1912 г. в Фесе был подписан договор о протекторате. Согласно договору, султан сохранял свой трон и внешние атрибуты власти, однако реальные рычаги управления перешли в руки французского генерального резидента. Все декреты султана подлежали его утверждению. Франция представляла Марокко на международной арене, получала право осуществлять оккупацию и любые полицейские мероприятия в стране. Султану запрещалось предоставлять концессии без разрешения французского правительства. Фесский договор 1912 г. лишал Марокко не только независимости, но и целостности. На его основе 27 ноября 1912 г. в Мадриде было подписано испано-французское соглашение о разграничении владений двух европейских государств в Марокко. Танжер был выделен в особую международную зону. Франция, согласно договору, «уступила» Испании три части страны: северную зону (на побережье Средиземного моря), южную (у границ Рио-де-Оро) и окрестности Ифни. Началась активная и ничем не прикрытая эксплуатация страны. К 1913 г. свыше 10 тыс. га лучшей земли в Марокко принадлежало иностранцам, в основном французской «Компани дю Марок», крупным собственникам из Алжира, немецким предпринимателям. В 1916 г. был создан Комитет по колонизации, который начал распределение марокканских земель между колонистами. К 1918 г. уже 170 тыс. га принадлежало европейцам. Под влиянием русской революции 1917 года в Марокко начался подъем национально-освободительного движения. В испанской зоне рифские племена, возглавляемые Абд-аль-Кери-мом, в июле 1921 г. нанесли сокрушительное поражение испанской армии под Анвалем. Повстанцы провозгласили создание независимой Республики Риф. В 1924 г. тогдашний военный диктатор Испании Примо де Ривера вновь начал войну против рифов, однако потерпел ряд поражений. На подавление выступлений горных племен направила свои вооруженные силы и Франция. Одновременно Париж рассчитывал добиться передачи под французский протекторат северной части Марокко. Объединенными усилиями франко-испанским силам удалось разгромить в 1926 г. Республику Риф. Однако надеждам Франции не суждено было сбыться — область рифов, переданная Испании по договору 1904 г., перешла к Испании. Франция и Испания еще долгое время были вынуждены вести военные действия с целью подавить национально-освободительное движение в Марокко. В 20—30-х годах XX в. боевые действия велись в провинции Таза, в горных районах Атласа и Антиатласа. В экономическом отношении страна уже полностью была подчинена Франции. Даже в испанских зонах французскому капиталу принадлежали стратегически важные позиции в экономике. Метрополия поощряла развитие капитализма в протекторате, разрушая структуру традиционных отношений. Для обслуживания потребностей метрополии был создан ряд промышленных предприятий, где собственно марокканской буржуазии принадлежало не более 5% капиталов. Экономическая политика Франции приводила к разорению мелких товаропроизводителей, которые пополняли армию безработных. В обществе зрело недовольство режимом протектората. Все это способствовало новому подъему национально-освободительного движения в стране. В 1934 г националисты и представители патриотической интеллигенции создали Марокканский блок национального действия (Комитет действия), потребовавший участия марокканцев в управлении государством. Комитет был запрещен в 1937 г. В Испанском Марокко власть оказалась в руках фашистских сил, возглавлявшихся Франко. Марокканские войска были использованы Франко для борьбы с Испанской республикой (1936—1939 гг.). Во время второй мировой войны власть во Французском Марокко перешла к вишистам, что дало возможность фашистской Германии использовать военные базы на территории страны. В 1942 г. в Марокко высадились англо-американские войска, которые начали военные действия на Атлантическом побережье. Поражение гитлеровской Германии усилило антиколониальную борьбу в Марокко. В 1950 г. султан Мухаммед бен Юсуф вручил правительству Франции меморандум с требованием предоставить Марокко полную независимость. Париж ответил отказом. В декабре 1952 г. в Касабланке состоялась многотысячная демонстрация протеста. Ее участники были расстреляны французскими войсками. Одновременно были начаты аресты патриотов. Оружием и террором колонизаторы пытались отдалить предоставление Марокко независимости. 20 августа 1953 г. французские власти объявили о низложении султана Мухаммеда бен Юсуфа и заменили его своим ставленником Мухаммедом Бен Арафа. В ответ в стране началась вооруженная борьба против французских колонизаторов. В 1955 г. султан Мухаммед бен Арафа отрекся от престола. Мухаммед бен Юсуф вновь был признан законным монархом. 2 марта 1956 г. французское правительство признало независимость Марокко. В октябре 1956 г. состоялась международная конференция, которая приняла решение о передаче Танжера под суверенитет Марокко / в 1962 г. Танжер вновь получил статус свободного порта/. В 1956 г. Испания признала независимость Марокко, отказалась от права протектората над северной частью страны, а в 1958 г.— над провинцией Тарфая. Район Ифни был возвращен Испанией Марокко в 1969 г. После смерти Мухаммеда V (26 февраля 1961 г.) на королевский престол вступил его сын Хасан II. В декабре 1962 г. была принята конституция Марокко, гарантировавшая основные свободы.

Лелика: Заметный след в истории Марокко Портовый город Касабланка – крупнейший торгово-промышленный центр Марокко. Сейчас уже мало кто вспомнит, что в проектирование и строительство портовых сооружений и инфраструктуры марокканской экономической столицы весомый вклад внесли русские специалисты. Первая крупная группа россиян прибыла в Марокко в январе 1922 года. Как рассказал российский вице-консул в Касабланке Павел Снитко, это были военные моряки с кораблей Черноморской эскадры, остатки которой после разгрома белогвардейского движения и бегства из Крыма находились в тунисском порту Бизерта. Именно им – морским инженерам, техникам, топографам, гидрографам были предложены рабочие места в Касабланке. Наши соотечественники руководили постройкой порта, шоссе, водопровода, ремонтом железных дорог, занимались топографической съемкой местности, проектированием различных объектов. В декабре 1922 года из Туниса в Марокко отправилась еще 113 российских офицеров армии и флота, матросов. Почти все они сразу же получили солидные и высокооплачиваемые должности инженеров, гидрографов, механиков, геодезистов, землемеров, почтовых и железнодорожных чиновников. Определенную категорию диаспоры составили русские, служившие во французском Иностранном легионе. В Марокко их было особенно много. На долю русских легионеров выпала тяжесть борьбы с рифянами, кабилами, туарегами и другими восстававшими против центральных и колониальных властей племенами в период 1925-1927 гг. Многие из русских офицеров впоследствии заняли в Легионе командные должности. Русская колония в Касабланке жила активной общественно-политической жизнью. Были созданы благотворительные учреждения Красного Креста, отделение Русского общевоинского союза, Русский клуб. Актив общины наладил связи с базирующимися за границей Комитетами обеспечения высшего образования русского юношества, Помощи русским туберкулезным, Помощи детям, с правлением Союза русских военных инвалидов и другими организациями. Русское отделение Красного Креста в Касабланке возглавляла княгиня Урусова, руководившая в годы Первой мировой войны поездом Красного Креста, который был создан императрицей Александрой Федоровной. В 1935 году в Касабланке открылась Успенская церковь, куда переместился центр духовной жизни русской общины. Среди ее активных участников – бывший депутат Первой Государственной Думы, хирург и педагог, профессор медицины Иван Алексинский, выдающийся деятель русского флота, адмирал Александр Русин, военно-морской офицер и журналист Николай Оноприенко и другие. После того как в 1956 году Марокко объявило независимость, иностранцы, в том числе и русские, стали покидать страну. Особенно массовым стал их отъезд после открытия в 1958 году в Рабате посольства СССР. Многие из русских эмигрантов в свое время были активными участниками белогвардейского движения. Они опасались, что марокканские власти могут выдать их Советскому Союзу. В настоящее время от той волны наших соотечественников, которые сумели начиная с 1922 года совместными усилиями наладить активную общинную жизнь в Касабланке, остались лишь осколки в виде пустующего православного храма да забытых могил на трех христианских кладбищах города.

Лелика: Русские в Марокко Портовый город Касабланка – крупнейший торгово-промышленный центр Марокко. Сейчас уже мало кто вспомнит, что в проектирование и строительство портовых сооружений и инфраструктуры марокканской экономической столицы весомый вклад внесли русские специалисты. Первая крупная группа россиян прибыла в Марокко в январе 1922 года. Как рассказал российский вице-консул в Касабланке Павел Снитко, это были военные моряки с кораблей Черноморской эскадры, остатки которой после разгрома белогвардейского движения и бегства из Крыма находились в тунисском порту Бизерта. Именно им – морским инженерам, техникам, топографам, гидрографам были предложены рабочие места в Касабланке. Наши соотечественники руководили постройкой порта, шоссе, водопровода, ремонтом железных дорог, занимались топографической съемкой местности, проектированием различных объектов. В декабре 1922 года из Туниса в Марокко отправилась еще 113 российских офицеров армии и флота, матросов. Почти все они сразу же получили солидные и высокооплачиваемые должности инженеров, гидрографов, механиков, геодезистов, землемеров, почтовых и железнодорожных чиновников. Определенную категорию диаспоры составили русские, служившие во французском Иностранном легионе. В Марокко их было особенно много. На долю русских легионеров выпала тяжесть борьбы с рифянами, кабилами, туарегами и другими восстававшими против центральных и колониальных властей племенами в период 1925-1927 гг. Многие из русских офицеров впоследствии заняли в Легионе командные должности. Русская колония в Касабланке жила активной общественно-политической жизнью. Были созданы благотворительные учреждения Красного Креста, отделение Русского общевоинского союза, Русский клуб. Актив общины наладил связи с базирующимися за границей Комитетами обеспечения высшего образования русского юношества, Помощи русским туберкулезным, Помощи детям, с правлением Союза русских военных инвалидов и другими организациями. Русское отделение Красного Креста в Касабланке возглавляла княгиня Урусова, руководившая в годы Первой мировой войны поездом Красного Креста, который был создан императрицей Александрой Федоровной. В 1935 году в Касабланке открылась Успенская церковь, куда переместился центр духовной жизни русской общины. Среди ее активных участников – бывший депутат Первой Государственной Думы, хирург и педагог, профессор медицины Иван Алексинский, выдающийся деятель русского флота, адмирал Александр Русин, военно-морской офицер и журналист Николай Оноприенко и другие. После того как в 1956 году Марокко объявило независимость, иностранцы, в том числе и русские, стали покидать страну. Особенно массовым стал их отъезд после открытия в 1958 году в Рабате посольства СССР. Многие из русских эмигрантов в свое время были активными участниками белогвардейского движения. Они опасались, что марокканские власти могут выдать их Советскому Союзу. В настоящее время от той волны наших соотечественников, которые сумели начиная с 1922 года совместными усилиями наладить активную общинную жизнь в Касабланке, остались лишь осколки в виде пустующего православного храма да забытых могил на трех христианских кладбищах города.

Лелика: МАРОККО Королевство Марокко, независимое государство на северо-западе Африки. На западе омывается водами Атлантического океана, на севере – Средиземного моря, на востоке и юго-востоке граничит с Алжиром. С юга к Марокко примыкает территория Западной Сахары, в прошлом испанской провинции, которая в 1975 была разделена между Марокко и Мавританией, а в 1979 аннексирована Марокко. Таким образом, границы современного Марокко в некоторой их части являются спорными. Аннексия Марокко территории Западной Сахары привела страну к прямому вооруженному конфликту с сахрави (сахарцами), возглавляемыми Фронтом ПОЛИСАРИО. На протяжении 1970-х годов Марокко и Алжир оспаривали общую границу, которая до сих пор остается по большей части недемаркированной. В 1976 Марокко и Мавритания разделили между собой территорию Западной Сахары (266 тыс. кв. км). После вывода мавританских вооруженных сил из части Западной Сахары в 1979 Марокко аннексировало всю ее территорию. Марокко отделено Гибралтарским проливом (13 км) от Иберийского п-ова и находится на расстоянии 113 км от Канарских островов, которые остаются провинцией Испании. На средиземноморском побережье Марокко расположены принадлежащие Испании города Сеута и Мелилья. Марокко претендует также на находящиеся вблизи средиземноморского побережья небольшие острова Чафаринас, принадлежащие Испании. Политической и дипломатической столицей, а также резиденцией короля Хасана II является Рабат (население вместе с пригородами по оценке 1994 насчитывало 1,3 млн. человек); расположенная в 88 км к югу на Атлантическом побережье Касабланка (население вместе с пригородами по оценке 1994 – 3,4 млн. человек) – крупнейший город, торговый и финансовый центр страны. Наряду с Рабатом «королевскими столицами» считаются также Фес (800 тыс. человек), Марракеш (730 тыс. человек) и Мекнес (550 тыс. человек), в прошлом – столицы страны. В них, как и в ряде других городов, сохраняются королевские дворцы, служащие резиденциями монарха. Марокко – конституционная монархия. Современные границы Марокко сформировались в период 1912–1956, когда французская, испанская и международная администрации осуществляли управление отдельными частями страны. Большая часть территории Марокко находилась под прямым колониальным управлением Франции. Территория на крайнем севере вдоль горной цепи Риф и на крайнем юге в районе двух анклавов, Ифни и Тарфая, отошли к Испании. Наконец, международная комиссия в составе представителей европейских держав и США осуществляла управление расположенным на севере городом-портом Танжер (465 тыс. жителей), находящимся на противоположной от Испании стороне Гибралтарского пролива. В 1956 был отменен протекторат и признана национальная независимость и территориальная целостность Марокко. Хотя в состав молодого независимого государства и не вошли некоторые районы на границе с Алжиром и Мавританией, официальный Рабат заявил претензии на эти территории. В 1956 был ликвидирован международный режим управления Танжером, и город был включен в состав Марокко. После смерти Франко официальный Рабат организовал т.н. «Зеленый марш» в Западную Сахару и оккупацию части ее территории. Действия Марокко в Западной Сахаре натолкнулись на оппозицию со стороны местного населения, а также вызвали ряд предупреждений со стороны ООН и Организации африканского единства (ОАЕ). Расположение Марокко на перекрестке африканского и средиземноморского, христианского и мусульманского миров привело к созданию в этой стране самобытной культуры. ПРИРОДА Геологическое строение. Марокко находится на северном краю гигантской плиты, образующей Африканский материк. Атласские горы пересекают территорию страны с юго-запада на северо-восток. Возникновение этих гор происходило во время сдвига на север Африканской плиты 40–45 млн. лет назад. Атлас в Северной Африке и Альпы в Европе поднялись вследствие сжатия материковых плит по обе стороны древнего Средиземного моря. Самые древние породы Африки – кристаллические породы докембрийского щита – при поднятии оказались на вершинах Атласских гор. В предгорьях Атласа часто происходят землетрясения. Самое разрушительное из них произошло в Агадире в 1960, когда погибло 12 тыс. чел. Все реки Марокко берут начало в горах Атлас и Риф и в настоящее время не всегда используются для навигации в силу нерегулярности их гидрорежима. Рельеф местности. В составе Атласских гор выделяют три основных хребта: на юге – Антиатлас (высшая точка 2360 м); пересекающий центральную часть страны Высокий Атлас со многими вершинами, превышающими 3700 м (это самые высокие горы Африки, расположенные к северу от горы Камерун), и на севере – Средний Атлас, в северной части которого находятся заросшие лесом плато, а на высотах более 1800 м располагаются альпийские луга, используемые как пастбища. Атласские горы делят территорию Марокко на относительно хорошо обеспеченную осадками атлантическую зону на северо-западе и западе и пустынную сахарскую – на востоке и юго-востоке. Вдоль северного побережья страны на 200 км простирается горный хребет Риф с высотами менее 1500 м, образующий своеобразный барьер между побережьем Средиземного моря и центральными районами страны. Между Рифом и Средним Атласом расположен горный проход Таза, обеспечивающий доступ из северных районов Марокко в Алжир. Ровная береговая линия Атлантики покрыта по большей части песчаными пляжами, разделенными скалистыми обнажениями. В районе Рифа берег обрывистый, с узкой полоской пляжей. Климат. Северные и приатлантические районы Марокко находятся в зоне средиземноморского климата с зимними осадками, выпадающими с октября по апрель, и с сухим жарким летом с мая по сентябрь. Летом Марокко находится в зоне устойчивого антициклона с центром над Атлантическим океаном и Сахарой, а зимой массы холодного атлантического воздуха часто проникают далеко на юг, при этом в северных районах страны выпадают проливные дожди. Зимой на высотах более 1500 м нередко выпадает снег, причем в долинах Атласских гор толщина снежного покрова достигает иногда 6 м снега. Среднегодовое количество осадков уменьшается с севера на юг и с запада на восток. Высокогорье Атласа задерживает значительное количество осадков, а в Сахаре среднегодовая сумма осадков не превышает 200 мм, причем бывают годы, когда осадки вообще не выпадают. На наиболее увлажненные районы Марокко – Риф, Средний Атлас и вершины Высокого Атласа – в благоприятные годы приходится свыше 1000 мм осадков. На приатлантических равнинах среднегодовые суммы осадков колеблются от 533 мм в Рабате до 254 мм в Марракеше, однако ежегодные колебания этого показателя весьма велики. Показатели температур тоже сильно варьируют с удалением от средиземноморского и атлантического побережья. В приморских районах климат мягкий и заморозков не бывает, однако во внутренних районах зима заметно холоднее, а лето жарче. Летние температуры резко повышаются на всей территории Марокко, за исключением атлантического побережья к югу от Касабланки, где с севера на юг проходит холодное Канарское течение. Оно оказывает значительное влияние на климат этой местности: здесь даже днем обычна прохладная погода с туманами. Самый жаркий климат в Марракеше: в летние дни температура там обычно повышается до 38–40° C, хотя ночью сравнительно прохладно (18–24° C). В горах температура понижается с высотой и на уровне 1500 м максимальные температуры летом редко превышают 32° C. Из Сахары часто проникают циклоны. Они переваливают через Атласские горы и сталкиваются с атлантическими антициклонами, при этом на побережье Марокко дует жаркий сухой ветер, иногда достигающий ураганной силы. Он известен там под названием шерги, а в Европе – сирокко. Шерги вызывает удушливый зной, который длится несколько дней. Растительный мир. Растительный мир Марокко представлен высокогорными альпийскими лугами, густыми лесами, степью по окраинам Сахары и оазисами в пустыне. К средиземноморским видам растительности относятся карликовый дуб, колючие кустарники, а также разнотравье (лаванда и душица). Для Марокко характерен Маквис – низкоствольное редколесье с преобладанием доминированием каменного и пробкового дуба. В горах и на равнинах значительные площади заняты также лесами из сосны алеппской и можжевельника. В центральной части Рифа, на севере Среднего и востоке Высокого Атласа в изобилии произрастает кедр атласский (Cedrus atlantica), высоко ценимый за свою ароматную древесину. Эндемичное для юго-запада Марокко растение, похожее на маслину, аргания колючая (Argania spinosa), называемая также железным деревом, дает плоды, из семян которых получают растительное масло. Северо-восточные степи на северо-востоке Марокко покрыты особым видом ковыля, называемым альфа, или эспарто (Stipa tenacissima); эта трава дает ценное растительное волокно, и ее специально заготавливают для изготовления высококачественной бумаги. В Марокко много растений, привнесенных из других регионов со средиземноморским климатом, особенно эвкалиптов и кактусовидной опунции. Животный мир. Многие животные, обитавшие в Северной Африке в римскую эпоху, к настоящему времени вымерли, в том числе крокодил, бегемот, жираф, буйвол, слон и лев. В пустынных областях Марокко водятся газели и многие виды змей, в частности гадюковые. На плато Среднего Атласа встречаются кабаны, лисицы, рыси, шакалы и бесхвостые макаки, а в высокогорьях Высокого Атласа – гривистый баран (Ammotragus). Лошади были завезены в страну примерно в 1600 до н.э., а одногорбые верблюды (дромедары) появились здесь с исламскими завоевателями в 7 в. Марокко находится на пути сезонных перелетов птиц между Европой и Африкой. Здесь часто можно видеть аистов и их гнезда. В сельскохозяйственных районах обычны совы, кукушки, сизоворонки и сороки, а на болотах – цапли. В горах нередко встречаются сарычи, грифы, беркуты, ястребы, коршуны, пустельги и дербники.

Лелика: НАРОД И ОБЩЕСТВО Население Марокко можно условно разделить на арабоязычное и бербероязычное, в стране неуклонно увеличивается доля городского населения, которая уже превышает долю сельского населения. Хотя племенные связи сохраняют значение для марокканских селян и их городских потомков, многие из которых остаются владельцами наследственных земель, в целом в 20 в. эти факторы во многом утратили свою социальную значимость. Во многих отношениях современное марокканское общество является переходным и характеризуется разнообразием взглядов на культуру, экономическое развитие, религию и этническую идентичность. Столкновение страны с реалиями 20 в. по-разному воспринималось различными социальными стратами марокканского общества. На продолжении большей части 20 в. в Марокко сохранялось преимущественно сельское племенное общество. В некоторых частях страны сельская глубинка живет в соответствии с племенными традициями, а шейхи племен по-прежнему определяют течение повседневной жизни. Сельское Марокко все еще является сосредоточением племенных земель, площадь которых сокращается в результате разрастания пригородов, формирования значительной прослойки богатых землевладельцев и оттока сельского населения в города. В таких областях, как Риф и Сус, отмечается значительный отток населения в Европу. Демография. В 20 в. численность населения Марокко увеличилась почти в семь раз. Согласно оценкам, в 1900 она составила 4,6 млн., а к июлю 2004 – 32,21 млн. человек. Прирост населения в Морокко составляет 1,61% в год. Рождаемость тут высокая – 22,79 на 1000 жителей, а смертность составляет 5,71 смертей на 1000 жителей. Если в 1930 население страны по большей части проживало в сельской местности, то к 1990-м годам большинство марокканцев переселилось в города. Если в 1980 доля городского населения составляла 41%, то в 1995 – уже 48,4%. Как и во многих других развивающихся странах, значительная часть населения Марокко (36%) моложе пятнадцати лет, что, однако, в 1995 уступало средним показателям для Африки в целом (44%) и Северной Африки (37,5%). По классификации Всемирного банка, доля неимущего населения колеблется в пределах 18-19%. Города. С 1961 по 1998 численность городского населения страны увеличилась с 3,4 до 13,8 млн. человек. В период 1988–1995 темпы прироста городского населения находились на уровне 3%. Отток населения из сельских районов, особенно тех, которые пострадали в 1980-е годы и в середине 1990-х годов от засух, переполнил главные города страны. Численность жителей Касабланки и Рабата-Сале превысила 1 млн., а в таких городах, как Мекнес, Тетуан, Марракеш, Уджда и Фес, она колеблется от 500 тыс. до 1 млн. человек. Быстро увеличивается население городков с населением от 10 до 100 тыс. человек. Для архитектуры старинных городов Марокко характерны сохранившиеся крепостные сооружения и старинный центр – медина (араб. «город»). От медины в разные стороны расходятся улицы современных кварталов, построенных во времена протектората. В пределах медины находится исторический еврейский квартал, ныне заселенный преимущественно арабами-мусульманами и берберами. На окраинах современных кварталов теснятся лачуги бидонвилей. Национальный состав. Берберы являются коренным населением Марокко, которое проживало на его территории еще до распространения здесь ислама. В языковом отношении берберы принадлежат к хамитской (афро-азиатской) семье языков, в то время как арабский язык относится к семитским языкам. Берберские диалекты распространены по всей Северной Африке и в районе пустыни Сахара. В пределах Марокко наибольшее распространение получили три диалекта: рифи, на котором говорит бербероязычное население в районе гор Риф и севера Среднего Атласа, тамазигт – в районе Среднего Атласа и ташельхит – в районе Высокого Атласа. Считается, что бербероязычные марокканцы составляют треть всего населения страны. Арабы. Арабские войска под командованием военачальника Окбы ибн Нафи прошли по всей территории Северной Африки и в конце 7 в. вышли к побережью Атлантического океана. Однако первые арабские поселения на территории Марокко возникли лишь во второй половине 8 в., когда были заложены мусульманские города Сиджильмаса (757) и Фес (788). В результате массовой миграции арабских племен с востока на протяжении последующих столетий происходил процесс расселения арабов на обширных территориях. Арабы занимали западные равнины Марокко и пустынные районы Сахары, где они перемешивались с местным берберским населением. Берберы были обращены в ислам, и постепенно шел процесс слияния культуры и обычаев этих народов. Арабоязычное население составляет почти две трети общей численности жителей Марокко. Европейцы и евреи. К моменту обретения Марокко независимости в 1956 в стране насчитывалось 550 тыс. европейцев, большую часть которых составляли французы, за которыми по численности шли испанцы и португальцы. После 1956 численность европейской колонии уменьшилась до 60 тыс. человек, представленных главным образом бизнесменами и сотрудниками международных организаций. В 1956 численность еврейского населения составила 221 тыс. человек. По мере усиления напряженности на Ближнем Востоке почти все евреи выехали из Марокко, и только в районе Касабланки их осталось ок. 3000 человек. Роль ислама. Арабы и берберы, составляющие подавляющее большинство населения, являются приверженцами ислама. Немусульманское население представлено малочисленной еврейской общиной. Ислам оказывает влияние на все стороны развития общества и политических структур страны. Марокканцы исповедуют ислам суннитского толка, а судебная система общества базируется на маликитской школе (мазхабе) исламского законодательства. Марокканцы в своем большинстве весьма набожные мусульмане, многие из них получили образование в религиозных школах (мсид). Вместе с тем на протяжении многих столетий в духовной жизни марокканского общества сосуществовали две традиции ислама. Одна из них представлена интеллектуальным «городским» исламом и основана на изучении религиозных текстов, занятиях наукой и философией. Вторая традиция, которую часто называют «народным» исламом, связана с почитанием мусульманских «святых», глубоко укорененных в массовом сознании представлениях о посредничестве между правоверным и Аллахом, и исламским мистицизмом (суфизм). Эти две религиозные традиции и определяют духовно-культурное развитие страны. Среди приверженцев «городской» ортодоксальной традиции ислама насчитывается немало видных марокканских интеллектуалов, которые либо учились, либо преподавали в университете аль-Карауин в Фесе, одном из старейших исламских университетов мира (основан в 859). В 1930-е годы националистически настроенные преподаватели университета шейх Шуайб аль-Дуккали и шейх Мухаммед Бен аль-Араби аль- Алауи создали движение салафитов. Интеллектуалы-салафиты рассматривали первородный очищенный ислам в качестве панацеи от политической тирании и разрушения мусульманского общества в результате проникновения европейцев. Алляль аль-Фаси и другие лидеры движения салафитов стремились изменить политическую жизнь в стране путем создания движения Истикляль (движение независимости), выступающего за создание конституционной монархии, которая гарантирует личную свободу каждого марокканца и справедливость. Вторая, «сельская» традиция ислама, включает в себя как народную религию, нередко в сочетании с мистическим путем постижения ислама, следуя по которому ученики исламских наставников самосовершенствуются за счет выполнения духовных упражнений и религиозных ритуалов. «Пути» исламских учений принимали с 17 в. организационные формы своеобразных религиозных объединений исламских братств (турука или завийя), что, в отличие от древних родоплеменных отношений, позволяло последователям турук интегрироваться в широкую систему марокканского общества. Выдающиеся исламские наставники после смерти объявлялись «святыми», а их захоронения превращались в места паломничества как ученых-богословов (улемов), так и простых мусульман, которые верили в способность святых оградить их от зла и передать им свое благословение (барака). Члены суфийских братств активно действуют как внутри страны, так и за ее пределами, и народный ислам сохраняет глубокие корни в традиционном массовом сознании марокканцев. Среди наиболее влиятельных братств заслуживают упоминания Насирийя (17–18 вв.), Даркава (19 в.), Айсауа и Хамадша (популярны в 18 в. среди городских низов) и Тиджанийя (популярен в 19 в. среди городской верхушки). Членов ордена Тиджанийя, следующих учению Ахмада ат-Тиджани (ум. 1815), можно встретить во многих областях Западной Африки. Орден Айсауа известен своими ежегодными маусимами (ярмарки, религиозные празднества), которые привлекают тысячи участников со всего Марокко. Начиная с 1970-х годов в Марокко отмечался рост популярности идеалов исламского фундаментализма. Обращение молодых марокканских мусульман к строгой интерпретации ислама часто приписывают воздействию экономического кризиса и безработицы, недостаткам светских идей и политическому вакууму, возникшему в результате абсолютного преобладания королевской власти в политической и религиозной жизни Марокко. Широкомасштабное распространение фундаментализма в Марокко сдерживается религиозным характером марокканской монархии, а также примером развития соседнего Алжира, в котором начавшийся с конца 1980-х годов процесс экономической и социальной дезинтеграции прямо совпал с началом преступных акций экстремистов. Марокканские фундаменталисты не представляют собой единой и однородной группы. Если одни открыто требуют политических перемен, то другие исповедуют более умеренные взгляды, выступая за необходимость проведения социальных реформ, направленных на укрепление религиозного чувства в каждом члене общества. Некоторые из тех, кто преследует политические цели, прибегают к насильственным действиям, другие ставят под сомнение основы монархического режима. В 1975 Организация исламской молодежи (Муназзамат аш-ашабиба аль-исламийя) под руководством Абдаль-Карима аль-Мути якобы была распущена, а ее лидеры были арестованы либо, как в случае с самим аль-Мути, отправлены в изгнание. Те члены организации, которые выступали против использования насилия, либо покинули ее ряды, либо сформировали новые исламские организации. Две из них пользуются наибольшей популярностью. «Аль-Адль ва-ль-Ихсан» (Справедливость и милосердие) выступает с критикой коррупции и социального неравенства. Лидер организации Абд ас-Салам Ясин провел три года под домашним арестом в Сале. Окружение короля Хасана пыталось направить деятельность организации «Справедливость и милосердие» в приемлемое для двора русло, и в середине 1990-х годов Абд ас-Салам Ясин был на короткое время освобожден из-под ареста. Вторая группа – движение «Реформа и обновление» (Аль-Ислах ва-т-Тадждид), которая занимает более умеренную позицию, была сформирована Абд аль-Илахам Бенкираном. В качестве умеренной группы, деятельность которой сосредоточена на борьбе за социальные перемены, в 1996 она присоединилась к Народному демократическому конституционному движению (ИДКД), завоевавшему 9 мест в нижней палате парламента. В том же 1996 партия «Реформ и обновление» и Лига исламского будущего образовали союз, получивший название движение «Единобожие и реформы» (Ат-Таухид ва-ль-Ислах). В 1998 НДКД был преобразован в Партию справедливости и развития (ПСР). Роль женщины в марокканском обществе. В соответствии с законами Марокко, женщина играет второстепенную роль, во всем подчиняясь мужчине. Юридический статус марокканской женщины был определен вскоре после независимости страны. Кодекс личного статуса (Мудавана) содержит положение об идеальной семье, где вся власть принадлежит мужчине. Женщина вступает в брак лишь с разрешения отца или же опекуна-мужчины, известны случаи насильственной выдачи девушек замуж. Полигамный брак – большая редкость, хотя положения исламского законодательства разрешают иметь до четырех жен. Многие марокканские женщины ощущают унизительность своего статуса и активно выступают за изменения в своем положении. В 1980-х годах благодаря активности женщин, видных членов ряда оппозиционных партий, в районе Рабат-Касабланка было создано 13 общественно-культурных клубов. Когда в 1986–1988 в соответствии с решением властей клубы были вынуждены прекратить свою деятельность, женщины объединились в существующих и вновь созданных организациях, связанных с политическими партиями: ППС (Демократическая ассоциация женщин Марокко), Истикляль (Организация женщин партии Истикляль (ОЖИ) и Союз феминистских действий (СФД), который вобрал в себя женщин-феминисток различных политических взглядов. В 1992, вскоре после того, как король Хасан II обнародовал решение о проведении конституционного референдума, руководство СФД объявило о начале кампании по сбору подписей в поддержку требований об изменении Кодекса личного статуса. Два последних поколения марокканских женщин имели возможность получить высшее образование, поэтому немало женщин состоит на государственной службе и заняты в сфере обслуживания. Женщины составляют ок. 20% профессорско-преподавательского состава в университетах, многие из них занимают видное положение в медицине и других профессиях. На парламентских выборах 1993 несколько женщин выдвинули свои кандидатуры, и впервые в истории страны две из них стали членами законодательного органа: Бадия Скалли (ССНС) и Латифа Беннани-Смирес (Истикляль). Видная роль в борьбе за равноправие женщин в Марокко принадлежит социологу из Рабата Фатиме Мернисси (р. 1940).

Лелика: ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО Марокко – конституционная монархия, располагающая развитым аппаратом внутренней безопасности и традиционными монархическими институтами, слабо структурированной системой политических партий и парламентом. На протяжении долгого периода развития в Марокко существовало вполне устойчивое общество, которое развивалось под контролем государственной власти, махзена (араб. «казна, сокровище»). В условиях Марокко махзен представлял собой систему управления, при которой признание религиозного превосходства султаната и подчинение ему как амиру аль-му'уминин (главе правоверных мусульман) служило основой личного авторитарного управления знатью и населением в целом. После смерти короля Мухаммеда V в 1961 трон перешел к его сыну, представителю династии Алауитов королю Хасану II. Правление этого монарха характеризовалось усилением режима личной власти. Для поддержания своей власти король Хасан II часто прибегал к кадровым маневрам и к жестокому наказанию тех подданных, которые ставили под сомнение его режим. Политическая система Марокко характеризуется почти неограниченными полномочиями короля в отношении правительств, номинальным объемом полномочий премьер-министра, законодательных органов и слабым развитием судебной системы. В стране запрещены критические высказывания в отношении членов королевской фамилии, концепции монархии, имущественного достояния короля и права Марокко на территорию Западной Сахары. Конституция. Основы жизни королевства Марокко закреплены конституцией, впервые обнародованной Хасаном II в 1962. В 1970 в текст основного закона был внесен ряд поправок, а в 1972 на референдуме была одобрена новая конституция. По результатам референдума, проведенного в сентябре 1972, в текст конституции были внесены изменения, расширяющие полномочия парламента и премьер-министра. В результате конституционных поправок 1996 был сформирован двухпалатный парламент, а избиратели получили возможность более активно влиять на выборы руководящих органов как на национальном, так и на местном уровнях. В соответствии со статьей 2 Конституции Марокко, король признается религиозным главой страны и «верховным представителем нации, символом ее единства, гарантом прочности и жизнеспособности государства». Король является важнейшей фигурой в системе управления и жизни марокканского общества, а монархия несет основной груз политической власти. Государственная религия Марокко – ислам. Исполнительная власть. Король назначает премьер-министра, который осуществляет в стране исполнительную власть. Премьер-министр возглавляет Совет министров, который ведает всеми государственными делами. Глава правительства формально имеет право самостоятельно подбирать министров, на деле же назначение ключевых министров находится в ведении короля. В 1997 король поручил Абд ар-Рахману Юсуфи сформировать новый состав кабинета министров, но при этом сам подбирал кандидатуры на министерские посты; все они подотчетны монарху. Сам Юсуфи при подборе кандидатов в министры не консультировался с членами своей партии Социальный союз народных сил (ССНС). Кроме того, король обладает правом осуществлять управление страной при помощи указов, что он и делал в 1965–1977 после приостановки действия конституции и роспуска парламента. В последние годы король формировал правительственный кабинет из технократов, не связанных с политическими организациями. Парламент. Парламент в Марокко существует с 1956. В результате внесенных в 1996 поправок в конституцию в 1997 был сформирован двухпалатный парламент в составе верхней Палаты советников (270 мест) и нижней Палаты представителей (325 мест). В то время как депутаты верхней палаты избираются на девятилетний срок непрямым голосованием по спискам городских и сельских советов, Торговой палаты, промышленных, ремесленных и других профессиональных союзов, все депутаты нижней палаты избираются на пятилетний срок всеобщим голосованием. Проведенные в ноябре-декабре 1997 выборы стали третьими по счету за прошедшее десятилетие; предыдущие национальные выборы состоялись в октябре 1993 и 1994. В обязанности парламентариев входят принятие годового бюджета, который вносится королем, утверждение состава кабинета министров, обсуждение вносимых правительством в парламент законопроектов, осуществление законодательной деятельности и формирование комитетов по разным вопросам. Парламент Марокко, в котором с начала 1960-х годов большинство мест принадлежало представителям прокоролевских партий, обычно не решался выступать с инициативой принятия каких-либо важных законов и до 1997 лишь механически утверждал предложения правительства. Местные органы власти. С 1990-х годов правительство Марокко предпринимает попытки децентрализировать власть, не передавая при этом на места функции центральных органов. Административно-территориальное деление Марокко на провинции, округа, каидаты и общины сохранилось со времен французского протектората. Крупнейшие города, Касабланка-Мохаммедия и Рабат-Сале определяются как вилаи и делятся на префектуры. С 1994 система префектур введена также в городах Уджда, Агадир, Тетуан и Эль-Аюн. Далее города делятся на районы. Власть на местах осуществляют чиновники министерства внутренних дел: в провинциях – губернаторы, в городах – паши (мэры), в округах, каидатах и общинах – каиды. Судебная система. Судебная система Марокко представляет собой сочетание нескольких систем судопроизводства, важнейшей из которых является исламская. С раннего Средневековья жизнь мусульманского населения Марокко определялась шариатом. При этом в качестве традиционного судьи выступал кади. Из четырех основных религиозно-юридических школ суннитского толка ислама Марокко придерживается маликитского учения мазхаб, названного по имени известного правоведа Малика ибн Анаса (713–795). Жизнь еврейской общины регламентировалась иудаистскими религиозными законами, а берберы, хотя и принадлежали к мусульманской общине, нередко следовали своим племенным законам. Иностранцы подпадали под действие законодательства соответствующих европейских стран. До 1900 многие находившиеся в стране иностранные дипломаты и торговцы не подпадали под действие законов Марокко. В период протектората французы установили свой административный контроль на территории страны и распространили двойственную систему французских и исламских юридических кодексов. В результате законодательство Марокко несет на себе отпечаток мусульманской, традиционной племенной и французской судебных систем. В сельской глубинке многие повседневные проблемы сельского хозяйства, скотоводства, брака и наследования имущества решаются в соответствии с законами традиционного общинного права. Значительная часть статей кодексов торгового и административного права Марокко заимствована из французских кодексов, в то время как вопросы личного статута мусульман решаются шариатскими судами. Судебная система Марокко включает в себя местные суды, функционирующие в каждой общине или же городском районе, региональные суды, апелляционные суды и Верховный суд в Рабате. Существует также система военных судов. Высокая палата правосудия рассматривает злоупотребления должностных лиц. Осуществлять полномочия судьи могут лишь граждане Марокко, язык судопроизводства – арабский, судебное разбирательство, как правило, ведется одним судьей. Проблема прав человека. Нарушения в области прав человека в Марокко в 1970–1980-х годах оказались в центре внимания мировой общественности. Отсутствие политических свобод в стране привело к созданию гнетущей политической атмосферы, периодическим репрессиям, незаконным арестам и росту числа политических заключенных. Многие жители Марокко ощущают страх перед властями и не знают собственных прав, вытекающих из законодательства страны. В 1990-х годах в стране активизировалась деятельность общественных организаций по борьбе за права человека. В 1990 Хасан II сформировал Консультативный совет по правам человека, а в 1993 в правительстве было создано министерство по правам человека. На пост министра по правам человека король назначил известного марокканского правозащитника Омара Аззимана. При формировании в 1997 правительства Абдерахмана Юсуфи Омар Аззиман возглавил министерство юстиции. Вооруженные силы. Сразу после достижения независимости король Мухаммед V приступил к формированию Королевских вооруженных сил (ФАР). Их костяк составили бывшие марокканские военнослужащие колониальных армий Франции и Испании, а несколько позднее – бывшие бойцы национально-освободительного движения (1955–1958). Под руководством наследного принца Хасана II Королевские вооруженные силы уже в конце 1950-х годов подавили выступления партизан в горах Риф, которые продолжали борьбу за независимость провинции и против алауитского трона. В операции, в ходе которой был обстрелян самолет Хасана, участвовали ок. 20 тыс. правительственных войск. На протяжении 1960-х годов Королевские вооруженные силы неоднократно вступали в вооруженные столкновения с алжирскими войсками в районе марокканско-алжирской границы. С началом войны в Западной Сахаре марокканская армия заметно усилилась. В течение второй половины 1990-х годов численность регулярной армии достигла 195,5 тыс. человек, из которых 175 тыс. служили в сухопутных войсках, 13,5 тыс. – в ВВС и 7 тыс. – в ВМФ. Кроме регулярной армии, защиту национальной безопасности Марокко осуществляют полувоенные формирования общей численностью 42 тыс. человек – королевская жандармерия (национальная полиция) и вспомогательные части (национальная гвардия). Обеспечение внутреннего порядка в населенных пунктах осуществляется силами Генерального директората национальной безопасности; страна располагает также службами внешней и внутренней разведки. В 1994 сумма расходов на оборону составила 1 млрд. долл. США, или десятую часть национального бюджета. После достижения независимости армия неоднократно представляла собой угрозу стабильности и безопасности монархии. В 1971 и 1972 были предприняты две попытки государственного переворота. В первом случае заговор принял форму вооруженного нападения военнослужащих на королевский дворец в Схирате, во втором – попытки начальника службы охраны короля генерала Уфкира сбить королевский самолет. Армия привлекалась к разгону демонстраций и акций гражданского неповиновения в Касабланке (1981) и в Фесе (1990). Внешняя политика. Королевство Марокко – член ООН, Лиги арабских государств, Организации исламской конференции и Союза арабского Магриба. После приема в состав Организации африканского единства (ОАЕ) Западной Сахары Марокко сохраняет номинальное членство в этой организации. Марокко активно участвует в деятельности Африканского банка развития, нынешний председатель Банка является марокканцем. Помимо этого Марокко – член Исламского банка развития и Всемирного банка, который с 1983 предоставил стране несколько займов на проведение экономических реформ. В 1987 Марокко стало одним из первых развивающихся государств, присоединившихся к Генеральному соглашению по тарифам и торговле, а в 1994 принимало участников Уругвайского раунда ГАТТ. Вопросы внешней политики курируются королем. На протяжении последних лет внешнеполитический курс Марокко определялся: 1) притязаниями на территорию Западной Сахары; 2) стремлением утвердить позиции Марокко на европейском рынке через членство в Европейском союзе; 3) необходимостью демонстрировать промагрибские настроения; 4) необходимостью занимать прозападную позицию в период холодной войны, но в то же время не портить отношения с Советским Союзом, которому в обмен на нефть Марокко поставляло цитрусовые и фосфориты, и 5) умеренной поддержкой арабо-израильского мирного соглашения, которая тем не менее должна была включать компромисс со стороны Тель-Авива по проблеме Иерусалима. Хасан II сумел установить и поддерживать добрые отношения с самыми различными странами. При этом особое внимание он традиционно уделял отношениям с Францией и США. Теплые отношения существовали между Марокко и бывшими социалистическими странами, от которых в период 1970–1986 поступила финансовая помощь на общую сумму 2,3 млрд. долл. Марокко неоднократно выступал в роли миротворца во внутриафриканских конфликтах и продолжает поддерживать близкие отношения с богатыми нефтедобывающими государствами Аравийского полуострова. Важная роль принадлежит франко-марокканским отношениям, поскольку бывшая страна-метрополия продолжает сохранять экономические и культурные интересы в своей бывшей колонии. Через прямые инвестиции Франция продолжает оказывать значительное влияние на Марокко. Объем французских капиталовложений в экономику королевства заметно увеличился после того, как в начале 1980-х годов правительство Марокко приступило к приватизации государственных предприятий и поощрению иностранных инвестиций. Укреплению отношений между обеими странами в значительной степени способствует и присутствие крупной марокканской общины во Франции, численность которой в 1992 достигла 720 тыс. человек. С 1969 Марокко пользовался режимом благоприятствования в торговле со странами Европейского экономического сообщества (ЕЭС), представляющими собой крупнейший рынок сбыта сельскохозяйственной продукции. Хотя в 1987 просьба Марокко о вступлении в ЕС была отвергнута, европейские страны выразили заинтересованность в развитии партнерских отношений с королевством. Впоследствии было достигнуто соглашение Марокко с Европейским Союзом о создании зоны свободной торговли с участием государств Северной Африки, которое предусматривает постепенное устранение торговых барьеров. История взаимоотношений Марокко и США уходит корнями еще во времена американской революции; в 1786 султан Марокко стал первым иностранным правителем, признавшим независимость США. Президент США Дуайт Эйзенхауэр приветствовал предоставление Марокко независимости; в 1956 США располагали несколькими военно-воздушными и одной военно-морской базой в районе современной Кентиры, образующими самый южный фланг обороны НАТО. Хотя в соответствии с соглашениями 1963 начался постепенный вывод американских войск с территории Марокко, до сих пор марокканская военно-воздушная база Бен Герир служит в качестве запасной посадочной площадки для американских «Шаттлов». К югу от Танжера расположен ретранслятор радиостанции «Голос Америки», передающий программы для радиослушателей стран Африки и Ближнего Востока. Аннексия территории Западной Сахары привела к резкому ухудшению отношений между Марокко и теми странами, которые выступали против претензий короля на бывшую испанскую колонию. В первую очередь это касалось отношений с Алжиром, которого официальный Рабат неоднократно обвинял в оказании помощи бойцам Фронта ПОЛИСАРИО, выступающего за независимость Западной Сахары. Само Марокко в этой ситуации получало значительную финансовую помощь от Франции, США и консервативных государств Аравийского полуострова. В 1984, после того как половина членов Организации африканского единства проголосовала за прием в ее ряды Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР), признав тем самым находящееся в изгнании правительство Фронта ПОЛИСАРИО, Марокко вышло из ОАЕ. В 1998 уже 65 государств мира, из них 30 африканских, признали САДР. В 1991 было объявлено о прекращении огня между марокканскими войсками и силами ПОЛИСАРИО. Исходя из содержания Хьюстонских соглашений 1997, ООН надеется, что обе стороны будут уважать «Кодекс поведения» и план по расселению, которые предусматривают предоставление со стороны Комитета ООН по делам беженцев помощи в организации репатриации потенциальных избирателей, активизацию усилий Миссии ООН в Западной Сахаре по частичному отводу противоборствующих войск, продолжение процесса идентификации избирателей и ускорение процедуры их регистрации. В первые месяцы 1999 процедуру регистрации прошли ок. 142 тыс. сахарцев. Декабрь 1999 был объявлен новой датой проведения референдума по самоопределению Западной Сахары. Несмотря на захват Марокко Испанской Сахары, ее отношения с Испанией с каждым годом укреплялись. Испания занимала второе (вслед за Францией) место в списке ведущих внешнеторговых партнеров Марокко. Несмотря на жесткие меры, предпринимаемые марокканским правительством с 1992, по-прежнему серьезной проблемой остается незаконная эмиграция африканцев в Европу через Гибралтарский пролив. Отношения Марокко с другими странами Северной Африки были омрачены территориальными конфликтами, экономической конкуренцией, идеологическими расхождениями между монархическими и республиканскими режимами по вопросу направления дальнейшего политического и экономического развития региона и соперничеством за влияние в регионе. С момента обретения независимости в 1956 и до завоевания в 1962 независимости Алжира марокканское правительство оказывало помощь алжирскому национально-освободительному движению в его кровопролитной войне с французским колониализмом. Отношения между двумя государствами стали ухудшаться после того, как Марокко предъявило претензии на часть территории на западе Алжира, которая до прихода европейских колонизаторов якобы составляла часть марокканской империи. После ряда непродолжительных вооруженных пограничных конфликтов (1963) официальный Рабат отказался от своих территориальных притязаний в этом районе. Оккупация в 1975 территории Западной Сахары привела Марокко к конфликту с Алжиром, который поддерживал Фронт ПОЛИСАРИО и официально признал САДР. В 1988 Марокко и Алжиру удалось нормализовать дипломатические отношения, что позволило обоим государствам и Фронту ПОЛИСАРИО начать переговоры по проблеме Западной Сахары. Взаимоотношения Марокко с другими государствами Магриба также отличались нестабильностью. В начале 1960-х годов официальный Рабат отказался признать Мавританию, и марокканские националисты заявили о праве королевства на территории к югу вплоть до р. Сенегал. В 1984, стремясь побудить ливийского лидера Муаммара Каддафи воздержаться от оказания помощи Фронту ПОЛИСАРИО, Марокко пошло на союз с Ливией. В 1986, после того как Марокко выступило посредником в палестино-израильских переговорах, союз двух государств распался. Результатом сложных дипломатических маневров и переговоров в регионе стало создание в 1989 Арабского союза стран Магриба в составе Туниса, Ливии, Мавритании, Марокко и Алжира. До сих пор этот союз так и не добился больших успехов в области координации внешней политики, экономической интеграции и развития панмагрибской идеологии. В 1977 и 1978 контингент марокканских войск оказал помощь правительству Заира (совр. Демократическая Республика Конго) в вытеснении ангольских партизан из провинции Шаба (совр. Катанга). В 1989 Марокко сыграло роль посредника в разрешении конфликта между Бельгией и ее бывшей колонией. Когда в 1984 Организация африканского единства высказалась за принятие в свои ряды САДР, Марокко приостановило членство в этой организации. С тех пор официальный Рабат восстановил двухсторонние отношения со многими государствами Африки, ухудшившиеся в результате марокканской аннексии территории Западной Сахары. Ежегодно правительство Марокко предоставляет для студентов из стран Тропической Африки более 6 тыс. стипендий для прохождения обучения в университетах страны. В 1997 по крайней мере 6 государств Африки официально отозвали свое признание САДР. Правда, в 1996 ЮАР признала правительство Фронта ПОЛИСАРИО в изгнании. На Ближнем Востоке Марокко играло активную посредническую роль в разрешении конфликта между Израилем, палестинцами и другими странами арабского мира. В ходе октябрьской войны 1973 марокканские сухопутные части обороняли Голанские высоты в Сирии. В прошлом в Марокко неоднократно проходили встречи на высшем уровне в рамках Лиги арабских государств, Конференции министров иностранных дел мусульманских стран и Комитета «Аль-Кудс» (Иерусалим), на которых вырабатывалась общая позиция арабских государств. После заключения в 1993 в Осло израильско-палестинских соглашений Марокко еще больше приблизилось к заключению дипломатических отношений с Израилем и было готово осуществлять экономические инвестиции на Западном берегу р. Иордан и в зоне Газы. В 1994 в Касабланке состоялся первый экономический саммит стран Ближнего Востока, в заседаниях которого участвовал премьер-министр Израиля Ицхак Рабин.

Лелика: ЭКОНОМИКА Национальная валюта. Денежная единица Марокко, дирхам, выпускается центральным банком страны, Банк аль-Магриб, который был основан в 1959. Первая эмиссия дирхама, привязанного к курсу французского франка, произошла в 1960. С 1985 поддерживается плавающий курс дирхама по отношению к твердым валютам. Банковское дело. Принципы организации банковской системы Марокко в основном заимствованы у Франции. Государственный Банк аль-Магриб осуществляет контрольные функции над объемом денежной массы и проведением кредитной политики. Частные банки, число которых в середине 1990-х годов достигло примерно двадцати, функционируют как коммерческие и торговые банки. Важнейший из них – Коммерческий банк Марокко. Частично или полностью принадлежащие государству банки были основаны сразу после достижения Марокко независимости с целью оказания помощи отдельным секторам экономики: промышленности, сельскому хозяйству, гостиничному делу, недвижимости. Начиная с 1980-х годов были сняты все ограничения в отношении прав иностранного капитала на владение банками в Марокко, а предпринятые в 1993 реформы в сфере банковского дела поставили банки в равные условия. Для привлечения иностранного капитала в 1992 в Танжере была создана офшорная банковская зона. С середины 1990-х годов приватизации подверглись два государственных банка: Банк внешней торговли Марокко и Национальный банк экономического развития. Налоги. В 1990 косвенные налоги – таможенные пошлины, акцизы, налог на добавленную стоимость, а также гербовый и регистрационный сборы – составили 68% общей суммы налоговых поступлений, а прямые налоги – подоходный налог на юридические и физические лица – 32%. На протяжении 1990-х годов наблюдалось увеличение суммы налоговых поступлений с 51,8 млн. дирхамов в 1988 до 91,2 млн. дирхамов в 1993. Государственный бюджет Марокко на 1994 составил 111 млн. дирхамов (11,7 млрд. долл.); главные статьи расхода – оборона, сельское хозяйство и общественные работы. Рыночная реформа. Процесс либерализации и приватизации продолжается с 1986 по настоящее время. С 1986, после того как были возобновлены контакты с МВФ, правительство Марокко предприняло ряд реформ в русле рекомендуемой фондом структурной перестройки экономики. Предлагаемые меры включали сокращение как государственного, так и импортного потребления (девальвация, бюджетные ограничения), поощрение рыночных сил, частных инвестиций и увеличение объемов экспорта (либерализация торговли, ослабление кредитного и валютного контроля, приватизация государственных предприятий, дальнейшее сокращение социальных субсидий и т.п.). В 1986 правительство Марокко либерализовало экспорт плодоовощной продукции и ликвидировало государственную маркетинговую компанию. В 1989 парламент одобрил пакет приватизационных законов, в соответствии с которым на продажу выставлялись принадлежащие государству акции 116 государственных предприятий. Государство отказывалось от своей доли в горнодобывающих, промышленных, туристических, сельскохозяйственных и финансовых предприятиях и учреждениях. С 1992 государство реализовало акций на сумму 1,5 млрд. дирхамов. В 1989 началась реализация реформ в области финансов. В итоге этих мероприятий внушительная сумма внешней задолженности значительно сократилась и в 1995 составляла 15,2 млрд. долл. Однако в 1990-е годы страна перешла от иностранных заимствований к внутренним, в результате общая сумма задолженности по отношению к ВВП составила 80%. Большим подспорьем для Марокко служит внушительный поток денежных переводов от марокканцев, работающих за границей. В 1996–1997 общая сумма переводов почти покрыла дефицит торгового баланса товаров и услуг. В 1996 было зафиксировано положительное сальдо текущего счета в размере 35 млн. долл., а в 1997 страна столкнулась с проблемой дефицита в размере 87 млн. долл. Существенную роль сыграло и то обстоятельство, что в знак благодарности за участие Марокко в антииракской коалиции во время войны в Персидском заливе государства Персидского залива списали с королевства долги в размере 3,5 млрд. долл. Доля обрабатывающей промышленности в валовом внутреннем продукте (ВВП) с 1970-х по 1990-е годы увеличилась с 16,5% до 19%. Объемы экспорта с 1980 по 1995 возросли с 2,42 до 6,68 млрд. долл. Вместе с тем с 1991 по 1997 расходы на содержание правительственного аппарата увеличились по отношению к ВВП с 15,6% до 17,9%. Поскольку на протяжении 1990-х годов темпы экономического роста отставали от темпов прироста населения, реальный ВВП в пересчете на душу населения почти не изменялся (1043 долл. в 1991 и 919 долл. в 1997). Сельское хозяйство по-прежнему остается уязвимым перед засухой, которая поразила Марокко в 1995. За пятнадцать лет, прошедших с 1980, страна пережила пять засушливых сезонов. В начале 1990-х годов на долю Франции пришлись 30% общей суммы иностранных инвестиций (400 млн. долл.). Близость Северной Африки к Европе и нехватка в европейских странах в 1960–1970-х годах рабочих рук привело к превращению королевства в главного экспортера дешевой рабочей силы преимущественно во Францию, Бельгию и Нидерланды. В то же время в Марокко получил развитие туристический бизнес. В результате туризм превратился во второй по значимости источник поступления иностранной валюты (1 млрд. долл.). Третьим по значимости источником государственных поступлений в 1991 стал экспорт фосфоритов и фосфорной кислоты (800 млн. долл. США). Постепенно была расширена и модернизирована инфраструктура страны, включающая в себя порты, железные дороги, аэропорты, автомобильные дороги, систему орошения, гидроэлектростанции, гостиницы и систему коммуникаций. Позитивная в целом картина экономики Марокко нарушается начавшимся с 1950-х годов демографическим бумом и резкими перепадами уровня жизни населения в различных районах страны. Как в городах, так и в сельских районах сохраняется высокий уровень безработицы (17,5%). Большая часть трудового населения Марокко занята в теневой экономике. По подсчетам, приблизительно 60% сделок осуществляются с нарушением законодательства. Северное побережье Средиземного моря, равно как и участок южного побережья на траверзе Канарских островов являются сферой влияния контрабандистов. Значительная по масштабам торговля гашишем из северных районов Рифа положила начало незаконному сельскохозяйственному экспорту, предназначенному преимущественно для стран Европы. В начале 1990-х годов марокканские наркоторговцы занялись также переброской в Европу кокаина и других сильнодействующих наркотиков, поступающих из стран Центральной и Южной Америки. В 1995–1996 король Хасан II предпринял ряд мер по ликвидации незаконной контрабандной торговли. Одновременно правительство объявило о начале кампании по борьбе с наркоторговлей. Запасы полезных ископаемых и энергоресурсы. Доля горнодобывающей промышленности в ВВП составляет ок. 3%. Марокко является ведущим производителем фосфоритов (третье место в мире по производству и первое по экспорту, главный импортер – США). Промышленное значение имеют также месторождения железной руды, свинца, марганца, кобальта, меди, барита, фторида и цинка. Фосфориты, разрабатываемые в районе Юсуфии и Хурибги, расположенном в зоне «фосфоритного плато», отличаются очень высоким качеством, впрочем, как и фосфориты месторождения Бу-Краа на территории Западной Сахары. С 1940-х годов ведется разработка месторождений каменного угля в районе Джерада, но вследствие истощения угольных пластов объемы угледобычи постоянно снижаются. Широкомасштабная нефтегазоразведка привела к обнаружению лишь нескольких незначительных месторождений, и стране приходится восполнять внутренние потребности в нефти и природном газе за счет импортных закупок. Сазопровода Магриб – Европа по подаче газа в Испанию позволяет пользоваться богатейшими ресурсами природного газа Алжира. Тем не менее поиски нефти продолжаются, при этом особое внимание уделяется прибрежному шельфу Атлантического океана. Нефтеперерабатывающие заводы построены в Сиди-Касеме и Мохаммедии. Вырабатываемая в Марокко электроэнергия поступает как с теплоэлектростанций (работающих на каменном угле и нефти), так и с гидроэлектростанций. В 1992 на ТЭС, работающих на дорогостоящих импортных угле и нефти, а также частично на местном угле, было выработано 9,5 млрд. кВт/ч электроэнергии. До середины 1990-х годов выработка электроэнергии находилась в ведении государства, но затем иностранные компании получили разрешение строить собственные электростанции. Объем электроэнергии, производимой гидроэлектростанциями, находится в прямой зависимости от количества осадков и составляет от одной восьмой до одной десятой общего объема производительности ТЭС. Сельское хозяйство. Марокко продолжает оставаться преимущественно аграрной страной, в которой 40% трудоспособного населения занято в сельскохозяйственном производстве, дающем 25% экспортной продукции. Вместе с тем доля продукции сельского хозяйства составляет лишь незначительную часть ВВП (15% в 2002). Несмотря на успехи в развитии системы орошения, по-прежнему решающим фактором в сельскохозяйственном производстве Марокко остаются погодные условия. В традиционном сельском хозяйстве Марокко трудится ок. 90% трудоспособного сельского населения, которое обрабатывает 70% из имеющихся в стране 9,4 млн. га пахотных земель. В таких малопроизводительных хозяйствах практически не используется сельскохозяйственная техника, а полученная продукция потребляется главным образом самими производителями. У подавляющего числа марокканских земледельцев площадь земельного участка не превышает 5 га. Многие из них не владеют собственной землей и вынуждены наниматься сельскохозяйственными рабочими или же становиться издольщиками. На другом полюсе находится современный аграрный сектор с его крупными и современными хозяйствами, производящими товарную продукцию. Площадь лишь 1% сельскохозяйственных предприятий равна или превышает 50 га земли, но они дают 80% экспортной и 25% всей сельскохозяйственной продукции страны. В период 1969–1982, по мере увеличения потребностей городского населения в хлебобулочных изделиях и молочных продуктах, объем импорта продовольствия увеличился в 8 раз. За тот же период экспорт сельскохозяйственных культур, прежде всего цитрусовых, помидоров и ранних овощей, вырос вдвое. Несмотря на то, что в 1981–1992 общий объем сельскохозяйственного производства удвоился, его доля в ВВП неуклонно уменьшалась. Неблагоприятные погодные условия в 1991–1993 пагубно отразились на урожайности зерновых культур; худшие показатели наблюдались в 1980–1988, когда в Марокко свирепствовала засуха. Четыре пятых посевных площадей занимают пшеница, ячмень, бобовые и сахарная свекла. Лишь в 1980-х годах современный агропромышленный сектор обратился к широкомасштабному производству куриного мяса и яиц. Интенсивный характер приобрело скотоводство. Рыболовство. Прибрежные воды Марокко богаты рыбными ресурсами. Страна занимает ведущее место в Африке по вылову сардин, осьминогов и тунца. Крупнейшими рыболовными портами являются Агадир, Тантан и Сафи. Три четверти улова составляют сардины, которые консервируют и отправляют на экспорт. После того как с середины 1980-х годов правительство стало предоставлять значительные субсидии на развитие отрасли, национальное рыболовство вышло на новые рубежи. В 1992 улов в прибрежных водах составил 421 тыс. т, а в открытом море – 125 тыс. т. Лесное хозяйство. На протяжении 20 в. Марокко лишилось 70% лесов. Если в 1914 страна располагала 14 млн. га лесных угодий, то ныне их площадь сократилась до 4 млн. га. Леса покрывают ок. 9% поверхности королевства. В Марокко ежегодно уничтожается 30 тыс. га лесов и, хотя на площади 45 тыс. га осуществляются новые лесопосадки, принимается лишь 40–50% саженцев. В 1990 производство древесины составило 2,1 млн. куб. м. Дуб и атлантический кедр, древесина которых используется в декоративных целях и для различных поделок, произрастают в товарных лесах района Среднего Атласа и гор Риф, лесные массивы пробкового дуба в районе Гарба дают товарную пробку, остальная древесина идет на изготовление древесного угля, который широко используется населением Среднего Атласа и гор Риф для приготовления пищи. Туризм в Марокко служит вторым важнейшим источником получения валюты. В период 1987–1992 число иностранных туристов увеличилось вдвое, достигнув цифры 3,2 млн. человек; большая часть их приезжает в Марокко из Франции. Развитие туризма изменило облик Феса, Марракеша и ряда других, более мелких городов, таких, например, как Варзазат, где были построены крупные современные гостиничные комплексы. Промышленное производство. Доля промышленного производства составляет ок. 19% ВВП. Большая часть многоотраслевого промышленного сектора Марокко была создана в 1950-е годы. Меры по либерализации инвестиционной политики, изменения в международном торговом законодательстве и приватизация государственных предприятий способствовали с середины 1980-х годов притоку инвестиций, но в целом местный промышленный сектор все еще слабо развит и базируется на семейном бизнесе. Покупательная способность населения невысока, и марокканская промышленность ориентируется главным образом на выпуск экспортной продукции (преимущественно текстиля и кожаных изделий) в страны Европейского Союза. Основная промышленная база страны сосредоточена в прибрежном районе Касабланка – Кенитра. Имеются предприятия по консервированию мяса и рыбы, рафинированию сахара, мукомольные заводы. Автосборочное производство в Касабланке работает на импортируемых узлах и деталях. Автомобильные компании «Рено», «Фиат» и «Пежо» собирают в Марокко легковые автомобили, «Форд», «Вольво», «Мерседес», «Хино» и «Исудзу» – грузовики, различные компании ведут сборку автобусов. В Касабланке функционирует значительное число фармацевтических компаний. 25% промышленных рабочих заняты на предприятиях текстильной отрасли, более 80% продукции текстильных фабрик идет на экспорт, главным образом в страны Европейского Союза. Производство фосфорной кислоты и тройного суперфосфата (для химических удобрений) осуществляется в районе Сафи и Джорф-Ласфар на предприятиях государственной компании «Офис шерифьен де фосфат» (ОШФ), которая участвует также в разработке и экспорте фосфатов. В 1993 эта компания приобрела контрольный пакет акций испанской компании по производству химических удобрений. В 1984 в средиземноморском порту Надор вступил в строй сталепрокатный стан. Транспорт. Порты. Почти все товары в Марокко транспортируются морским путем. Хотя важнейшим морским портом по-прежнему остается Касабланка, по грузообороту на первое место вышла Мохаммедия, через которую в 1993 прошло 8,1 млн. т грузов, преимущественно нефти и нефтепродуктов. С 1985 началось ускоренное развитие порта Джорф-Ласфар, расположенного вблизи мест добычи фосфоритов. Другие крупные морские порты – Сафи (рыба и фосфориты), Кенитра (импорт зерновых), Танжер (имеет свободную от таможенных сборов зону), Надор и Агадир. Железнодорожный транспорт. Марокко располагает эффективной железнодорожной сетью протяженностью 1,9 тыс. км, почти полностью построенной в середине 1930-х годов. Главные железнодорожные магистрали связывают Танжер с Фесом, Касабланкой и Марракешом; от Феса железнодорожное полотно проходит в восточном направлении к Уджде и дальше к Алжиру. С 1963 сеть железных дорог находится в ведении государственного Управления по эксплуатации железных дорог. Автомобильный транспорт Марокко располагает сетью асфальтированных шоссейных дорог общей протяженностью 75,6 тыс. км. Автомобильным транспортом осуществляется 85% пассажирских и 75; грузовых (без фосфатов) наземных перевозок. Воздушное сообщение. Самолеты национальной авиакомпании «Руаяль Эр-Марок», выполняющей внутренние перевозки под названием «Руаяль Эр Интер», осуществляют рейсовое сообщение между главными городами королевства. Важнейший аэропорт находится в Касабланке; помимо него, Марокко располагает десятью другими крупными аэропортами, из которых пять имеют международное значение. В 1998 правительство Марокко обсуждало вопрос о приватизации авиатранспорта. Внешняя торговля. В 1992 на страны Европейского Союза пришлось 64% экспорта из Марокко, а импорт из этих стран составил 54%. Во внешней торговле Марокко почти не присутствуют другие страны Магриба. Поставки нефти из арабских государств, прежде всего Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Кувейта, составили 13,4% всего импорта страны. Несмотря на то обстоятельство, что в последнее время экспорт Марокко значительно возрос как по стоимости, так и по объему, страна продолжает страдать от хронического дефицита торгового баланса. В период 1987–1992 сумма марокканского экспорта выросла на 44% и увеличилась в стоимостном выражении с 2,7 до 3,9 млрд. долл. США, сумма импорта возросла с 3,8 до 6,7 млрд. долл. Неблагополучное состояние внешней торговли Марокко можно объяснить высокой стоимостью импортируемой нефти, зависимостью страны в получении твердой валюты от туризма, экспорта продовольствия и фосфоритов. Объемы экспорта продовольствия находятся в прямой зависимости от погодных условий, мировые цены на фосфориты уже долгое время не поднимались, а что касается посещения Марокко туристами, то их численность напрямую зависит от состояния экономики европейских стран и таких международных событий, как, например, война в зоне Персидского залива. Тем не менее 2,2 млрд. долл., поступивших в 1992 в виде денежных переводов, позволили с учетом иностранных инвестиций свести годовой баланс с положительным сальдо 0,9 млрд. долл.

Лелика: КУЛЬТУРА Образование. В соответствии с традициями ислама программа школьного обучения в доколониальный период включала в себя преимущественно изучение религии, а также философии и географии. Основу составляло заучивание наизусть Корана и жизнеописания (т.н. хадисы) пророка Мухаммеда. Курс исламского образования начинался в соседней школе под руководством скромного наставника-факиха и мог завершиться в основанном в 859 университете Карауин в Фесе. Программа современного образования в Марокко рассчитана на пять лет обучения в начальной школе, четыре года – в средней и три – в высшей школе. Кульминация учебного процесса – сдача государственных экзаменов, аналогичных экзаменам на степень бакалавра во французских учебных заведениях. Первые четыре года преподавание в школах ведется исключительно на арабском языке, в средней школе используются арабский и французский. Что касается языка обучения в высшей школе, то его выбор зависит от конкретного изучаемого предмета. Программы обучения разрабатываются министерством образования. Обучение в государственных университетах ведется на французском языке, что требует дополнительных усилий со стороны студентов, поскольку в средних школах преподавание ведется на арабском. В период 1970–1990-х годов уровень грамотности в Марокко достиг 50%. В 1990 начальную школу посещали 2,1 млн. детей соответствующего возраста. В 1970–1980-х годах в стране наблюдалось расширение системы университетского образования. С 1975 по 1989 количество студентов, обучающихся в университетах, увеличилось с 35 тыс. до 206 тыс. человек. Ведущим учебным заведением в системе высшей школы является университет им. Мухаммеда V в Рабате. На фоне недостаточного финансирования высших учебных заведений с 1985 в стране функционирует система профессиональных колледжей и частных школ, обучающих бизнесу, управлению производством и работе на компьютере. В середине 1990-х годов распахнул свои двери университет Аль-Ахавайн, созданный в районе Атласских гор (г.Азру), который сразу же завоевал популярность среди молодежи. Финансирование университета осуществляют королевские дома Марокко и Саудовской Аравии. Литература. Марокканская литературная традиция восходит к начальному периоду арабизации страны, созданию городов и распространению достижений исламской цивилизации. Вероятно, самым знаменитым из первых марокканских авторов был Ибн Баттута. Он родился в 1304 в Танжере и провел свою жизнь, странствуя по многим странам, от Мали до Индии и Китая. В 1356 Ибн Батута завершил работу над книгой своих путешествий. В современной литературе Марокко находят свое отражение главные проблемы 20 в.: национально-освободительное движение, сохранение традиционных культур, исламские духовные ценности. С одной стороны, марокканская литературная традиция составляет часть литературы Ближнего Востока и Франции, с другой – вполне своеобразна. К 1990 в стране было издано около 100 литературных работ, видное место среди которых занимают автобиографии и труды, связанные с исследованием социальных проблем марокканского общества. Среди авторов, пишущих на арабском языке, заслуживают упоминания Мухаммед Зефзаф и Абдаллах Ларуи. Огромное впечатление на читательскую аудиторию Марокко произвела вышедшая в 1954 на французском языке повесть Дриса Шрайби Прошедшее время, в которой содержится критика патриархального общества. Абд аль-Кабир Хатиби затрагивает животрепещущие социальные вопросы в книге своих мемуаров Татуированная память и в Рабатском триптихе. Тахар Бенджеллун, который родился в Фесе и живет во Франции, завоевал международное признание своими произведениями на французском языке. Его повесть Призрачное дитя была переведена на 15 языков, а Святая ночь в 1987 была удостоена высшей литературной награды Франции – премии им. Гонкуров. Устная традиция. В стране бережно сохраняется традиция рассказывания сказок, историй и т.п. Эта традиция особенно живуча среди берберских женщин, известных своим умением образно пересказывать сказания, а также местные или чужие мифы. Кинематография. В 1970 марокканский режиссер Хамид Беннани снял первый полнометражный игровой художественный фильм Уичма (Следы). С тех пор вышел ряд интересных фильмов, среди которых заслуживают упоминания работы Сухайла Бен Барки Тысяча и одна рука (1972) и Фариды Бенльязид Дорога в небо (1988). Музыка. Классической для Марокко считается музыка андалусского происхождения, которая попеременно исполняется в оркестровом и вокальном варианте, когда музыканты аккомпанируют сами себе. Музыкальный инструментарий включает традиционные для Марокко арабские инструменты: барабан-тамбур, ребаб (1–2-струнный смычковый), уд (арабская лютня), най (флейта) и канун (цитра). На свадьбах и во время праздников чаще всего исполняется марокканская музыка шейхат. Музыка стиля рай, которая в 1980-е годы пришла из Алжира, представляет собой современную музыку, которая исполняется на традиционных североафриканских музыкальных инструментах, а также на медных и электронных инструментах. Одной из самых популярных в Марокко групп, исполняющих музыку рай, является группа братьев Уджди Бушнак. Кухня. На кухню Марокко оказали влияние многие культуры, включая арабскую, еврейскую и французскую. Кухня Марокко это баланс простоты и декаданса, зависящий от сезона. Популярна баранина, говядина, курица и верблюжатина. Основной источник углеводов - кускус, хлеба, рис и бобовые, также как и огромно употребление корневых овощей, зелени и сезонных фруктов. Блюда в Марокканской кухне готовятся медленно и аккуратно, их приправляют специями (за частую очень сильно) и свежими травами. Насколько страна полна контрастов, так и ее национальная кухня, поэтому в одном блюде часто встречаются и сладкое, и соленое, и острое. Мясные блюда часто приправляют сухофруктами или свежими фруктами, в популярные национальные блюда входит таджин с мясом и айвой (tagin - так называются как кастрюля, так и способ приготовления блюда), баранина с финиками, курагой или черносливом, и баранина с кедровыми орешками и изюмом. На стол подается удивительное изобилие блюд, и обычай требует, чтобы гости подчеркнуто получали удовольствие от еды. На традиционном обеде не положено подавать на стол столовые приборы и все должны есть с помощью большого, указательного и среднего пальцев правой руки. В начале обеда часто подают чашу с горячей водой с легким ароматом розовой воды для мытья рук. Иногда сначала подают суп; марокканские традиционные супы очень густые и сытные. Харира (harira) - суп из баранины с кориандром и бобами, который подают первым по окончанию поста Рамадан и чорба (chorba) - слегка-пряный куриный бульон. Также в начале трапезы подают запеченное мясо, часто баранину. Пастилла (pastilla) - традиционное блюдо для больших праздников, например, для свадьбы или для встречи важного гостя. Это сложное блюдо состоит из мяса голубей, яиц, отваренных вкрутую и миндаля, проложенных между слоями традиционного очень тонкого марокканского теста, ouarka. Сверху блюдо посыпают большим количеством сахарной пудры и, иногда, корицы. Говорят, что чем больше слоев мяса и теста в пастилле, тем выше ценится гость. Часто в начале обеда подают традиционный сезонный таджин, например, таджин из говядины, изюма и кедровых орешков. Кускус обычно подают в конце обеда, но в неформальной обстановке его подают на гарнир к таджину. Кускус - это зернышки манной крупы - один из основных ингредиентов марокканской кухни. Зернышки обваливаются в оливковом масле, затем разбавляются жидкостью из тажина и готовятся на пару - в итоге получается рассыпчатый и ароматный кускус. Это блюдо всегда подают горячим - идея использовать кускус холодным популярна только за границей. Во время обеда по кругу передают домашний хлеб, ксра (ksra) с маленькими вазочками соли и тмина. Завершают обед сезонные фрукты и сладкие пирожки с начинками, включая мед, орехи, корицу, кунжут и семена фенхеля. Подают сладкий мятный чай, готовящийся из зеленого чая со свежей мятой и большим количеством сахара - прекрасное средство для улучшения пищеварения в конце обильной трапезы. Хотя Марокко производит вино, мусульманская культура запрещает употребление алкоголя, поэтому его редко подают за обедом. Миндальное печенье и filo - просто превосходны. Повсюду вам подадут сладкий чай с мятой в идеально чистом стекляном стакане. Также очень освежают соки фреш и коктейли из авокадо и миндаля. Пиво и вино обычно доступны в гостиницах и ресторанах, которые во всем стараются угодить иностранным посетителям. Потребление алкоголя в общетсвенных местах крайне нежелательно и иногда даже запрещено. Чаевые в ресторанах и кафе - 10 %. Средства массовой информации. До 1980-х годов министерство внутренних дел и информации осуществляло цензуру над всеми национальными средствами массовой информации – радио, телевидением, газетами и журналами. В Марокко свободно продавались иностранные газеты и журналы, однако распространение некоторых выпусков зарубежной прессы порой ограничивалось. Несмотря на то, что такая ситуация продолжает сохраняться и в 1990-х годах, в целом благодаря расширению информационной базы средства массовой информации стали более открытыми. Цензура запрещает публикацию некоторых материалов, однако не препятствует изданию газет и журналов. Правительство страны издает две ежедневные газеты на французском («Матен де Саара» («Утро Сахары») тиражом 100 тыс. экз. и «Марок суар» («Вечернее Марокко») тиражом 30 тыс.) и одну – на арабском языке; свои ежедневные газеты издают некоторые оппозиционные партии. Самый большой тираж в Марокко имеет печатный орган Социалистического союза народных сил (ССНС) газета «Аль-Иттихад аль-Иштираки» («Социалистический союз»). Другие важные оппозиционные издания – ежедневные газеты «Опиньон» (60 тыс. экз.) и «Аль-Алям» («Знамя», 100 тыс. экз.), издаваемые партией Истикляль. Влиятельные экономические журналы Марокко «Ви экономик» («Экономическая жизнь») и «Экономист» издаются в Касабланке. Большую читательскую аудиторию имеет ряд еженедельников, самым читаемым из них является «Марок Эбдо» («Марокко за неделю»). Радио. Ведущей компанией является Марокканское радиовещание и телевидение (РТМ), впервые вышедшее в эфир в 1931. РТМ ведет вещание на три разные аудитории: зарубежную, арабскую и берберскую. Программы на берберском языке ведутся из Бени-Меллаля. В 1996 население Марокко располагало 5,9 млн. радиоприемников. Кроме того, продолжает вещание радиостанция «Голос Америки» из Танжера. Телевидение. Показ первых телевизионных программ относится к 1952, к периоду французского протектората. В 1962 был издан указ о национализации системы телевидения. Государственная телевизионная компания Марокканское радиовещание и телевидение (РТМ) ведет ежедневную программу на двух телевизионных каналах. Телепередачи ведутся на арабском и французском языках с новостными вставками на берберском, а также отдельно на французском и берберском языках. В 1986 вступил в строй второй национальный телеканал, а в 1989 – частный кабельный канал 2М, принадлежащий королевской холдинговой кампании ОНА. В середине 1990-х годов кабельный канал 2М столкнулся с серьезными финансовыми проблемами и перешел в собственность государства. Из имеющихся в Марокко 2,1 млн. телевизоров небольшая, но постоянно увеличивающаяся часть принимает спутниковые программы. С 1994 программа вечерних новостей ведется не только на арабском и французском, но и на берберском языке.

Лелика: ИСТОРИЯ Первобытное общество и финикийская колонизация. В VII тысячелетии до н.э., вслед за приходом на Ближний Восток неолита мигранты из района Восточного Средиземноморья освоили Северную Африку. Пришельцы принесли сюда свой язык и технологию неолита; к 4000 до н.э. технологические приемы неолита прочно вошли в жизнь населения Северо-Западной Африки. Постепенно древнее население стало переходить от охоты и собирательства к земледелию. Многочисленные наскальные изображения, обнаруженные на территории Марокко, свидетельствуют о богатстве и разнообразии дикого животного мира тех времен. Древние жители Северо-Западной Африки знали гончарное дело и умели ткать пряжу из шерсти одомашненных овец и коз. Все эти данные позволяют в общих чертах представить происхождение берберского населения. Изначально территория Северной Африки была заселена светлокожими скотоводами и земледельцами. Много позже, в I тысячелетии до н.э., финикийцы из района Тира стали расселяться вдоль североафриканского побережья. Автохтонное население, проживавшее рядом с поселениями финикийцев, синтезировало собственную культуру с культурой переселенцев; лингвистическим результатом этого процесса стало возникновение берберского языка. Таким образом, вероятно, что автохтонным населением Северной Африки являются берберы, а современный берберский язык возник в результате слияния финикийского языка с ныне утерянным языком древних берберов. На протяжении всей истории Северной Африки они противостояли любому чужеземному вторжению; глубинные районы региона и прежде всего центр современной территории Марокко всегда оставались под контролем берберов. Начиная с 8 в. они перешли в ислам и на протяжении двух первых столетий утверждения в Северной Африке исламского общества являлись сторонниками ислама шиитского толка. Первые письменные свидетельства о Марокко относятся приблизительно к 1000 до н.э., когда финикийцы из района современного Ливана основали свою колонию в Рош-Адире (совр. Мелилья). Основателями этой исторической традиции, где подлинные исторические факты соседствовали с вымыслом, были греки. Так, в Одиссее Гомер упоминает остров Калипсо, который, судя по всему, находился вблизи Танжера. Похоже, что под Геркулесовыми столбами, которые являются воротами в Средиземное море, подразумевались две вершины по обеим сторонам Гибралтарского пролива – гора Муса вблизи Танжера и сам Гибралтар. Наследники финикийцев – карфагеняне основали на атлантическом побережье Марокко собственные города в Танжере, Лараше (совр. Эль-Араиш); самым южным из них была Эс-Сувейра. Надписи на карфагенском языке обнаружены на территории Волюбилиса, столицы римской провинции в западной части Северной Африки. Марокко под властью римлян, вандалов и византийцев. Будучи провинцией Римской империи, Северо-Западная Африка первоначально называлась Мавретанией. Она включала в себя северные районы современного Марокко и западную часть современного Алжира; судя по всему, столицей Мавретании был современный алжирский город Оран. В своем стремлении укрепить связь с Римом король Мавретании Юба II женился на дочери Марка Антония и Клеопатры Селене. В 40 н.э. их сын Птолемей был умерщвлен по приказу римского императора Клавдия. После этого Мавретания была разделена на две части, и новая римская провинция Мавретания Тингитанская, названная так по имени Тингиса, современного Танжера, включила в себя большую часть севера современной территории Марокко. Новая провинция простиралась в южном направлении вплоть до Рабата, а ее столицей стал Волюбилис, находившийся к северу от современного Мекнеса. В 69 Мавретания Тингитанская попала под управление губернаторов из Бетики (Андалусия). В 172 мавры захватили большую часть территории Испании, откуда они были затем вытеснены будущим императором Септимием Севером, уроженцем ливийского местечка Лептис-Магна. В 285 римский император Диоклетиан вывел войска из южной части провинции. Присутствие в Северо-Западной Африке того времени крупной общины христиан привело к созданию в стране четырех епископств. В 429 на пути из Испании на восток в Сеуте высадились вандалы. В следующем столетии власть над северным Марокко перешла к Византии, и в конце 7 в. Сеута управлялась ставленником византийцев местным губернатором патрицием Юлианом. Арабское завоевание. В 682 до Марокко докатилась первая волна арабской конницы, направленной на завоевание новых территорий халифами Дамаска из династии Омейядов. После приведения к покорности губернатора Юлиана арабский военачальник Окба ибн Нафи двинул свои войска на Сус. В начале 8 в. другой арабский военачальник Муса ибн Нусейр установил свою власть над населением сахарских оазисов. В 711 его военачальник Тарик бен Зийяд захватил остров, который с тех пор носит его имя (Джебель Тарик, буквально гора Тарика – Гибралтар), и вторгся на юг Испании, где в 713 разбил армию вестготов. В 8 в. среди берберских племен получило распространение учение хариджитского направления в исламе, проповедующего эгалитаризм и пуританизм. Берберы разгромили арабских завоевателей во многих областях Северной Африки. Номинально подчиняясь Аббасидскому халифату со столицей в Багдаде, берберы тем не менее оказывали гостеприимство арабским шерифам (шурафа), которые претендовали на родственную связь с пророком Мухаммедом. Среди них оказался и некий Идрис, который бежал от преследований на востоке в тот период, когда Аббасиды разгромили Омейядскую династию халифов (661–750) и перенесли столицу из Дамаска в Багдад. В 788 Идрис основал небольшой арабский эмират с центром в бывшей столице римской провинции Волюбилисе. Идрис внезапно умер в 792; предполагают, что он был отравлен эмиссаром халифа Харуна ар-Рашида из династии Аббасидов, подданным которого он являлся до своего появления в Марокко. Его сын эмир Идрис II (792–828) перенес столицу государства в город Фес. На протяжении веков этот город служил центром исламской и арабской культуры. Таким образом, в наследство от династии Идрисидов Марокко достались столица, традиции и национальные святые – покровители страны Идрис I и Идрис II. Правление Альморавидов и Альмохадов. Нет оснований утверждать о существовании до 11 в. независимого марокканского королевства в его современных границах. Процесс объединения страны был осуществлен берберами-санхаджа, которые пришли в Марокко из Сегиет аль-Хамра на территории современной Мавритании. Берберы санхаджа и лгамтуна, как и их эмир Юсуф ибн Ташфин, вели аскетический образ жизни и были известны либо под названием «аль-муталасса мун» (от арабского слова «лисам» – покрывало, которым они обычно прикрывали нижнюю часть лица), или «аль-мурабитун» (воины границы, от араб. «рибат» – разновидность крепости). Это название вошло в европейские языки как Альморавиды (1056–1146). Юсуф ибн Ташфин распространил свою власть на территории всей Северной Африки вплоть до Алжира, а также в мусульманской части Испании, где в 1086 в битве при Заллаке вблизи г. Бадахоса берберы нанесли сокрушительное поражение королю Леона и Кастилии Альфонсу VI. Джихад Альморавидов в южном направлении, в глубь Африки, возглавил Абу Бакр бен Умар аль-Ламтуни, двоюродный брат Ибн Ташфина. В 1070 он основал Марракеш. В 12 в. после продолжительной междоусобной борьбы власть в Марокко от династии Альморавидов переходит к династии Альмохадов (1122–1269), или аль-муваххидун, что в переводе означает «те, кто отстаивает единство бога». Основатель династии Абдаллах бен Тумарт выступал с критикой излишеств, которые он наблюдал во время посещения Марракеша, и был глубоко убежден в вырождении династии Альморавидов. Альмохады резко отличались от своих предшественников. Они проповедовали веру в махди, посланника Аллаха, который появится на земле в самом конце света. При Альмохадах большое развитие получил суфизм; проповедники мистицизма распространяли свое учение в традициях своих духовных наставников, таких, как аль-Газали из Багдада. Альмохады сумели расширить пределы марокканского государства и распространить свою власть не только на мусульманскую часть Испании, но и на всю Северную Африку, включая Тунис, откуда им удалось изгнать норманнов, которые к тому времени захватили ряд портов на побережье. В первые годы своего правления Альмохады в битве при Аларкосе (1195) одержали крупную победу над испанцами-христианами. Спустя 17 лет, в 1212, султан из династии Альмохадов Мухаммед ан-Насир был наголову разбит испанцами в битве при Лас-Навас-де-Толосе. К 1275 империя Альмохадов в Северной Африке распалась на три государства, к этому времени мусульмане потеряли всю территорию Испании, за исключением эмирата Гранада. Третья берберская династия – Меринидов (1258–1358) возникла на западе Северной Африки. Их военная помощь испанским мусульманам позволила султану Гранады сохранить свои владения. Тем не менее Мериниды не сумели удержаться на Иберийском полуострове, и Насридская династия султанов Гранады все чаще стала вмешиваться в их внутренние дела. В период расцвета Феса и Марракеша (1372–1415) султан Мохаммед V Насрид возвел на султанский престол двух своих ставленников. Перед лицом угрозы их власти со стороны Хафсидов (восточная часть Северной Африки) и Абдельвалидов (Тлемсен, терр. совр. Алжира)) они не имели возможности расширить территорию своих владений за пределы Атласа и Рифа в Марокко. При Меринидах продолжался процесс распространения суфизма в виде религиозных братств и обителей – завий. Богословская традиция в суфизме (Кадирийя и Шазилийя) постепенно была вытеснена суфизмом, который черпал силы в народных ритуалах и проповедях мурабитов, местных мусульманских «святых». С 15 в. суфийские завийи превратились в центры борьбы против христианства и европейского влияния. Период правления трех берберских династий – Альморавидов, Альмохадов и Меринидов стал золотым веком развития берберской архитектуры. Напоминанием о тех временах служат великолепные мечети, минареты и ворота, сооруженные при Альмохадах в Атласе, Марракеше и Рабате, и здания медресе, религиозных школ, которые были построены в Фесе в правление Меринидов. Создателями этих зданий были архитекторы-мусульмане из Андалусии – марроканские правители быстро перенимали культуру соседних регионов мусульманского мира, и многие испанские мастера и ремесленники творили в городах Марокко. Все три наиболее величественных минарета Марокко и Испании – минарет мечети аль-Кутубия в Марракеше, минарет «Башня Хасана» в Рабате и Ла-Хиральда в Севилье – были созданы одним и тем же архитектором-мусульманином из Испании. В результате внутренних смут, которые наступили после падения династии Меринидов, территория Марокко была разделена на султанаты Фес и Марракеш (или Марокко, поскольку именно так европейцы произносили название «Марракеш»). На этот период пришлось падение в 1492 Гранады, что повлекло за собой новый поток беженцев с Пиренейского полуострова и захват португальцами и испанцами некоторых портов на побережье Марокко. Династия Саадидов. Государственная мощь Марокко была восстановлена в период правления арабской династии Саадидов, состоявшей из шерифов, т.е. потомков пророка Мухаммеда. Они пришли из района долины Дра на юге страны и в 1540 захватили Марракеш, а в 1549 – Фес. К 1578 правители этой династии отбили у португальцев порты Агадир, Сафи и Азземур. В руках португальцев оставались Танжер и Сеута, а испанцы продолжали владеть Мелильей. В 1578 саадидский султан Абд аль-Малик одержал над португальцами победу в знаменитой «битве трех королей» при Эль-Ксар-эль-Кебире. В этом сражении погибли сам Абд аль-Малик, португальский король Себастиан и его союзник, смещенный с престола султан Мухаммед аль-Мутаваккиль («Черный король» в европейских хрониках). Новым султаном Марокко был провозглашен брат Абд аль-Малика Мулай Ахмед аль-Мансур по прозвищу Золотой (1578–1603). Этот выдающийся правитель из династии Саадидов не только успешно отбил все атаки турок на восточные рубежи государства, но также направил на юг военную экспедицию с целью захвата Томбукту, столицы богатого золотом Сонгайского государства. Успешный военный поход завершился разгромом сонгаев, и на 50 лет правители Марокко установили протекторат над областью северной излучины р. Нигер. Кроме того, Ахмед ал-Мансур получил контроль над караванным маршрутом, по которому золото из районов Западной Африки доставлялось в северные арабские государства. Именно тогда он и получил прозвище аз-Захаби – Золотой. К этому же периоду относится начало возделывания сахарного тростника в районе Суса, и вскоре Марокко превратилось в одного из главных поставщиков сахара в Англию и другие государства Западной Европы. В 17 в. династия Саадидов вступает в полосу упадка. В районах Тетуана и Сале изгнанные из Испании мавры занялись пиратством и стали нападать на испанские и другие европейские корабли. В Сале пираты создали некое подобие автономной республики. В районе Сахары от Марокко отделились владения Сонгай и Томбукту. Постепенно Марокко утеряло контроль над золотыми копями в районе Судана. Пиратское «государство» в Сале было ликвидировано правителями из династии Алауитов, которые попытались укрепить в этом районе свою власть. Династия Алауитов. После столетнего периода правления султанов из династии Саадидов в 1649 управление Марокко перешло к династии Алауитов, которая до сих пор находится у власти в стране. Алауиты, которые пришли из Тафилалета, относились к знатному шерифскому роду. Первый представитель династии Мулай, Мухаммед аль-Шериф, утвердился в Фесе в 1650, но Марракеш был захвачен в 1668 его преемником Мулай Рашидом. На протяжении 55 лет (1672–1727) страной управлял султан Мулай Исмаил. Находясь у власти, он создал военный и административный аппарат управления, основал новую столицу в Мекнесе, на короткое время восстановил свою власть над Сахарой и заметно расширил отношения с европейскими державами. Его отношения с торговцами-фаси и алимами-богословами оставались натянутыми, поскольку и те и другие периодически отказывались признавать его власть и выплачивать налоги. В 1708 городские алимы под угрозой ареста и конфискации собственности были вынуждены признать сформированную Исмаилом армию абид (рабов). В 1720 Мулай Исмаил, стремясь пополнить казну, захватил город Фес и реквизировал там значительные средства. Внук Мулай Исмаила Сиди Мухаммед ибн Абдаллах (1757–1790) взошел на трон после того, как армия абид, слабо управляемая и всегда готовая к грабежам, уже в течение 30 лет контролировала действия правящей династии. В попытке уменьшить степень контроля абид отец Сиди Мухаммеда Мулай Абдаллах (1727–1757) укрепил связи с арабским племенным армейским корпусом удайя и с несколькими берберскими племенами. Когда Сиди Мухаммед бен Абдаллах сменил свой губернаторский пост в Марракеше на трон султана, он привел воинский контингент, при помощи которого намеревался реорганизовать армию абид. В 1760–1770 он подчинил себе удайя Феса, а позднее распустил непокорных абидов. Сиди Мухаммед ибн Абдаллах отнял у португальцев Мазаган (Эль-Джадиду) и в 1765 основал порт Могадор (Эс-Сувейру). Развивая морскую торговлю, он получал доход от таможенных пошлин и сборов за предоставление прав монопольной торговли. Сиди Мухаммед ибн Абдаллах оказался первым главой государства, признавшим независимость США. Во время осады Гибралтара (1779–1783) султан Мухаммед почувствовал себя уязвленным нежеланием англичан прислушаться к его рекомендациям, в результате чего он оказал помощь испанцам, удалив с территории своих владений британского консула и 108 других подданных британской короны, которые снабжали гибралтарский гарнизон разведывательной информацией. Иностранное вмешательство в 19 в. После того как Сиди Мухаммед ибн Абдаллах умер в 1790, Марокко столкнулось с проблемой политического вакуума в период правления сына скончавшегося правителя Мулай Слимана, который в 1819 потерпел военное поражение от берберского союза племен айт умалу. Хотя новому султану с помощью европейцев и удалось вернуть северные районы Марокко, он окончательно укрепил свой авторитет благодаря действиям алимов Феса, которые в 1820 вначале считали его неспособным правителем, но затем, за несколько месяцев до смерти Мулай Слимана в 1822, признали его власть. На смертном одре Мулай Слиман обратился с письмом к алимам Феса, в котором сообщил о желании вверить будущее Алауитского султаната и своего племянника Мулая Абд ар-Рахмана в руки общины Феса. Бунт 1820 против губернатора Феса возвестил о нарождении торговой буржуазии, которая с тех пор заняла более видное место в экономической и политической жизни страны. Многие буржуа были выходцами из бывших еврейских общин, принявшими ислам. Во времена правления Мулай Слимана был запрещен экспорт товаров из Марокко, а на импорт наложена пошлина в 50% от стоимости товаров. Деятельность европейских торговцев и посредников, как правило, ограничивалась пределами королевских портов. Слабость марокканской государственности наглядно проявилась после захвата французами в 1830 Алжира. Тогда сначала провинция Тлемсен (совр. терр. Алжира), а затем и лидер алжирского сопротивления эмир Абд аль-Кадер заявили о своем вассалитете султану Марокко Мулай Абд ар-Рахману (1822–1859). Однако под давлением французов султан был вынужден отказать населению Тлемсена в покровительстве. В 1844, когда он все же решился отправить марокканскую армию на помощь Абд аль-Кадеру, французы подвергли бомбардировке Танжер и Могадор и в сражении на берегу р. Исли на границе с Алжиром разгромили армию султана. Поражение вынудило Мулай Абд ар-Рахмана отказаться от поддержки алжирцев. Стремясь помешать проникновению французов с востока, Мулай Абд ар-Рахман заручился поддержкой Великобритании. Угроза европейского вмешательства побудила султана инициировать ряд реформ. Под давлением британского консула Джона Хея султан подписал договор о торговых преференциях, который открыл двери страны для импорта тканей и манчестерского хлопка, ввозимого из Гибралтара. Эта политика пользовалась поддержкой султана и торговой элиты Феса. Вместе с тем на султана, предоставившего торговые преференции Великобритании, оказывалось давление со стороны других европейских стран, которые требовали аналогичных привилегий. Импорт в страну готовых товаров европейского производства нарушил устоявшиеся как в городах, так и в деревнях традиции потребления, особенно пострадали ремесленники Феса. Спрос превышал предложение, что привело к падению цен. В результате в последние десятилетия 19 в. Марокко вступило в полосу экономического кризиса. В годы правления следующего султана Сиди Мухаммеда ибн Абд ар-Рахмана (1859–1873) возник конфликт по вопросу границ Сеуты, которая от Португалии перешла к Испании. В конечном счете разногласия привели в 1860 к вторжению испанцев на территорию Марокко и захвату Тетуана. Хотя вмешательство Великобритании и предотвратило попытку захвата ими Танжера, испанцы потребовали значительную компенсацию и предоставление в «бессрочное владение» части атлантического побережья Марокко, где в 15 в. Испании принадлежали рыболовные промыслы. Хотя до 1934 Испания так и не стала осваивать эту территорию, сам факт ее прав на нее привел к созданию испанского анклава Ифни в пределах Марокко. Лишь в 1969 территория анклава вошла в состав марокканского королевства. Поражение султана Сиди Мухаммеда бен Абд ар-Рахмана от испанцев вызвало восстание сельской части населения Марокко. Султан Мулай Хасан I (1873–1894), честолюбивый правитель-реформатор, стремился модернизировать экономику и армию и в то же время приостановить проникновение европейцев. Пытаясь уменьшить зависимость Марокко от какой-либо одной европейской страны, Хасан I в 1880-е годы предложил провести конференцию в Мадриде. На конференции так и не удалось договориться по главным вопросам: уменьшению бремени дипломатической защиты европейцев и освобождению их от уплаты подоходного налога от торговой и сельскохозяйственной деятельности. После смерти Мулай Хасана I в 1894 на трон взошел его младший сын Мулай Абд аль-Азиз (1894–1908). В 1904 Абд аль-Азиз получил от консорциума во главе с финансовой группой «Париба» заем в размере 62,5 млн. франков на невыгодных для Марокко условиях. Банки-кредиторы получали право не только на получение суммы всех государственных таможенных пошлин, но и на вмешательство в финансовые дела страны. В 1905 во время визита в Танжер кайзер Германии Вильгельм II заявил о намерениях Германии защитить свои интересы в Марокко. Кроме того, он призвал к проведению международной конференции по Марокко с участием всех заинтересованных сторон. В ходе конференции, проведенной в испанском городе Альхесирасе в 1906, представители европейских держав договорились юридически оформить права Франции и Испании в области финансов и внутренней безопасности на территории принадлежавших им владений – испанской северной и французской южной части Марокко. По заключенному на конференции Альхесирасскому договору, Франции предоставлялось право на контрольный пакет создаваемого нового Центрального банка Марокко. На территории Танжера была создана международная зона под управлением международной администрации, подотчетной Франции, Испании, султану Марокко и местному дипломатическому корпусу. Абд аль-Азизу ничего не оставалось, как признать условия этого договора. В 1907–1911 французы и испанцы усиливали свое присутствие в Марокко, укрепляя тем самым внутреннюю оппозицию правительству страны. В 1907 одна из строительных компаний финансовой группы «Париба» приступила к сооружению порта в Касабланке. В ходе работ в районе мусульманского кладбища начались волнения среди местного населения. После того как к горожанам присоединились местные племена, французы приняли решение подвергнуть район порта бомбардировке. Вскоре в Касабланку было направлен вооруженный контингент в составе 3 тыс. французских и 500 испанских солдат. Французские части двинулись к югу от Касабланки в район Шавийя, место проживания восставших племен. Губернатор Марракеша Абд аль-Хафид, брат султана Марокко, объединил свои силы с берберским племенем глави и арабским племенем рехамна. Потерпев неудачу в борьбе с Абд аль-Хафидом, султан отошел от политических дел. В 1909 под давлением французов новый султан Абд аль-Хафиз был вынужден признать условия Альхесирасского договора. В 1912 султану Абд аль-Хафиду ничего не оставалось, как подписать Фесский договор, предусматривавший превращение Марокко во французский протекторат. Сам Абд аль-Хафид отрекся от трона в пользу своего брата Мулай Юсуфа (1912–1927). Марокко под протекторатом Франции. На протяжении последующих сорока четырех лет подавляющая часть территории Марокко находилась под управлением Франции, приблизительно десятая ее часть на севере – под управлением Испании, которой, кроме того, принадлежали территории на крайнем юге в районе Сахары. Город Танжер был объявлен международной зоной под управлением международной администрации. В 1920-е годы европейские колонизаторы столкнулись с широкомасштабным восстанием рифских горцев во главе с Мухаммедом Абд аль-Керимом аль-Хаттаби, вождем берберского племени бану уриагель. Французам и испанцам понадобилась 250-тысячная армия, чтобы подавить это восстание. Французской и испанской армиями командовали соответственно испанский диктатор Примо де Ривера и маршал Франции Анри Петен. После разгрома восстания отдельные вооруженные отряды повстанцев продолжали действовать в районе Атласа и Антиатласа вплоть до 1934. Борьба за независимость Марокко. В широком смысле движение за независимость Марокко включало в себя сельскую Освободительную армию, городских рабочих, организованных вокруг Марокканского союза труда (МСТ), организацию «Черный полумесяц» и группу городских интеллектуалов. В 1944 была сформирована партия Истикляль (Независимость), опубликовавшая «Манифест о независимости». Первичные ячейки партии создавались по всей стране, включая города Касабланку, Фес, Рабат, Сале, Уджду, Марракеш. Все силы Марокко сплотились вокруг султана Сиди Мухаммеда V, который взошел на трон в возрасте шестнадцати лет в 1927. Мухаммед V оказался незаурядной личностью и прирожденным дипломатом. В 1943, еще до опубликования Манифеста, он призвал к координации действий. В 1953 под давлением французов Мухаммед V был смещен с престола, после чего у кормила государственной власти оказалась послушная колониальной администрации сельская знать. Годы изгнания королевское семейство провело на Мадагаскаре. Когда в 1955 Мухаммед V вернулся на родину, королевский двор сразу же превратился в центр национально-освободительного движения. Марокко обрело независимость в марте 1956. Современное Марокко. В течение первых трех лет независимого развития марокканское руководство смогло объединить три бывшие оккупационных зоны, отличавшиеся системой административного управления, образования, характером экономики и языком. Вместе с тем правительство молодого независимого государства столкнулось с проблемами, вытекающими из необходимости выбора пути дальнейшего развития. Попытки Марокко уменьшить свою зависимость от иностранных специалистов и иностранного капитала оказались малорезультативными, и страна оставалась в сильной зависимости от финансовой помощи Франции, французской промышленности и французских квалифицированных трудовых ресурсов. Отсутствие подлинной национальной независимости усиливало протест среди националистически настроенных элементов марокканского общества, прежде всего среди их городской части и салафистов, королевского окружения и сельских повстанцев в районе Рифа и юга страны, которые и после обретения Марокко независимости продолжали бороться с сохраняющимися рудиментами колониальных времен. После ухода Франции в стране еще не до конца оформились и окрепли современные конституционные институты, и среди политической элиты разгорелись споры о форме и характере политической власти в стране. С обретением Марокко независимости король вернулся к абсолютистской форме правления. В этой ситуации перед ним стояла непростая задача правильно использовать доставшуюся в наследство французскую бюрократическую систему. Неоднородность общества и слабость государства не позволяли надеяться на немедленное введение парламентской формы правления. На протяжении последующих лет королевский двор целенаправленно распространял свое влияние на государственные центральные институты, выступая при этом как против националистических городских элементов (Партия независимости, Истикляль, Марокканский союз труда), так и сельского движения сопротивления (Освободительная армия). Состав первых правительств независимого Марокко формировался из членов политических партий, преимущественно партии Истикляль и выделившегося из нее НСНС. Осуществление контроля над вооруженными силами, полицией и правительством являлось прерогативой короля. Перед правительством независимого государства сразу же встала задача сохранения уровня развития созданной европейцами экономической системы в ситуации, когда французские предприниматели лишились стимула для инвестиции. Формируя в мае 1960 четвертое по счету правительство король не счел нужным учесть интересы различных партий. Критериями для выбора и назначения министров стали «лояльность, неподкупность и личные способности». Премьер-министром правительства стал сам король Мухаммед V, а заместителем премьера, контролирующим повседневную работу правительства, монарх назначил своего сына Мулай Хасана. До вступления на королевский престол в 1961 под именем Хасан II наследный принц являлся фактическим премьер-министром страны. Он продолжал сохранять пост главы правительства с марта 1961 до установления в ноябре 1963 после всеобщих выборов первой в истории страны системы парламентского правления. В начале 1959 в рядах Партии независимости (Истикляль) произошел раскол по вопросу об отношении к монархическому режиму. Истикляль, которая некогда через Национальный союз марокканских студентов (НСМС) объединяла в своих рядах студенческую молодежь, профсоюзы (МСТ) и Объединение работодателей, создала новый профсоюз, конкурирующий с известным своими левыми взглядами МСТ. В результате левые элементы Истикляль вышли из партии и на основе нескольких политических групп сформировали новую партию Национальный союз народных сил (НСНС). Король Хасан II продолжал проводить политику по расколу оппозиционных сил и нарушил союз между двором и Партией независимости (Истикляль). В 1963 монарх инициировал формирование парламентского правительства, сделав все, чтобы промонархические силы оказались в большинстве. При непосредственной поддержке короля был сформирован Фронт защиты конституционных институтов (ФЗКИ), в который вошли представители сельской знати и их сторонники, монархисты, а также министры, чиновники, офицеры армии и полиции, не разделяющие взглядов партии Истикляль. На выборах 1963 кандидаты от ФЗКИ завоевали больше всего парламентских мест (69 из 144), и его представитель Махджуб Ахердан занял пост премьер-министра. Однако парламентское правительство просуществовало недолго. Раздиравшие его межпартийные склоки не способствовали нормальной законотворческой деятельности, в 1963–1965 было утверждено лишь два закона. Когда в 1965 страна вступила в полосу кризиса, улицы городов заполнили демонстранты, протестующие против инфляции и увеличивающейся безработицы, но прежде всего – против роста цен на продукты питания. Вслед за народными волнениями в Касабланке в июне 1965 указом короля в стране было введено чрезвычайное положение. Хасан II распустил парламент и отменил действие конституции. С целью запугать оппозицию, глава королевской службы безопасности генерал Уфкир организовал похищение в Париже и убийство жившего в эмиграции лидера НСНС Мехди бен Барки. Период 1965–1970 характеризовался возвратом к абсолютной ...

Лелика: ... монархии и усилением репрессий против демократических сил. В 1970 была обнародована вторая конституция страны, предусматривавшая выборы в парламент на основе сочетания прямого и непрямого голосования. Партия Истикляль и НСНС выступили с критикой этой конституционной реформы. В результате на проведенных в 1970 выборах в парламент в основном прошли независимые кандидаты. Идея о том, что единство Марокко основывается на религиозной преданности монарху, была по-прежнему популярна, поэтому консервативные политики, армия и сельское население одобряли решение об усилении роли короля в жизни страны. На протяжении 1960-х годов главной опорой монархического режима служили армия и полиция, однако со временем эта опора режима потеряла надежность. Политический вакуум побудил военных предпринять две попытки государственного переворота. В 1970 группа военнослужащих совершила нападение на королевский дворец в Схирате, и лишь чудо спасло короля от гибели. В 1972 по приказу генерала Уфкира военный самолет обстрелял королевский «Боинг». Стремясь вдохнуть жизнь в политическую систему страны, в 1972 Хасан II добился поддержки новой конституции, которая предусматривала увеличение числа депутатов, избираемых в ходе прямых выборов. Партия Истикляль и НСНС отвергли конституционные реформы короля. В ответ Хасан II отложил дату выборов на неопределенное время и стал управлять при помощи королевских указов. В 1973 он издал ряд законов по национализации иностранной собственности и предписал большинству иностранных компаний уступить государству часть своих акций, а также увеличить присутствие марокканцев в органах управления предприятий. В 1973 контингент марокканских войск принимал участие в арабо-израильской войне. В последующие годы в центре внимания монархического режима находилась Западная Сахара. В ноябре 1975 король отказался признать решение Международного суда, отказавшего Марокко в его притязаниях на эту территорию. Во главе 350-тысячной колонны своих подданных король возглавил так называемый «Зеленый марш» на территорию Сахары. В 1976, когда Франко находился при смерти, марокканская дипломатия навязала Испании переговоры по вопросу Испанской Сахары. Затем между Марокко и Мавританией была достигнута договоренность о разделе территории, позднее получившей название Западная Сахара. В соответствии с договоренностью, две трети территории на севере отошли к Марокко, а южная треть – к Мавритании. Но местное кочевое население сахрави (сахарцы) требовало предоставления им полной самостоятельности. Пользуясь широкой поддержкой со стороны Алжира, а позднее и Ливии, сахарцы сформировали свою военно-политическую организацию Фронт ПОЛИСАРИО и с баз на территории Алжира развернули вооруженную борьбу против захватчиков. После ряда поражений в 1979 Мавритания предпочла эвакуировать свои войска со своей части территории Западной Сахары, которая незамедлительно была аннексирована Марокко. Столкнувшись на протяжении последующих шести лет с упорным сопротивлением бойцов Фронта ПОЛИСАРИО, марокканцы были вынуждены пойти на сооружение оборонительной стены из песка и камня, перед которой расположены протянувшиеся более чем на 2 тыс. км минные поля. В 1977 оживилась внутриполитическая жизнь и в самом Марокко. На стороне короля были дипломатические успехи и хотя бы минимальная поддержка населения в ключевых вопросах национальной политики. Выборы 1977 продемонстрировали успех монархических сил во главе с партией Национальное объединение независимых (НОН), аморфной группой политических деятелей, объединенных лишь идеей верности монархии. Родственник короля Ахмед Осман занял пост премьер-министра и возглавил большинство в парламенте, состоявшее из депутатов НОН и других промонархических партий. На протяжении 1980-х годов король осуществлял управление страной через лояльные правительства большинства во главе с Ахмедом Османом (1973–1979) и Маати Буабидом (1979–1983) и правительства, возглавляемые непартийными и преданными лично ему Каримом Ламрани (1972, 1983–1986, 1990–1994), Азз ад-Дином Лараки (1986–1990) и Абд аль-Латифом Филали (1994–1997). С 1979 Марокко сталкивалось не только с проблемой падения цен и ростом внешней задолженности, но и с протестом населения против ухудшения условий жизни и введенной правительством программы жесткой экономии государственных средств. В 1981 в Касабланке состоялись массовые забастовки и демонстрации против повышения цен на повседневные продукты питания. В январе 1984 на севере прокатилась волна народных протестов против сокращения расходов на образование и повышения налогов. В декабре 1990 уличные беспорядки произошли в Фесе, что потребовало срочного вмешательства вооруженных сил. Все эти конфликты происходили на фоне усилий властей стабилизировать финансовую ситуацию. В 1983–1997 марокканцы сумели при помощи защитных стен огородить четыре пятых территории Западной Сахары и ограничить силы Фронта ПОЛИСАРИО, не допуская нападений на позиции марокканских войск. Планы по развитию территории Западной Сахары включают создание инфраструктуры в районе Эль-Аюна и Дахлы с акцентом на жилищное строительство. Договоренность о прекращении огня с сентября 1991, достигнутая при посредничестве ООН, в целом сохраняется, хотя и периодически нарушается отдельными вооруженными столкновениями. Для оказания посреднических услуг Марокко и Фронту ПОЛИСАРИО генеральный секретарь ООН Кофи Аннан назначил бывшего государственного секретаря США Джеймса Бейкера своим представителем в Западной Сахаре. Обе воюющие стороны согласились сотрудничать с комиссией ООН в реализации мер, направленных на самоопределение жителей Западной Сахары. В соответствии с достигнутыми соглашениями о референдуме по самоопределению, ООН осуществляет общий контроль над ситуацией в регионе, комиссия ООН по делам беженцев способствует репатриации сахарцев, а Комиссия ООН по Западной Сахаре обеспечивает процесс регистрации коренных сахарцев, обладающих правом участвовать в референдуме. Срок проведения референдума – декабрь 1999. Однако намеченный референдум так и не состоялся. В декабре 1990 крупнейшие профсоюзы страны – Демократическая конфедерация труда и Всеобщее объединение трудящихся Марокко – объявили всеобщую стачку, протестуя против «драматического ухудшения условий жизни». В ходе забастовки, по данным профсоюзов, были убиты по меньшей мере тридцать человек, сотни ранены. Власти возбудили дела против 850 участников волнений, двое профсоюзных лидеров были обвинены в вооруженных беспорядках и распространении ложных слухов; первые 150 арестованных были приговорены к тюремному заключению сроком от одного месяца до семи лет. Тем не менее, в январе 1991 власти вынуждены были включая повысить минимальную зарплату в промышленности, торговле и сельском хозяйстве на 15%. В марте 1991 король Хасан II полностью или частично амнистировал 2268 заключенных. Международные правозащитные организации осуждали марокканские власти за систематические нарушения прав человека. В марте 1991 с такими обвинениями против Хасана II выступила «Международная амнистия». На Западе утверждали, что в стране действуют тайные тюрьмы. Власти представили общественности некоторых из "исчезнувших" и освободили ряд заключенных. Тем не менее, репрессии против оппозиции продолжались и в последующие годы. В начале 1992 состоялись новые процессы над профсоюзными активистами. После забастовок и студенческих демонстраций в Фесе 31 студент были приговорены к многомесячному тюремному заключению. Марокканская оппозиция консолидировала свои силы в преддверие всеобщих выборов. В мае 1992 был образован «Демократический блок» (Кутла), объединивший пять партий левой ориентации: Истикляль, Социалистический союз народных сил, Национальный союз народных сил, Организацию народно-демократического действия и Партию прогресса и социализма. Блок потребовал проведения «глубоких конституционных реформ», однако король категорически отказывался от любого ограничения собственной власти. В сентябре 1992 был проведен референдум по новой конституции страны, которая лишь незначительно ограничивала полномочия монарха. Парламент получил ряд дополнительных полномочий, например, право назначать комиссии по расследованию; кроме того, он не подлежал автоматическому роспуску в случае введения чрезвычайного положения. На парламентских выборах в июне 1993 оппозиционные партии добились успеха, получив 120 из 333 мест в Палате представителей. Правая коалиция, включившая Народное движение, Конституционный союз и Национально-демократическую партию, потеряла около 25% голосов, но из-за специфики избирательной системы завоевала 129 мест. Национальное объединение независимых, которое поддерживало короля, но претендовало на роль «третьей силы», получило 41 мандат. 43 места достались другим партиям и независимым. Оппозиция отвергла предложение короля принять участие в правительстве, и новый кабинет был сформирован преимущественно из беспартийных экспертов. В октябре 1994 монарх повторил свое предложение, но оппозиционные партии потребовали отставки министра внутренних дел и информации Дрисса Басри и предоставления им контроля над министерствами иностранных дел и юстиции. В январе 1995 переговоры были снова прерваны. Ухудшение экономического и социального положения, а также последствия тяжелой засухи привели к новым волнениям. В июне 1996 профсоюзы провели 24-часовую всеобщую забастовку протеста. В Танжере произошли тяжелые столкновения между молодежью и силами порядка. Одновременно росло влияние исламистов, что очень беспокоило правящие круги. Исламские радикалы объединялись в движении «Справедливость и благоденствие» (Аль-адль валь-ихсан). Лидер этой группировки шейх Абдэссалам Яссин содержался под домашним арестом. Ширящееся недовольство заставило короля пойти на дальнейшие конституционные реформы. В сентябре 1996 на референдуме были одобрены поправки к конституции, которые предусматривали введение двухпалатного парламента, прямое избрание всех депутатов нижней палаты, создание Конституционного суда, разделение страны на 16 регионов с расширенными правами в вопросах экономики и культуры. В феврале 1997 правительство и 11 политических партий (включая входящие в блок Кутла) подписали соглашение об «укреплении демократического правления на основе монархии». Король стремился к соглашению с умеренными кругами оппозиции в надежде ограничить растущее влияние исламистов. Парламентские выборы в ноябре 1997 принесли убедительную победу оппозиции. Блок Кутла, в который входили Социалистический союз народных сил (ССНС), Истикляль, Организация народно-демократического действия и Партия возрождения и прогресса, собрали 34,3% голосов и получили 102 из 325 мест в Национальном собрании. Правый блок Вифк (Народное движение, Конституционный союз и Национально-демократическая партия) собрал 24,8% голосов и получил 100 мест. Наконец, Блок центра, образованный Национальным объединением независимых, Демократическим и социальным движением и Национальным народным движением, оказался на третьем месте с 17,4% голосов и 97 местами. Остальные мандаты завоевали мелкие партии. После выборов король был вынужден поручить формирование правительства лидеру партии ССНС и блока Кутла Абдаррахману Юсуфи, который в марте 1998 сформировал кабинет, в которое, помимо министров от его левоцентристского блока, куда вошел и ряд членов прежнего правительства, причем им достались ключевые посты. Д.Басри сохранил пост министра внутренних дел. Правительство Юсуфи обещало бороться с бедностью, создать новые рабочие места, осуществить демократизацию и модернизацию страны, но продвигалось по этому пути медленно и осторожно. Его действия сковывал компромисс с королевским двором и экономические инструкции, разработанные Всемирным банком и Международным валютным фондом. До середины 1999 удалось лишь создать министерство по правам человека и уволить некоторых судей, замешанных в коррупции. Неожиданный поворот принесла смерть короля Хасана II 23 июля 1999. Трон унаследовал его 35-летний сын Сиди Мухаммед, провозглашенный королем Мухаммедом VI и помиловавший 47 тысяч заключенных. Новый монарх учредил министерскую комиссию, которая должна заниматься вопросом о компенсациях для семей «исчезнувших» и незаконно арестованных. В страну вернулся оппозиционный политик Ибрагим Серфати, приговоренный в 1977 заочно к пожизненному заключению. Созданная в октябре ассоциация бывших политзаключенных представила в декабре 1999 королевской комиссии, уже успевшей заслушать 112 дел, 1800 досье и потребовала не только компенсации, но также наказания виновных и замены министерства по правам человека независимым органом. В ноябре 1999 король уволил министра внутренних дел Д.Басри. На протяжении последних 25 лет его считали теневым лидером марокканской внутренней политики, контролировавшим тайные службы, силы безопасности и работу СМИ. Басри возражал против многих планов молодого монарха, и его смещение было воспринято общественностью, как показатель намерения провести реформы в области информационной и судебной политики. Вопреки сопротивлению исламских традиционалистов, Мухаммед VI приступил к реформе семейного права. Впервые за 30 лет на пост одного из послов за рубежом была назначена женщина. Разработанный план преобразований предусматривал запрет многоженства, увеличение возраста вступления в брак с 15 до 18 лет, обеспечение права на развод и раздел имущества, а также осуществление специальной программы по ликвидации неграмотности среди женщин. Легальная исламская Партия развития и справедливости, а также лидер подпольной фундаменталистской оппозиции шейх Яссин призвали к проведению в марте 2000 марша протеста, в котором приняли участие сотни тысяч человек. Светские партии и женские организации собрали в Рабате контр-демонстрацию, в которой участвовали 40 тысяч человек. Была образована совещательная комиссия по этому вопросу при короле. В мае 2000 шейх Яссин вышел на свободу. Во внешней политике независимое Марокко в 1990-х ориентировалось на западные государства. В 1990–1991, во время войны в Персидском заливе, Марокко присоединилось к антииракской коалиции и направило для защиты Кувейта военные силы численностью в 1200 человек. Проведение проиракских демонстраций в стране, которые планировала оппозиция, было запрещено. Развитие отношений несколько омрачалось критикой в адрес Марокко в связи с нарушением его властями прав человека. В сентябре 1994 Марокко установило официальные отношения с Израилем. В феврале 1996 страна подписала соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Взошедший на трон в 1999 новый король Мухаммед VI уделяет большое внимание попыткам найти решение кризиса вокруг Западной Сахары и добиться урегулирования отношений с Алжиром, который поддерживает Фронт ПОЛИСАРИО. В ноябре 1999 он заявил, что социально-экономическое развитие Западной Сахары – один из приоритетов его политики. Но в деле организации референдума о ее будущем статусе до сих пор не произошло никаких сдвигов. Король продемонстрировал также намерение более решительно отстаивать государственные интересы Марокко. В 1999 он отказался продлить на прежних условиях соглашение с Европейским союзом, которое накладывало ограничение на марокканское рыболовство. В 2002 между Марокко и Испанией вспыхнул острый кризис, когда марокканские войска высадились на спорном островке Перихиль. Испанские вооруженные силы арестовали марокканский десант. Последовавшие переговоры позволили смягчить напряженность, хотя не привели в разрешению спора. Король подтвердил также притязания своей страны на североафриканские анклавы Сеута и Мелилья, которыми управляет Испания. В сентябре 2002 в стране состоялись новые парламентские выборы. Успеха на них добились социал-демократические и социалистические партии (ССНС, Истикляль, Партия прогресса и социализма и др.), а также исламистская Партия справедливости и развития, которая стала третьей по силе политической организацией страны. Формирование нового правительства было поручено Дриссу Джетту.

Myshka: Лелика! спасибо за такой интересный раздел! прочитала все! Почерпнула много новой и полезной информации!

Marina: Лелика, ты меня просто потрясла созданием этой темы! Снимаю шляпу. Молодец!

vika6161: Лелика ,молодец ,я тоже снимаю шляпу ,очень важная и нужная тема.

Amino4ka: vika6161 пишет: очень важная и нужная тема Особенно для меня (по работе) СПАСИБО

NENSI: Лелика, у меня нет шляпы чтоб ее снять, но ты просто умничка.Темка и правда очень интересная

Лелика: Девочки,спасибо дорогие мои!!! Пойду собирать ваши шляпки Очень рада,что тема понравилась!

Ромашка: Лелика Какая нужная тема! Лелика, ты просто находка для нашего форума А я бы еще и фотографиями разбавила, только у меня нет такой опции...

РУЗА: Лелика, я тебя люблю

Ira: Лелика Спасибо тебе за темку. Бум просвещаться.

Лелика: Ромашка пишет: А я бы еще и фотографиями разбавила, Обязательно разбавлю!! Спасибо тебе за теплые слова! РУЗА Взаимно!!! Ira очень рада !

Вишенка: Лелика ты просто молодец!очень нужная темка !

Aichat: Спасибо за очень нужную тему и интересные статьи! Надеюсь, что наши общие усилия в этой теме помогут нам всем намного лучше узнать страну, с которой каждую из нас так много связывает!

Лелика: КАСАБЛАНКА Касабланка – самый большой город Магреба, экономическая столица королевства Марокко. В средние века на месте современной Касабланки было небольшое берберское поселение Анфа, в конце ХIII в. по повелению султана Мохаммеда бен Абдаллаха его стали называть Дар-эль-Бейда, что в переводе означает "белый камень". В испанском варианте звучит как "каса бланка", что и стало впоследствии новым именем города. Сегодня Касабланка - деловой центр, с небоскребами и гигантской мечетью Хасана II, которая может принять на молитву до 25 тысяч человек. Это творение французского архитектора Мишеля Пинсо. 3300 мастеров, используя технологии XXI века, воздвигли 200 метровый минарет, установили крышу, которая за три минуты превращает зал для молитв в великолепнейшую террасу с видом на Атлантику. Касабланка - город авангарда и новых технологий. Пристань Моулей Йозеф, длиной более 3 тысяч метров - искусственно созданный порт, ныне является четвертым по масштабу в стране. Стремительное развитие Касабланки привлекло множество людей со всей страны. Они приехали в поисках работы и лучшей жизни. В начале вокруг древней медины, а затем в придместьях города стали возникать целые кварталы, сделанные на скорую руку домов, магазинчиков, маленьких кафе, где приятно выпить чашечку восточного кофе. В 1923 году решено было построить новый квартал, отвечающий современным требованиям и одновременно, соответствующий традициям и обычаям марокканцев. Особого внимания заслуживают рынки Касабланки. Здесь им отведен целый квартал Хаббус. Узкие улочки соединяют базары в единое целое: оливковый рынок, кондитерский, гончарный. Рядом антикварные магазины, тогрующие уникальными вещичками. Здесь можно недорого купить высококачественные товары из кожи и шелка или полакомиться кусочком финикового торта. А дальше - церковь Нотр Дам де Лурд, монументальное бетонное сооружение с громадными цветными витражами.

Лелика: МАРРАКЕШ Оазис на границе с пустыней, жемчужина у подножия Атласа - это все Марракеш - ослепляющая и великолепная столица Южного Марокко. Город был основан в 11 веке берберскими племенами под предводительством султана Юсуфа. Империя султана простиралась от Атлантического океана до Алжира, от Испании до пустыни Сахара. Столицей империи 40 лет был Марракеш. В конце 16 века султан Ахмед эль Мансур (прозванный "Золотым" за богатство и роскошь) построил в городе многочисленные мадрасе, дворцы, мечети и фонтаны. Дворец Бахия возможно когда-то утопал в благоухающих садах, наполненный запахами жасмина и апельсиновых цветов, сейчас это Музей Марокканского искусства. Все в Марракеше выглядит значимо: неживая красота могил Саадитов, мадраса Бен Юсуфа и величественные развалины Дворца Бадии. Посещение садов предусматривает прекрасную возможность проехать через Марракеш в экипаже, запряженной лошадьми. Например, сады виллы Мажарель, отраженные в неподвижной воде искусственого бассейна, производят незабываемое впечатление во время заката солнца. Пальмовая роща, засаженная также апельсиновыми, оливковыми деревьями и яблонями, окружена огромными стенами красно-кирпичного цвета, над которыми вот уже более 800 лет возвышается башня Кутубийя. В Марракеше все дороги ведут к площади Джмаа эль Фна. Музыканты, танцоры, целители, продавцы апельсинового сока и жареных орехов - все собираются вместе в красочный спектакль. Многочисленные лавочки, торгующие горячей едой и наполняющие воздух вкусным запахом жареного мяса, кус-куса, хариры и пончиков. Здесь же можно приобрести изделия из кожи, серебряные и золотые украшения, ковры. Марракеш до сих пор продолжает изумлять своей экзотической красотой.

Лелика: АГАДИР Агадир расположен в долине Сусс, защищенной горами Высокого Атласа и Антиатласа от влияния пустыни, называют жемчужиной современного туризма в Марокко.Здесь царит атмосфера европейского курорта. Cудьбу Агадира нельзя назвать такой же солнечной, как сам город. Из маленькой деревеньки он превратился в торговый порт португальцев, из которого в средние века ежедневно вывозили сахарный тростник, финики, масла, специи и золото. В 1960 году он был разрушен сильным землетрясением. Отстроенный заново он стал еще прекрасней, и хотя исчез восточный колорит, современные антисейсмические установки дают уверенность в завтрашнем дне. Пляж Агадира простирается на 15 км. Покрытый золотым песком и обрамленный зеленью эвкалиптов и сосен, он признан самым красивым и самым гостеприимным из всех марокканских курортов. Современный Агадир-столица праздника и веселья. Здесь все виды развлечений, которые культивируются на Востоке и морских курортах: курение кальяна, катание на верблюдах, морская прогулка, игра в гольф и теннис. Для любителей спорта здесь предлагаются серфинг, дайвинг, водные велосипеды, скутеры, рыбалка. 300 солнечных дней в году и теплый климат привлекают на пляжи Агадира виды спорта, яхты и рыбалка, возможность купаться и загорать круглый год – все это привлекает в Агадир тысячи туристов. В Агадире расположено более 40 отелей, тогда как в стране их насчитывается далеко за тысячу. Ночных клубов и дискотек великое множество, плюс постоянные фестивали, поп-концерты и разнообразные шоу. Магазинчики и шикарные бутики вдоль побережья манят не только призывно распахнутыми дверями, но и интересными архитектурными изысками. Подкрепиться можно где угодно и без особых усилий. Чего-чего, а маленьких кафе и ресторанчиков в Агадире великое множество. Кухня самая разнообразная: от утонченной французской до японской и различных вариантов китайской. Традиционно арабские блюда- кебаб, кус-кус, кофе с кардомоном, но истинное наслаждение - свежеприготовленная рыба. Ведь в Агадире -самый большой в мире рыбный рынок: сардины, окунь, тунец, кроме того креветки, лобстеры и раки. В любом ресторанчике их тут же зажарят на гриле с лимоном или мандарином. Так что с уверенностью можно сказать - Агадир самое подходящее место для отдыха и развлечений.

Лелика: ЭССУЭЙРА Город пиратов, расположенный в 170 км к северу от Агадира. Поселение на этом месте было основано еще в 7 веке до н.э. финикийцами. Местность называлась "пурпурные острова", по названию краски, добывавшейся из морских раковин. В 16 в. место, называемое Могадор облюбовали португальские пираты, занимавшиеся вывозом сахарного тростника. В 1764 г. султан Мохамед Бен Абдулла решил построить порт и город. План города был выполнен французским военнопленным Теодором Корню, который и назвал его Es Saouira - хорошо расположенный, начерченный. До сих пор город пересекают прямоугольные улицы, необычайно широкие для Марокко. В городе три квартала: арабский, европейский и еврейский. Порт сейчас не имеет своего коммерческого значения, а служит стоянкой для небольших судов и яхт. Город, окружен крепостной стеной, а в порту ведут ворота, охраняемые пушками, оставшимися с 18 века. С крепостной стены открывается великолепный вид на город, а само место, настолько красиво, что именно здесь американский режиссер Орсон Вилис снимал своего "Отелло". К югу среди дюн находятся развалины дворца султана Бен Абдуллы. Одна из местных достопримечательностей - практически нетронутый временем рынок рабов. Именно здесь было одно из немногих мест, где пленных африканцев собирали для отправки на другую сторону Атлантики. Среди многочисленных исторических памятников - бывшая резиденция паши, а теперь музей Сиди Мохаммеда бен Абдалла, сокровищница богатств местного искусства. Прогуляйтесь вдоль улицы Сигхайн. Вот они - творцы прекрасного, серебряных дел мастера, гравирующие длинные элегантные сережки, браслеты для рук и ног и разнообразные ожерелья. Пройдите еще немного, и вы увидите, как проворные руки ремесленников колдуют над великолепными комодами, инструктированными туей, лимонным и черным деревом, перламутром и серебром. Можно прямо здесь приобрести понравившуюся вещицу для домашнего интерьера. Очаровательная, вызывающая и привлекательная красота города с улочками и домами в мавританском стиле притягивала и притягивает поэтов, художников, ученых, превративших город в центр современного марокканского искусства. Отдыхающие и туристы, в особенности любители виндсерфинга, ценят Эс-Сувейру за самую высокую на побережье волну и легкий постоянный ветерок. Недалеко от Эс-Сувейры расположен город Сафи. Завоеванный португальцами, он некогда был центром деловой жизни государства. Сохранились многочисленные исторические памятники того времени - резиденция губернаторов и султанов, волшебный "замок моря" Дар эль Бар, уникальная средневековая португальская часовня, крепость Кехла, которая в настоящее время стала музеем национальной керамики. Глиняный камень - визитная карточка Сафи.

Лелика: ФЕС Смотря с некрополя Мерединов, Фес - это не потревоженный океан ровных крыш, прерывающихся парящими в высоте минаретами и террасами, тянущимися по обоим берегам реки Феса. Но в самом городе наблюдается постоянное оживление! Множество переулков. лестниц и маленьких двориков ведут к лабиринту улиц, окаймленных лавками, продающими серебряные украшения, медные подносы, изделия из фаянса, расписанные в Фесе, голубые и разноцветные джилябы ( традиционная марокканская одежда ), медовые пирожные, кебабы из мяса ягнят, жареные орехи и мятный чай. Здесь изобилие всего. Даже сам город очень многогранен. Существует Фес аль-Джадид (Новый Фес) и Фес аль-Бали (Старый Фес). В Старом Фесе имеется также два совершенно разных района. На протяжении 8 века 8000 арабских семей осели на правом берегу Уади Фес, после того, как были изгнаны из Андалусии Христианскими отрядами. Еще 100 спустя 2000 керуанских семей обосновались на противоположном берегу. Андалусские арабы принесли с собой искусство и цивилизацию, находящуюся на вершине славы - о чем свидетельствуют роскошные убранства, фрески, мозаика в Андалусской мечети и в мадрасе ас-Сахридж (Кораническая школа). Керуанское наследие необыкновенно богато. Это, прежде всего Университет Карауиин - первый университет западного мира и сегодня ведущий интеллектуальный центр Северной Африки. Когда к власти пришли Меридины в 13 веке, они посчитали Старый Фес слишком маленьким, чтобы вместить дворцы, достойные их величия. Они построили их вне стен города, возведя также мечети, сады, религиозные школы, базары. Таким образом, был рожден Новый Фес или Фес аль-Джадида. Будучи, первой столицей королевства под управлением Идриса II, затем дважды в XIII веке столицей государства Мерединов и в XIX веке центром господства Мулая Абдаллы - Фес остается духовным и культурным центром традиционного Марокко и самым великим городом.

Лелика: РАБАТ Cтолица королевства Марокко, сохранившая богатое историческое прошлое и уделяющая внимание современным тенденциям. Поблескивающий белый город и минарет, устремляющийся в облака - все это Рабат. Население Рабата 500 000 жителей. Это - красивый просторный город, с тенистыми проспектами, зелеными оазисами парков и садов, живописными кварталами и богатыми памятниками истории. История является неотъемлемой частью всего в городе. И это чувствуется повсюду: и в лавке, торгующей бабушами (традиционная марокканская обувь) и пуфами, насыщенными запахом кожи или на распродаже ковров. Историей пропитан каждый камень касбаха Одайи - крепости непобедимых андалузских корсаров 17 века. Именно мысли об их полной приключениями жизни находят на вас, когда вы сидите в мавританском кафе, кушая восхитительные сладости, запивая, их мятным чаем. В Рабате разместились иностранные посольства и университет Мухаммеда V. Порт не действует. Это обусловлено близостью таких крупных портов, как Касабланка и Кенитра, а также сильными песчаными наносами, сделавшими его пригодным лишь для увеселительных прогулок и занятий водными видами спорта. Местные рыбаки предлагают на берегу свой дневной улов. На этом импровизированном рынке можно попросить, чтобы вам тут же приготовили на огне приглянувшуюся свежайшую рыбу. Что касается промышленности, то в городе хорошо развито текстильное и пищевое производство. Необыкновенно хороши и изделия местных ремесленников: ковры, ткани, скобяные товары. Банановые и фиговые пальмы, ибикусы и карликовые пальмы, священный фонтан и многочисленные источники с плавающими черепахами и ужами - все это Королевский дворец, где бывшие и нынешний король Марокко принимает своих верноподданных. А аисты, свившие свои гнезда на развалинах стен и башне минарета, приносят радость и счастье всем, кто посетил этот величественный город. Красота города и его богатое историческое прошлое привлекают в Рабат множество туристов.

Лелика: МЕКНЕС Это город мечты, превращенной в действительность, расположен в сердце марокканской глубинки. Мекнес - великий город, построенный Мулаем Исмаилом. С неутомимым усилием и безжалостной волей он взял на себя задачу превратить этот город в столицу, достойную его образу. Дворцы, мечети, сады, фонтаны, террасы и магазины - все это было построено без малейшей передышки за 50 лет. Через монументальные ворота, прикрепленные к могущественным стенам, можно проникнуть к чудесам города. Главными и наиболее красивыми являются ворота Баб-аль-Монсур, которые ведут к необъятной дворцовой площади и к очень трогательному мавзолею Мулая Исмаила. Внутренний двор мавзолея, украшен мозаикой, фонтанами, гравированным мрамором, вырезанным потолком из кедра, пол мавзолея устлан роскошными Мекнесскими коврами. Это последнее место Мулай Исмаила, столь же богато, как и великолепные дворцы, в которых он жил. Мавзолей открыт для публики ежедневно, кроме пятницы, с 9-00 до 12-00 и с 15-00 до 18-00. (в зал где покоятся останки великого султана вход для немасульман запрещен). Здесь все овеяно памятным и роскошным великолепием. Например, Дворец Джамаи, бывшая резиденция визиря, сейчас является Музеем Марокканского Искусства с богатейшей коллекцией фарфоровых изделий, вышивки, ковров, резных работ по дереву и драгоценностей. Даже повседневная жизнь в Мекнесе очень разнообразна и красочна. Вы можете наблюдать там за оживленно идущей торговлей, созерцать скопление народа перед ремесленником, гравирующим серебряный браслет или следить за умелыми руками художника, рисующего по дереву. Мекнесские рынки настолько колоритны, необычны и живописны, что обычные вещи, которые Вы увидите, там покажутся Вам экстраординарными. На рынке Секакин Вы влюбитесь в чайник со странным орнаментом, или в изогнутый марокканский нож. Почему бы ни купить оба? Рынок Безазин порадует Вас ароматными запахами. В глубине этого крошечного рынка, руки мастера уже ткут вашу корзину, которая наполнится здесь же купленными подарками. На главной площади, парикмахеры, кузнецы и торговцы соперничают в исполнении заказов. Прислушайтесь, звук музыки доносится от ворот Баб-эль-Жадид. И это не удивительно, идя на звуки, Вы найдете музыкальные инструментальные магазины. Один удар по тугой коже derbouka (барабана), и Вы не сможете сопротивляться искушению. Окрестности Мекнеса также восхитительны. Город окружен плантациями оливковых деревьев, где дремал на протяжении двух тысячелетий древнеримский город.

Лелика: УАРЗАЗАТ Среди бескрайних песков, глубоко на юге, расположился оазис жизни. Сады, поля, орхидеи, пальмовые рощи и розарии, растягивающиеся на много километров плодородной земли – это все чудеса, сделанные самим человеком. В русле рек Драа, Дадис и Зиз ландшафт вызывает бурю эмоций даже у видавших виды путешественников. Здесь смешаны яркие контрасты: горящий песок и заснеженные горные вершины, захватывающая глубина каньонов и пышная зелень сельской местности. Город Уарзазат часто воспринимается как крупный туристический город, не представляющий особого интереса. Он возник недавно, и начался с французской военной казармы времен протектората. Развитию его сначала служило сельское хозяйство и торговля, а впоследствии – туризм. Хотя в самом городе есть несколько интересных мест, но в первую очередь он является отправной точкой для интересных экскурсий, т.к. находиться на пересечении туристических маршрутов юга Марокко. Отсюда путь в Марракеш лежит через перевал Тизин-Тишка и деревню Айт Бенхадду, внесенную в перечень объектов, как достояние человечества. Каждая дверь, каждый дворик здесь скрывают архитектурное чудо, а с террас на крышах построек открывается завораживающий вид на деревню.

Лелика: ТАНЖЕР Путешествуя по Марокко, не забудьте посетить этот экзотический город. Он находиться как на Атлантике, так и на Средиземном море, что позволяет одновременно отдыхать на двух курортах. У этого города свой стиль и ритм жизни. Прислушайтесь к звукам города, и вы по настоящему ощутите всю его прелесть и красоту. Джозеф Кессел был поражен красотой минаретов, оформленных многокрасочным фаянсом и величественно возвышающейся мечетью Сиди Бу Абид, построенной в 1917 году. Здесь до сих пор можно встретить крестьян в широкополых шляпах, богато украшенных всевозможными бубенчиками и замысловатыми кисточками. Они торгуют на рынках Танжера коврами, глиняной посудой с национальной росписью и домотканой одеждой. Каждое утро город наполняется необыкновенными ароматами. Лимон, корица, мята, ладан… Все дурманящие запахи смешиваются с звуками национальных инструментов, доносящихся из многочисленных музыкальных магазинчиков и возникает чувство, что ты попал в сказку. На юг от старого города, недалеко от мечети Сиди Бу Абид есть небольшая и очаровательная площадь Сокко, на которой уютно расположились кафе, рестораны и отели. Когда-то именно здесь Камилла Сант-Санс питала вдохновение для своих лучших произведений. Вообще Танжер всегда пробуждал фантазию не только у художников и писателей, но и у простых обывателей. Чего стоит один только вид, открывающийся с Террасы Наслаждения: гавань, зелено-синие воды Гибралтара и Адалусия, пылающая в ореоле заходящего солнца. Но не забудьте и про окрестности Танжера. Рано утром, искупавшись и позавтракав, отправляйтесь на восток от Танжера. По великолепной дороге, проходящей через песчаные холмы и звенящие ручьи, вы попадете на мыс Малабата, где вам откроется замечательный вид на Гибралтарский пролив. К северо-западу, в двенадцати километрах от Танжера между побережьем Атлантики и Средиземным морем находится мыс Спартел, покрытый пробковыми дубами. Несколько километров дальше и вы в Гроте Геркулеса, выдолбленного на протяжении многих лет прибрежными волнами и наполняющийся непрерывным рокотом моря. Чуть дальше можно увидеть остатки Римских солевых ванн и масляные заводы в Котта.

Лелика: КАРТА МАРОККО

air: Лелика ко всем прочим твоим заслугам ты у нас еще и политинформатор! Спасибо огромное, что собрала в этой теме много информации о Марокко. Тема на форуме была раньше- Города - кажется , называлась. Там писали о многих городах и прекрасных местах по всему миру. А в этой теме собрано именно о Марокко, как не хватало нам такой темки! суперЛелика

Лелика: air ,спасибо ,я тоже так посчитала,что нам просто необходима такая тема.

kisbykis: Лелика пишет: нам просто необходима такая тема Ты права. Тема очень хорошая. Мне очень интересно получать новые знания о стране в которой я живу. А вставлять свои 5 копеек сюда можно?

Amino4ka: Лелика, я очень благодарна тебе за информацию, которую ты здесь собираешь. Меня пригласили выступить на семинаре в Киеве и поговорить о Марокко и тд, то что касается туров и отелей я знаю достаточно хорошо, а вот по городам и немного истории мне не помешают.... Ещё раз спасибо

berkut: Лелика так много интересного!!!!! спасибо!!!!

Лелика: kisbykis пишет: А вставлять свои 5 копеек сюда можно? Конечно можно и нужно!!!

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

RISHA: Ой какая прелесть!Обожаю хну.Вот только сама делать могу только летом..С моей работой и любопытными детками,которые не оставляют никаких изменений в облике учителя без комментариев... я давно хотела написать в эту темку.Честно пыталась прочтать факты по истории Марокко,и поняла ,наконец,почему в школе история не была моим любимым предемтом.Сухо слишком.Я так напрягаюсь,чтоб представить все,о чем читаю..А ведь как интересно ...И как надо это знать.

Лелика:

sacha: Лелика все очень интересно, только карта Марокко у тебя не полная - Западная Сахара входит в состав Марокко

Лелика: sacha пишет: только карта Марокко у тебя не полная - Западная Сахара входит в состав Марокко Это все,что пока я сумела достать в интернете к сожалению,как только что-то будет еще обязательно выставлю.

NENSI: ты врят ли найдешь в интернете полную карту Марокко,если только поищешь на мароканских сайтах,т.к никто не признает Зап Сахару мароканской, поэтому на картах они ее отделяют.

kisbykis: Может для кого-то карта и не полная, а для меня как раз то, что надо! Редко где можно найти карту, чтоб мой городок там был!

sacha:

Vita: Лелика Умница! Колосальную работу проделала! Когда-то я почти весь этот материал в нете выискивала и сохраняла, а ты все в одно место собрала. sacha Классная карта, у меня такой еще не было, с аэропортами.

Лелика: МАРОККО В ФОТОГРАФИЯХ

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика: НАРОД-ХУДОЖНИК У марокканской повседневной жизни есть одна интересная и приятная особенность, с которой сталкиваешься буквально на каждом шагу. К этой особенности довольно быстро привыкаешь. Она начинает восприниматься как нечто само собой разумеющееся, обыденное. Наверное, это закономерно, поскольку то, о чем пойдет речь, стало с давних пор неотъемлемой чертой национального быта марокканцев. И все же это не совсем обычная особенность. В каждом доме, в каждой семье, будь то в городе или деревне, вы обязательно встретите подлинно художественные изделия народного творчества. Как правило, они имеют утилитарное назначение. Это могут быть обеденный столик или сундук, поднос, медный чайник или глиняный кувшин, ковер, циновка или покрывало, праздничный национальный костюм, оружие, седло, женские украшения и многое другое. В большинстве случаев исполнение отличается изяществом, чувством меры, тонким вкусом и артистизмом. Остается только удивляться, как такое могло родиться в жалкой лачуге задавленного нуждой крестьянина. А ведь именно в деревне особенно стойко держатся стародавние, не поддающиеся иноземным влияниям художественные традиции марокканского народа. Так же трудно представить себе, что многое из того, за чем буквально охотятся любители самобытного, делается в тесных и темных каморках и полуподвалах городских медин, где обычно селятся профессиональные ремесленники. Впрочем, вам вряд ли придет в голову назвать ремесленником удивительного мастера, творчество которого сродни искусству. Да это, собственно, и есть искусство. А подлинное искусство всегда необыкновенно, даже если его произведения и окружают вас со всех сторон. Прикладное и декоративное искусства развивались в Марокко по двум основным направлениям. Первое, более древнее, связано с берберскими традициями. Оно характерно прежде всего для деревни. Второе, более позднее, уходит своими корнями в мусульманское прошлое Иберийского полуострова, находившегося в течение нескольких веков под властью марокканских султанов. Это испано-мавританское направление получило особенно широкое распространение в городах. Существенные различия между ними сохраняются и в настоящее время: творения мастеров-берберов продолжают отличаться изысканной простотой форм, строгостью рисунка, сравнительно скупым подбором красок, иногда загадочной символичностью и асимметрией; испано-мавританскому стилю свойственны причудливая орнаментация, многоцветность, стремление не оставлять гладких, однотонных поверхностей и заполнять все оказавшееся во власти мастера пространство усложненным рисунком. Как работают марокканские ремесленники, увидеть нетрудно. Расторопный гид всегда готов проводить вас на ковровую "фабрику", которая на поверку окажется небольшой комнатой с двумя-тремя станками, или в дубильный цех, если вас не пугает неприятный запах, исходящий из чанов, в которых мокнут шкуры. Мастерские медников и чеканщиков легко найти самому по характерному перезвону резцов, вгрызающихся в податливый металл. Двери всегда открыты: ведь только через них проникает свет в мастерские. И вы можете часами наблюдать, как мастер превращает латунный круг в поднос, наносит с помощью циркуля и линейки схему будущего узора, а затем начинает изобретать и сам рисунок. Резчик по дереву иногда обходится без предварительного наброска, отдаваясь воле своей фантазии. Но рука его движется уверенно, и под острым ножом на гладкой доске, которая станет либо крышкой стола, либо стенкой сундука, рождается своеобразный и уникальный орнамент. Стоит завернуть за угол, и вы окажетесь в "царстве" ювелиров или мастеров золотого шитья, гончаров или оружейников. Ремесленные изделия обязательно встретишь на любом большом суке, особенно городском. Шерстяные покрывала, ковры, кожаные пуфы, глиняные вазы, медные подносы, серебряные и золотые украшения можно купить в Касабланке и Рабате, Танжере и Марракеше. Но это отнюдь не создает впечатления, будто везде делают примерно одно и то же. Напротив, когда в одном месте собираются творения мастеров, разделенных десятками и сотнями километров, перед вами особенно наглядно открывается все богатство и многообразие народного творчества. Даже самая обыкновенная джеллаба, этот традиционный, обычно шерстяной, балахон с широкими рукавами и капюшоном, надеваемый через голову, предстанет в нескольких вариантах: снежно-белая с узором сделана в Уэззане, ее легко отличить от темной однотонной джеллабы Рифа, полосатое одеяние жителей Среднего Атласа не спутаешь с коричневой джеллабой из верблюжьей шерсти, сшитой в Тафилалете. Разных расцветок бывают и бурнусы, которые носят иногда, чаще в холодное время года, поверх джеллабы. У каждого города и района есть и свои излюбленные виды ремесленного производства, на которых они специализируются. Марокканская традиционная архитектура немыслима без участия народных умельцев-мастеров декоративного искусства. Ей свойственны не только умение вписать здание в окружающий пейзаж и построить его в соответствии с требованиями климата, но и широкое применение знаний и таланта резчиков по камню, мрамору, дереву или гипсу, чеканщиков, специалистов по укладке мозаики из фаянса и керамики. Мечеть и старинный торговый склад-фондук, мусульманская школа-медресе и дворец сановника буквально ошеломляют своим бесподобным, феерическим убранством, с трудом поддающимся описанию. Это надо видеть. А увидев, поневоле вспомнишь Шехерезаду с ее волшебными сказками и знаменитого багдадского халифа Гаруна ар-Рашида, который мог бы позавидовать владельцам таких сокровищ. Одни кедровые потолки чего стоят! Их и сравнить-то, пожалуй, не с чем. Разве что с тончайшими кружевами... Восхитительны пирамидальные купола, из-под сводов которых свисают "сосульки" сталактитов, родившихся из резного коричневого или золоченого кедра и образующих фантастический узор, построенный в строгом соответствии с законами симметрии. Столь же ювелирно сработаны арочные проемы, соединяющие смежные помещения, и капители колонн внутренних галерей. Сами колонны нередко украшены многоцветной мозаикой, как стены и полы. Мозаичная плитка, покрытая эмалью живых или блеклых, или перламутровых тонов, располагается по определенным строгим правилам совершенно абстрактного, геометрического орнамента, который гармонирует с затейливым рисунком верхней части стены, отделанной резцом скульптора. Податливый материал, обычно гипс, позволяет добиться особой тонкости в создании причудливых арабесок, филигранных розеток, завитков, переплетений стилизованных цветов, пальмовых листьев и виноградных лоз с арабской вязью каллиграфически "выписанных" изречений из Корана... Узорчатые чугунные решетки окон, красочные витражи, бронзовые двери, мраморные лестницы и бассейны, старинные светильники из кованого ажурного железа... Сколько труда и выдумки вложено в то, чтобы появились на свет такие жемчужины национального зодчества, как загородная королевская резиденция Дар-эс-Салам под Рабатом, столичный дворец короля Рияд, дом богатой семьи Тази в том же Рабате, дворец М'Хеби в Фесе и многие-многие другие творения гениальных, но зачастую безвестных художников. На их сооружение уходили годы и годы. Достаточно сказать, что для построения одного квадратного метра мозаичного орнамента требуется от двух до четырех месяцев работы одного мастера: ведь на этом пространстве надо уложить от десяти до двадцати тысяч разноцветных кусочков фаянса. В спрятанные за семью замками внутренние покои дворцов попасть удается лишь немногим, но о том, как они выглядят, можно получить представление, посетив саадийские гробницы в Марракеше, относящиеся к XVI веку, дворец Бахия, построенный там же в конце XIX века по приказу великого визиря,- сейчас это музей - и, конечно же, великолепное медресе XIV века Бу Инания, открытое всю неделю, кроме пятницы. Когда эмиру Абу Инану доложили, во что обошлось его сооружение, он невозмутимо ответил: - Ведь это прекрасно и радует глаз человека! И нет такой платы, которая могла бы показаться чрезмерной. Да, марокканские владыки прошлого и их вельможи не скупились на расходы, когда хотели увековечить себя. А вот имена художников, к сожалению, не сохранились, хотя их произведения оказались бессмертными. И в наши дни марокканские чудо-ремесленники создают шедевры, выдерживающие сравнение с лучшими образцами национального архитектурного наследия. Один из таких шедевров - мавзолей Мохаммеда V. На его сооружение, начатое в 1962 году, потребовалось несколько лет. Четыреста опытных мастеров отдали этому делу весь свой незаурядный талант и замечательное умение. И над обрывистым берегом Бу-Регрега возник прекрасный ансамбль: беломраморный куб гробницы под четырехскатной крышей из традиционной изумрудной черепицы, просторная мечеть - уменьшенная копия той, что служит украшением Кордовы, мемориальный музей. К входу в мавзолей ведет широкая лестница из белого каррарского мрамора. Все это гармонично сочетается с полуразрушенными кирпичными стенами, окружающими остатки монументальной колоннады мечети XII века, и с ее высоким минаретом - знаменитой башней Хасана, с верхней площадки которой мы начинали знакомство с Рабатом. Совсем еще недавно можно было видеть резчиков по камню, трудившихся над порталом мавзолея, наблюдать за медленной, кропотливой работой укладчиков мозаики и скульпторов, колдующих над узорами из гипса. Искусство не любит торопливости: впереди вечность... Тонкий вкус и одаренность марокканского ремесленника-артиста служат лучшей гарантией успеха в преодолении всего поддельного, неискреннего, губительного для национального декоративного и прикладного искусства. Когда мастер не связан волей заказчика, самый обыкновенный круглый столик из полированной туи с вкраплениями самых разнообразных по форме и величине пластин из желтого лимонного дерева, черного дерева, перламутра начинает улыбаться своим веселым лучистым узором. Такими столиками и другими видами инкрустированной мебели славится Эссауира. Настроение создают и забавные гигантские ложки и вилки, что вытачивают из той же туи или кедра ремесленники в горных селениях Среднего Атласа: плоские, с довольно странными ручками, за которые и ухватиться-то трудно, они, конечно, предназначены не для стола, но могут служить украшением любой столовой. Отсюда родом и деревянные фигурки гримасничающих обезьян, насупленных кабанов, поющих птиц, домашних животных и смешных человечков. Декоративные мотивы, используемые столярами и чеканщиками, гончарами и сафьянщиками, обычно те же, что и в архитектурных украшениях. Но какая-либо перегрузка или нелепые сочетания здесь практически невозможны, если вы имеете дело с опытным мастером, ибо все в его руках - от выбора материала до завершения работы, которую он выполняет либо сам, либо поручая отдельные операции своим ученикам-подмастерьям. Особенно хороши марокканские ковры. Они, несомненно, украшают жилища, но не в этом их главное назначение. Обитателю палатки или глинобитной хижины без пушистого мягкого ковра, расстеленного на земляном полу, приходится туго, если он в состоянии покрыть этот пол лишь циновкой из тростника или пальмовых листьев, как это вынуждены делать бедняки. Да и в городской квартире с каменными полами ковер не роскошь, а необходимость. Поэтому пристрастие марокканцев к коврам далеко не прихоть. Традиции в ковроткачестве у марокканцев свои, оригинальные, даже в тех случаях, когда рисунок оказывается заимствованным. Надо сказать, что такое заимствование, скорее, исключение, чем правило: речь может идти, пожалуй, только о знаменитых рабатских коврах, родина которых - Малая Азия, и о современных коврах с рисунком "модерн" или совершенно гладких, без всякого рисунка, изготовляемых по желанию заказчика в мастерских Управления ремесел. Но и они отличаются присущим всем марокканским коврам длинным ворсом, придающим любому рисунку несколько размытые очертания. Происхождение рабатских ковров связано с легендой об аисте, обронившем занесенный из Турции лоскут на террасу одного из домов Рабата. Рисунок понравился, и местные мастерицы - а ковры ткут в Марокко женщины, девушки и совсем маленькие девочки - начали создавать новые ковры, непохожие на традиционные, но не менее прекрасные по своему исполнению. Для рабатского ковра характерны многокрасочные бордюры с цветочным орнаментом, идущие один за другим от края ковра к внутреннему полю красного, розового или малинового цвета, усыпанному мельчайшими мотивами вокруг крупного центрального медальона. Ценители с богатым воображением сравнивают такой ковер с идеальным садом, населенным редкостными растениями и чудесными цветами грез. Старинные рабатские ковры можно увидеть в музеях народного творчества. За ними охотятся коллекционеры, готовые заплатить бешеные деньги. Делают подобные ковры и сейчас, причем не только в Рабате, но и в Касабланке, а некоторые фесские купцы утверждают, что самые лучшие "рабатские" ковры изготовлены в Фесе. Лицо марокканского ковроткачества определяют берберские традиции, уходящие в глубь веков. Все берберские ковры отличаются одной общей чертой: простым на первый взгляд рисунком геометрического орнамента, нередко асимметричного, отсутствием радужной пестроты в расцветке. Ромбы, квадраты, зигзаги, какие-то таинственные знаки, два-три цвета - вот почти и весь арсенал изобразительных средств. И какое удивительное разнообразие неповторимых вариантов, подсказанных окружающими пейзажами и материалом, использованным для изготовления того или иного ковра! Природный вкус берберских ковровщиц, присущее им чувство гармонии создали заслуженную славу их изделиям далеко за пределами страны. Интересно, что эти ковры - точно такие же, как те, что украшали жилище бербера сто, двести, тысячу лет назад,- вдруг оказались вполне отвечающими требованиям нынешней моды и самым естественным образом вписались в современный интерьер, вызвав большой спрос на западноевропейском рынке. Пышность ворса плотных, тяжелых ковров из овечьей шерсти, необычная длина кистей, прелесть веселых, живых натуральных красок, радующих глаз, создают настроение комфорта и уюта. Когда-то ковры ткали в палатках сразу же после жатвы. Каждая семья - свой. Ковер был главной "мебелью" в семейной палатке, спасая ее обитателей от сырости... Нередко на помощь ковровщице приходил муж или отец, конструировавший рисунок. Из семейного производства родилась целая кустарная промышленность, свято хранящая традиции. Ковры таких племен, как земмуры, зайяны, аит-сегрушен, бени-мгильд, аит-айюб, и многих других избежали угрозы превращения в музейную редкость или - хуже того - исчезновения и забвения. Искусство берберского ковра живет. Причем не только благодаря усилиям профессиональных ремесленников. Домашнее ковроткачество отнюдь не изжило себя. В дуарах Среднего и Высокого Атласа в полутемных хижинах и палатках рождаются произведения народного искусства, способные удовлетворить самых взыскательных ценителей. Любопытно, что самыми "берберскими" считаются так называемые ковры Шишауа, хотя изготовляют их потомки бедуинов-арабов из племени уляд-бессеба, переселившиеся на равнину Хауз из Сахары в конце XIV века. Берберское окружение по-видимому, оказало на них определенное влияние, но у ковров Шишауа есть и свои особенности. Их легко узнать по преобладанию красных тонов. Наиболее распространенная вариация - гладкий ковер ярко-красного, кирпичного, темно-красного или розового цвета с зигзагообразной черной линией вдоль края или несложным геометрическим рисунком в центре. На некоторых коврах вытканы какие-то непонятные символы, колдовские знаки, стилизованные скорпионы, сколопендры, зубчатые лапы. Сам творец такого ковра не сумеет разъяснить, что все это обозначает. Так делали в старину далеко отсюда, в песках Сахары. Значит, так надо. И незачем угадывать таинственный смысл рисунка, ибо чего же в нем останется таинственного, если он поддастся разгадке... В каждом доме селений уляд-бессеба есть ковроткацкий станок. В свободное от полевых работ или занятий по хозяйству время женщины, молодые и старьте, моют козье и овечье руно, вычесывают его, прядут шерсть, красят ее и ткут свои замечательные ковры, не задумываясь о том, под каким именем они дойдут до покупателя. Да и покупателя-то они не знают, потому что ковры отвозят километров за тридцать в торговый городок, что стоит на большой дороге, на полпути из Эссауиры в Марракеш. И уже отсюда они расходятся по всей стране и идут за границу как ковры Шишауа: так зовут этот городок, получивший известность благодаря шедеврам, сотворенным руками мастериц, даже не предполагающих, что они по праву могут считать себя настоящими художницами, как и их сестры из других деревень и городов Марокко. Популярность марокканских ковров настолько велика, что в некоторых странах Западной Европы налажено производство подделок, снабжаемых этикетками с надписью "сделано в Марокко". Кроме ковров, из толстой шерстяной или синтетической нитки марокканцы ткут так называемые ханбели, а попросту говоря, дерюжки разных расцветок, тонкие и плотные, очень красивые. Некоторые на пол годятся вместо ковра, но в большинстве своем они используются как покрывала и одеяла, шторы и портьеры, настенные украшения. Их рисунок, как и рисунок берберского ковра, состоит из геометрических фигур, но располагаются эти фигуры поперечными рядами разной ширины. Для Сале характерны светлые ханбели - белые или бежевые с поперечными лентами орнамента, вытканного черной или синей ниткой. Типичный ханбель из селений Высокого Атласа - это чередование черных лент из козьей шерсти с белыми лентами из овечьей с ярким, но простым по форме декоративным узором: скажем, красные ромбы по черному полю и голубые по белому. Есть дерюжки темно-красного или бордового цвета с узором из белой и черной нитки. Берберы Среднего Атласа нередко украшают свои ханбели блестками. Впрочем, блестки, пожалуй, более свойственны верхней одежде берберских женщин, изготовляемой тем же способом, что и дерюжки или ковры. Хендира, которую носит берберка на своих плечах,- это прямоугольный кусок преимущественно белой домотканой материи с рядами бахромы по всему полю и гирляндами блестящих чешуек; вместо блесток в ткань хендиры могут быть вплетены узкие ленты орнамента в синих, коричневых и желтых тонах, как это принято в Среднем Атласе, или вся она состоит из чередующихся однотонных полос черного, синего, гранатового и белого цвета, что характерно для Высокого Атласа. Форма хендиры имеет довольно широкое распространение в Марокко, только в разных районах кусок ткани, играющий роль верхней женской одежды, называется по-разному и различается по выделке, расцветке и рисунку. В Рифе - это фута (буквально: полотенце) в красных и белых полосах, иногда ажурная или вышитая. Она служит юбкой или накидкой на плечи и голову. В бедных селениях футу нередко заменяет самое обыкновенное фабричное банное полотенце. На юге женщины драпируются в кусок синей или черной ткани, в некоторых верных традициям старых городах носят белый хаик - тот же кусок ткани, в который можно укутаться с головы до ног. Но хаик уступает место мужской джеллабе, сшитой по женской моде, или европейскому платью. Дома марокканка носит шаровары, надевая поверх них одно или несколько платьев и дфину из легкого и прозрачного цветного муслина с четырьмя разлетающимися при движении полами, а по особо торжественным случаям из сундука достается кафтан. Марокканский кафтан - это уже поистине произведение искусства. Представьте себе длинное, до пола, свободное платье из парчи или плотного бархата, атласа, муара, шитого золотом и серебром. Ворот, рукава, подол оторочены затейливым галуном. Полы застегиваются снизу доверху на бесчисленное множество крошечных пуговок и петель из крученой тесьмы. Талия перехватывается узким поясом, украшенным позументом. Иногда пояс заменяет золотая или серебряная цепь. Драгоценностей при таком наряде уже не надо: он сам - ювелирное изделие, притом изготовленное целиком вручную. Французским модницам марокканский кафтан настолько пришелся по вкусу, что появилась целая гамма нарядов, стилизованных под кафтан, от вечерних платьев до пляжных костюмов. Не менее популярны и марокканские изделия из сафьяна и кожи, расшитые шелком, окрашенные или сохраняющие естественный цвет материала, пошедшего на их изготовление. Они столь оригинальны, что имя их родины - Марокко - было использовано для создания специальных терминов, прочно вошедших во французский язык: "марокен"-сафьян, "марокинри" - производство сафьяна, изделия из него и торговля ими, "марокине" - выделывать кожу под марокканский сафьян. Плоские сумки-шукара, украшенные многоцветной вышивкой и бахромой из мелко нарезанных полосок кожи, с тонким ремешком или кожаным шнуром, позволяющим носить их через плечо, широко распространены в сельской местности. Ими пользуются пастухи, бродячие торговцы, крестьяне, отправляющиеся на сук или на заработки в чужие края. В свое время они были непременной принадлежностью сборщика податей и купца. А в наши дни на них неожиданно пошла мода у женщин и у странствующего племени хиппи. Эти сумки можно купить в Танжере и Фесе, Марракеше и Рабате. Но мало кто знает, что родина самых нарядных и красивых шукара - замечательный "город мастеров" в Рифе Тагзут, раскинувшийся в плодородной долине одноименного уэда. Днем на улицах Тагзута одни ребятишки: женщины работают в садах и в поле, мужчины - в мастерских. Они шьют джеллабы из плотной коричневой и серой шерсти, выковывают кремневые ружья, делают сбрую для лошадей, но главное их занятие - превращение козьих шкур в сафьяновые шукара, туфли и многие другие красивые вещи. Две с половиной тысячи обитателей этого района рассеялись по крупным городам страны, где легче сбыть творения рук своих и заработать на прокорм семьи. Кое-кто еще возвращается каждый год на шесть месяцев домой. Большинство же беглецов прочно осело в мединах Феса, Марракеша, Танжера, Тетуана и Надора. Большие и маленькие пуфы, квадратные и круглые, черно-белые и цветные, с шелковым шитьем или ажурным узором, всевозможные папки и книжные переплеты, бумажники и кошельки, шкатулки и дамские сумочки, ремни с металлической насечкой и конская сбруя выходят из мастерских марокканских ремесленников, творящих чудеса из обыкновенной бычьей кожи и благородного сафьяна. Говорят, что в выделке кож Фее до сих пор славится на весь мусульманский мир. Во всяком случае фесские бабуши сотнями тысяч пар расходятся по арабской Северной Африке и вывозятся в Сенегал и Мали. Бабуши - традиционные туфли без каблука и задника. Мужские бабуши обязательно светлые - желтые или белые, с закругленным носком. Женские - остроносые, изящные. На них идет более тонкая кожа. И цвета они могут быть любого. И без украшений тут уже никак нельзя: непременно должна присутствовать хоть какая-нибудь вышивка, а еще лучше узор из золотой или серебряной нити. Путь от шкуры, снятой с забитых животных, до готовой обуви очень длинный. На кожевенном заводе шкуры сначала вымачивают в воде, чтобы удалить шерсть, а потом двадцать дней выдерживают в извести и кладут в каменные чаны, сверху напоминающие гигантские соты. В этих чанах, наполненных водой с голубиным пометом, шкуры лежат два-три дня, после чего их моют и свертывают рулонами, пересыпая влажными отрубями, чтобы убрать остатки извести, а еще через три-четыре дня вновь смачивают водой и мнут ногами. От этой работы даже у чернокожих работников пятки становятся белыми. Для придания коже блеска и гибкости ее обмазывают жидкой пастой из сушеных фиг дней на двадцать, причем уже на седьмой день начинают просаливать. Дело это очень тонкое: надо, чтобы кожа, приобретая прочность, не тратила гибкости. Поэтому им занимается сам мастер. На развешанные шкуры он бросает крупную соль, постепенно увеличивая дозу. Следующая операция - дубление в специальных глиняных кувшинах в течение двух-трех дней. Если в качестве дубильного вещества кожевник использует такаут - наросты на стволе тамариска из оазиса Тафилалет, растолченные и смешанные с растительным маслом, получается особо ценная по фактуре и гибкости кожа "филали". Дубление длится два-три дня. Шкуры в кувшинах постоянно приходится перемешивать, чтобы процесс проходил равномерно. После просушки почти готовые кожи раскладываются на камнях и по ним колотят палками, увеличивая гибкость, затем опять моют и скоблят черепками из фаянса. Последний этап - крашение. Это делают либо просто руками, либо сшивают шкуру в бурдюк, надувают, заполняют красящей жидкостью и, манипулируя ею, как кузнечными мехами, мнут, время от времени встряхивая. Желтую краску для кожи, идущей на бабуши, делают из толченой кожуры граната, растворенной в воде с квасцами. Для получения других цветов используют анилиновые краски. Обработанные таким образом козьи шкуры дают шевро, козлиные - сафьян, овечьи - тонкую кожу. Обработка бычьих шкур еще более трудоемкая и продолжительная. Летом требуется не меньше трех месяцев для выделки одной шкуры. Зимой весь процесс занимает еще больше времени. Труда много, а заработки у кожевников мизерные. Готовые кожи отправляют в фондук, где устраивается аукцион. Красную кожу "филали" Марокко экспортирует в Европу. Такие же, как в Фесе, кожевенные заводы есть и в Марракеше. В свое время у здешних кожевников был обычай приносить в жертву мифическому черному царю Солиману, покровителю кожевников, быка и закалывать белую верблюдицу в честь "святого" пилигрима Мулая Брахима, освободившего долину Марракеша от злых духов. Сейчас от этих обрядов остались только воспоминания. Промышленное производство кож успешно конкурирует с производством кустарным, и кожевники нищают. Старинная поговорка "дом кожевника - вместилище золота" давно уже утратила всякий смысл. Но об упадке этого ремесла пока вряд ли можно говорить: большинство сафьянщиков, сапожников, переплетчиков, шорников предпочитают работать с кожами традиционной выделки. В этом есть какая-то своя, особая прелесть... Большой самобытностью отличаются многие творения марокканских гончаров, особенно в глухих уголках, до которых еще не успели добраться туристы и где глиняную посуду делают для себя, а не на продажу. В деревнях Рифа берберки до сих пор обходятся без гончарного круга, шлифуя свои кувшины и пузатые горшки кремнем или ракушкой и нанося прямо на глину черные или коричневые полосы неприхотливого узора. Все вроде бы очень просто, а от иной тарелки глаз не отведешь, даже если мастерица оставила ее вообще без всякого рисунка, доверившись фактуре материала. Крупнейшим в Марокко центром керамического искусства, связанного с испано-марокканской традицией, остается, вне всякого сомнения, Фее, с которым успешно может конкурировать лишь Сафи. Есть свои мастерские и в Мекнесе, но они специализируются главным образом на производстве черепицы, покрытой зеленой эмалью. Фее знаменит разноцветной мозаикой. Здесь делают и декоративные блюда, цветочные вазы и горшки, хитроумные пепельницы, "проглатывающие" окурки, подсвечники, чайные сервизы, подставки для ножей и вилок, сосуды для омовения, тигли, праздничные тамбурины. Все это украшено цветочным и линейным орнаментом, в который вплетаются арабески, изображения пальмовых листьев, виноградных гроздьев и каких-то фантастических растений и плодов. Некоторые гончарные изделия разрисованы в несколько цветов, но преобладает одноцветный рисунок на белом фоне: черный, фиолетовый, коричневый, темно-зеленый, но чаще всего синий. Правда, этот последний цвет, пожалуй, характернее всего для Сафи. Горшечный ряд - одна из главных достопримечательностей города Сафи наряду со старинной португальской крепостью, консервными заводами, фосфатным портом и химическим комплексом. Горшечный ряд - это линия лавочек, торгующих всем, что сходит с гончарного круга местных мастеров. Эти лавочки очаровывают с первого взгляда. Развешанные по стенам, заполнившие все этажи полок, разместившиеся на полу, выставленные наружу, прямо на тротуар, гончарные изделия производят сказочное впечатление. Они неповторимы, и каждое по существу уникально: бери любое и можешь быть абсолютно уверен, что больше уже ни у кого точно такого никогда не будет. Красочное зрелище буквально просится на цветную фото- или кинопленку, позволяющую стать обладателем всего этого богатства за несколько минут и поделиться им потом с друзьями и знакомыми. Их восторженные возгласы при просмотре бесхитростного любительского кинофильма или диапозитивов сторицей вознаградят оператора, который поневоле проникнется гордостью, как если бы он сам все это сотворил... Когда отсняты все возможные и невозможные планы и детали, а багажник машины заполнен только что приобретенными сокровищами, узнаешь, что секреты их появления на свет не за семью печатями, надо только проявить желание, и перед тобой откроются двери в святая святых гончарного искусства. На солнечном пригорке прямо над лавками дымят куполообразные печи для обжига. Несколько человек месят глину ногами. Время от времени к ним подходит кто-нибудь из мастеров, берет шматок вязкой массы и удаляется в полумрак своей хижины к гончарному кругу с ножным приводом, как у швейной машины. К любопытствующим они относятся приветливо: смотрите, коли есть охота. И для большей наглядности иной гончар еще разрежет ниточкой только что родившуюся из бесформенной лепешки изящную амфору, чтобы показать, как она выглядит изнутри. Когда готовых сосудов набирается достаточно, подмастерья осторожно загружают их в печь, обкладывают травой и тростником, поджигают растопку и закрывают отверстие. Рядом, на открытой ровной площадке, выстроились уже побывавшие в огне блюда и кувшины. Над ними трудятся художники-декораторы. Часть сосудов уже покрыта глазурью, временно скрывшей нанесе ...

Лелика: ... нный рисунок, который заиграет всеми своими красками после второго обжига. В чести у марокканских мастеров и металл. В Марракеше и Фесе, Азру и Сале из железа и стали выковывают узорчатые решетки для окон и дверей, подсвечники, подставки для цветочных горшков, шампуры с затейливыми ручками, украшенные золотой и серебряной насечкой стремена, шпоры, декоративные элементы сбруи. Медь и латунь идут на изготовление всевозможных предметов домашнего обихода - кувшинов для воды, колодезных ведер, кускусниц, рукомойников, самоваров, подносов величиной с тарелку или с круглый стол. Все это, как правило, проходит через руки чеканщиков, превращающих обычные предметы в произведения искусства, будь то простой чайник или ювелирной работы кинжал с серебряной рукояткой тонкой чеканки и такими же ножнами. Особое место принадлежит золотых и серебряных дел мастерам. Как известно, драгоценности считаются внешним признаком богатства или во всяком случае достатка. В Марокко это не совсем так. Золотой браслет на руке поденщицы, зарабатывающей жалкие гроши уборкой квартир, в общем обычное явление. Без драгоценностей никак нельзя: соседи уважать не будут. Подаренные мужем или купленные на свой страх и риск ювелирные украшения нередко играют роль своего рода сбережений про черный день и в трудные для семьи времена извлекаются из заветной шкатулки, превращаясь в единственный и быстро иссякающий источник существования. Но стоит улыбнуться счастью, и женщина снова начинает мечтать о том, как она отправится в лавочку ювелира и все вернется на свои места. Любопытная деталь: если горожанка носит драгоценности в основном по праздникам или в других торжественных случаях, то в деревне, особенно на юге, можно видеть женщин, которые не расстаются со своими браслетами из черненого серебра и янтарными ожерельями, даже работая в поле. Подвески и серьги, пояса и ажурные диадемы из золота или позолоченного серебра с драгоценными камнями и филигранным орнаментом исполнены обычно в испано-мавританском духе. Ими славится Эссауира. Их делают и в других городах, где в свое время нашли приют испанские мусульмане и евреи, изгнанные с Иберийского полуострова в ходе христианской реконкисты. Материалом для берберских украшений служат массивное серебро, иногда с чернью и инкрустированной эмалью, янтарь, раковины морских животных, кораллы. Их формам и отделке не свойственны тщательная законченность и утонченность. Порой они выглядят даже несколько грубоватыми. И вместе с тем они способны заворожить вас: столько в них неподдельного очарования и неповторимого своеобразия. На крайнем юге и в Анти-Атласе популярны колье из старинных серебряных монет, завезенных сюда из разных стран Средиземноморья в отдаленные времена. Центральное место в таком колье занимает обычно какой-нибудь амулет, призванный приносить счастье своей обладательнице, хранить ее от всяких напастей, оберегать от злых духов. Такую роль играют "магические цифры", материализованные в том или ином украшении. Это могут быть пять пальцев благословляющей "руки пустыни" и пятиконечная звезда, три луча мистического знака, ошибочно принимаемого европейцами за символическое изображение созвездия Южного Креста, и треугольник фибулы-застежки. А массивные зубчатые браслеты жительниц долины Дра служили им и, может быть, служат порой и сейчас уже вполне реальным, ощутимым средством самообороны. Некоторые украшения поражают своей сложностью. При виде берберки с праздничной прической, в которую вплетены тяжелые подвески, свисающие на лоб, невольно думаешь: тут без посторонней помощи вряд ли могло обойтись, особенно если к волосам приходится прикреплять специальной цепочкой тяжелые серьги, способные в противном случае разорвать мочку уха. Грудь укрыта настоящей "кольчугой" из черненых пластин массивного серебра с гранатами или другими обычно негранеными драгоценными камнями. На запястьях и лодыжках - крученые браслеты "нбала" с вкраплениями желто-лимонной, зеленой, лазурной, темно-синей эмали или открытые браслеты "азбег" с узором из черни, эмалей, гранатов. Талия перехвачена серебряным поясом или цепью... Творения марокканских профессиональных ремесленников и непрофессиональных мастеров из крестьянских семей - это, так сказать, материальное воплощение извечного стремления к прекрасному, присущего каждому народу. Искра божия и золотые руки способны превратить в произведение искусства любую вещь, вызванную к жизни самыми прозаическими потребностями национального быта, будь то обыкновенный кувшин или "семейный" ковер. Но художественный вкус народа проявляется отнюдь не только в процессе изготовления кустарных изделий. Поводом для этого служат многие события общественной жизни, особенно когда они связаны с традиционными обрядами и празднествами. Рождение ребенка, обрезание, свадьба, муссем в честь местного "святого", возвращение паломников, не говоря уже о больших праздниках, не обходятся без красочных представлений с участием всех обитателей деревни. Известный марокканский писатель Ахмед Сефриуи называет эти представления "хореографической игрой". Это не только развлечение, но и церемония, совершаемая в соответствии с определенным ритуалом. Значение ритмов и танцевальных фигур здесь связано с загадочной символикой, уходящей корнями в далекое прошлое. В этом смысле марокканский народный танец, исполняемый как некое магическое действо, сродни берберскому ковру с его абстрактным, символическим орнаментом. И а танце, как и в ремесленном искусстве, у каждого района, племени, деревни свой рисунок, свои традиции. Прекрасную возможность познакомиться со всем богатством национальной традиционной хореографии дают майские фестивали фольклора в Марракеше, куда прибывают танцевальные группы из всех уголков страны. Живописные руины саадийского дворца "Эль-Бади" превращаются в огромный театр под открытым небом. Спектакль начинается, когда звезды уже смотрятся в зеркало огромного бассейна, посреди которого расположилась эстрада. Тщательно подобранная искусственная подсветка оживляет древние стены, заставляет сверкать и переливаться одеяния и украшения танцоров и танцовщиц, сменяющихся на подмостках. Многочисленные зрители, как завороженные, следят за калейдоскопическим развитием поистине сказочного представления. Вот луч прожектора выхватил из темноты группу сидящих мужчин в синих бурнусах. В центре образуемого ими круга - какая-то темная безжизненная масса. В тишине возникает барабанная дробь, извлекаемая из обтянутого кожей глиняного горшка, давшего имя танцу- "гедра". Из-под черного покрывала появляются две женские руки, извивающиеся подобно змеям. Тонкие пальцы выделывают замысловатые фигуры. Под ритмичные возгласы мужчин торс коленопреклоненной женщины все быстрее и быстрее раскачивается из стороны в сторону. Наконец, покрывало спадает на плечи, открывая лицо. Глаза закрыты, на губах загадочная полуулыбка. Руки выписывают в воздухе иероглифы давно забытого языка жестов. Все тело трепещет, отдаваясь бешеному ритму. В экстазе женщина обнажает грудь и падает в изнеможении. Наступает полная тишина. Танцовщицу уносят. Откуда взялся в Марокко этот танец Дальнего Юга, где живут "синие люди"? Из Черной Африки? Или из Азии? А может, ниоткуда? Может быть, "гедра" родилась сотни лет назад под шатром кочевника, в пустынных просторах Сахары? Систематическому научному изучению марокканские народные танцы до сих пор не подвергались, и ответа на многие вопросы не найдено. Поэтому приходится довольствоваться зрелищем, как таковым, принимая или не принимая толкования, предлагаемые некоторыми знатоками. Любопытен "ауаш" - танец долины Высокого Атласа. Женщины в пестрых разноцветных платьях становятся вокруг большого костра, у которого на корточках сидят мужчины с бубнами. Вдруг тишину прорезает пронзительный вопль. Ему вторят бубны. Мужчины начинают петь. Их песня ширится, рвется ввысь. Подключаются женские голоса. Прижимаясь друг к дружке плечами, женщины придают своему кругу волнообразное движение с устойчивым ритмом. Все напоминает, скорее, какую-то колдовскую игру, восходящую к древним культам Солнца и Луны, нежели танец в обычном понимании. Причем длиться эта игра может часами. В Среднем Атласе танцуют "хаидус". Это языческий по своему происхождению хоровод с участием мужчин и женщин. И с непременным пением. Под рокот тамбуринов танцоры, стоя плечом к плечу, делают бесконечные волнообразные движения, воспевая любовь, приветствуя весну или новобрачных, чествуя стариков или почетных гостей. Радость победы - тема воинственных танцев племени таскиун - "людей с пороховыми рожками", пляски с саблями района Загоры, танца с ружьями обитателей Рифа. Особо хочется отметить танцы гнауа, выходцев из Гвинеи. Это веселое бродячее племя чернокожих плясунов разбрелось по всему Марокко. Нередко их можно увидеть и на улицах Рабата, где они выступают прямо под окнами, собирая добровольную дань со зрителей. Характерный элемент очень быстрого и живого танца гнауа - вращение головой. Кисточка на круглой шапочке босоногого танцора при этом становится почти невидимой, создавая нимб над его вечно улыбающимся белозубым лицом... Для большинства гнауа танец - источник существования. Есть и другие фольклорные ансамбли, превратившиеся в профессиональные труппы, которые приглашаются для увеселения публики в марокканские рестораны и кабаре, функционирующие в ночное время. Там можно посмотреть и знаменитый "танец живота", весьма популярный в Марокко (здесь он называется восточным танцем). Исполняют его марокканские-танцовщицы блестяще, виртуозно владея телом, натренированным с детства: ведь в. местных народных танцах немало сходных элементов, а девочки приобщаются к танцевальному искусству с раннего возраста. Лучшим исполнительницам присуще большое чувство такта: их движения при всей чувственной страстности этого танца лишены какого-либо налета вульгарности. Слышится настойчивый голос барабана, в такт ему начинают прихлопывать в ладоши зрители, и на освещенном пространстве посреди погруженного в полумрак зала возникает чудесная жар-птица. Пучок света следует за ней, создавая впечатление золотой клетки. Птица бьется о ее невидимые прутья, мечется, рвется на волю и вдруг затихает в изнеможении, почти умирает. Но неодолимая жизненная сила вновь поднимает ее. Неистово стучит ее сердце, вздымается грудь, трепещут легкие крылья. Каждая клеточка ее гибкого тела в стремительном движении, и кажется, нет ей преград и она вот-вот улетит... Тамбурину, барабану, бубнам, кастаньетам, всякого рода погремушкам принадлежит главная роль в музыкальном сопровождении к любому национальному танцу, в котором другие инструменты участвуют редко или не участвуют вовсе. Ударные инструменты есть в каждом доме, и без них не обходится ни один праздник. Но марокканцы любят не только динамичные ритмы барабанной дроби. В большой чести у них классическая арабская музыка и пение. Подготовка профессиональных певцов и музыкантов ведется Национальной консерваторией, которую возглавляет композитор Агуми. Марокканские музыкальные традиции связаны, как и многое другое в национальном искусстве, с культурным наследием мусульманской Испании. Оттуда пришла в Марокко еще в IX веке андалузская музыка, основанная на мелодиях арабской классики, испытавшей на себе при своем рождении персидские и византийские влияния. Будучи творчеством коллективным, андалузская музыка не знает имен своих авторов. Известны лишь те, кто собирал и классифицировал ее произведения, подвергая той или иной обработке. Построены эти произведения по строгим канонам и исполняются оркестрами с определенным набором инструментов, в основном смычковых и щипковых, типа скрипки, лютни, греческой кифары, мандолины своеобразной формы и звучания. Тягучая, несколько заунывная, андалузская музыка напоминает завывания вьюги в горных ущельях и вместе с тем, как это ни парадоксально, вызывает в памяти картины многоголосой пестрой толпы на базарной площади в знойный летний день. Музыкантов часто приглашают на вечера и приемы, музыка передается по местному радио, она слышится из окон квартир, она живет на площадях. Берберские ритмы и мелодии, сочинения современных композиторов, музыка, которую можно услышать в Багдаде и Бамако, привольно чувствуют себя и на знаменитой площади Джемаа эль-Фна в Марракеше. Эта единственная в своем роде площадь получила известность не потому, что когда-то здесь выставляли напоказ головы казненных. Не славится она и какими-либо архитектурными достоинствами, их у нее нет: она окружена мелочными лавчонками и харчевнями медины. Сюда приходят, чтобы посмотреть редкостное и грандиозное народное представление, уникальный спектакль, развертывающийся ежедневно на протяжении многих веков. Джемаа эль-Фна - площадь музыки, танца, художественного олова, циркового искусства. Разнообразен репертуар этого театра. Профессиональные рассказчики часами удерживают свою аудиторию, заинтересовав ее похождениями героев "Тысячи и одной ночи" и других народных сказок и легенд. По соседству с толкователем Корана или гадалкой устроились лицедеи, изображающие комических персонажей фольклора вроде нашего Иванушки-дурачка и жадного барина. Только здесь это тощий Бакшиш и толстый Мсайех. Распевают свои поэмы бродячие трубадуры - вечные странники в живописных костюмах, длинноволосые и худые, с обожженными солнцем пустыни лицами. Демонстрируют свое мастерство акробаты-вольтижеры, играют на дудочках заклинатели змей, выступают перед публикой дрессировщики голубей, надувают простодушных всевозможные шарлатаны, знахари, торговцы чудодейственными эликсирами и бальзамами. "Площадь Джемаа эль-Фна предлагает нашему вниманию синтетический спектакль в его абсолютной форме, поскольку в нем есть комедия, драма, стихи, песни и танцы, причем все это слилось в единое и удивительно гармоничное целое. Для молодых актеров нет лучшей школы, чем Джемаа эль-Фна..." Эти слова принадлежат Тайебу Саддики, основателю современного профессионального марокканского театра. В первые годы независимости Тайеб Саддики был одним из вдохновителей "рабочего театра", созданного по инициативе Марокканского союза труда, крупнейшего профсоюзного объединения в стране и на континенте. Сейчас у него уже небольшая труппа профессиональных актеров. Это преимущественно молодежь: их средний возраст - двадцать три года. Они очень любят свое дело, свободно чувствуют себя на сцене, быстро устанавливают тесный контакт с публикой, обмениваются репликами со зрителями, импровизируют. Их база- муниципальный театр в Касабланке, но они много ездят по стране и играют в любых условиях: на городских площадях, в гаражах, в кинозалах. Стремление поддерживать неразрывную связь с народом диктует и выбор репертуара. Саддики сам написал и поставил пьесу "Асфальт", социальную драму о столкновении средневековых традиций с сегодняшними проблемами, такими, как неполная занятость в деревне и пролетаризация крестьянства. Первый марокканский профессиональный театр стоит судя по всему на верном пути, служа достойным примером для нарождающегося национального художественного кинематографа. Обращение к тому же источнику свойственно и большинству марокканских писателей независимо от того, пишут ли они свои книги на родном языке или на французском. В этом нетрудно убедиться, познакомившись с повестью Ахмеда Сеф-риуи "Ларчик чудес", изданной у нас в 1970 году в переводе с французского. Большой знаток народного быта и искусный рассказчик, Ахмед Сефриуи создал поистине лирическое произведение, исполненное неподдельной любви и сочувствия к выведенным в нем простым людям. Книга написана очень живо и точно, все в ней искренне и достоверно. Но литературным трудом в Марокко не проживешь: слишком ограничен круг читателей и малы тиражи. Поэтому для многих пишущих изящная словесность поневоле выступает как побочное занятие. Известный далеко за пределами страны поэт и философ Азиз Ляхбаби работает деканом филологического факультета Рабатского университета. Председателя Ассоциации марокканских писателей Абделькрима Галлаба широкая публика знает как публициста и историка, но еще больше как директора ежедневной газеты "Аль-Алям". Среди членов этой ассоциации немало журналистов, есть адвокаты, преподаватели, профессиональные политики - в общем представители разных профессий. По роду своей основной деятельности они так или иначе общаются с массой людей, сталкиваются с волнующими их проблемами и оказываются вовлеченными в водоворот острой политической борьбы, которой насыщена повседневная жизнь марокканского общества и всего арабского мира. Лучшим представителям марокканской интеллигенции не свойственно пассивное отношение к окружающей действительности. Они принимают непосредственное участие в борьбе за осуществление чаяний своего народа, упорно отстаивая его интересы всеми доступными им средствами. Они выступают в роли просветителей, воспитывая молодежь в духе верности революционным традициям и уважения ко всему, что есть здорового, прогрессивного, истинно народного в национальном культурном наследии. Они обращаются к феллаху и рабочему, стремясь вырвать их из плена средневекового мистицизма и обезоруживающих иллюзий... Тесно связано с национальной действительностью и художественными традициями своего народа творчество лучших из признанных марокканских профессиональных художников, тех, кому удается противостоять сильнейшему напору абстракционизма и бездарного "поп-арта", которому подвергается молодая "марокканская школа" живописи. Большим мастером по праву считается Ахмед Дрисси. Его кисти принадлежит уже немало работ, написанных в разное время на разные сюжеты. Все они проникнуты одним настроением сочувствия к окружающим художника живым людям, к их радостям и горестям. Жизнь родного народа, родная природа вдохновляют и Ха-сана эль-Глауи, одного из крупнейших художников Марокко, предпочитающего бездушным "конструкциям" живую натуру. У Хасана эль-Глауи сочный, богатый мазок, яркие, живые краски, четкий рисунок. Он мастер гармонии и декора. В его творениях присутствуют фантазия и изящество линий, искренняя непосредственность и выразительная экспрессия. Очень интересны работы Ахмеда Луардири. Это художник-самоучка, бывший садовод, никогда не выезжавший за границу. У него своя манера письма. Его графический почерк содержит немало элементов спонтанности, присущей марокканским ремесленникам-артистам: ковровщикам, резчикам по дереву и камню, гончарам, чеканщикам. И это естественно, ибо их творчество - источник его искусства. Живопись Луардири напоминает традиционный узор, подвергнутый сказочному превращению путем внесения в него чего-то нового, доселе невиданного. Близость Луардири к народным мастерам кажется кое-кому достаточным основанием, чтобы приклеить к нему ярлык последователя "наивной школы" и уподобить французскому художнику-примитивисту Анри Руссо. А поскольку Луардири не чуждо стремление к сложной композиции и образы его порой весьма фантастичны и развиваются они в сказочной обстановке, его сравнивают иногда с известным сюрреалистом Марком Шагалом. Но вряд ли стоит причислять Луардири к каким-либо группам, родившимся за пределами Марокко. Его работы - явление оригинальное, и сам он - подлинно марокканский художник, прочно связанный со своим народом, не поддающийся иноземным влияниям. Когда Ахмеда Луардири просят объяснить свои художественные композиции, он начинает рассказывать длинную поэтическую историю с многочисленными запутанными перипетиями. И слушатели в изумлении обнаруживают, что рисунок и колорит картины как бы дополняют поэтическую канву сказки, вызывая в воображении замечательные образы. Все творчество Луардири - это и есть своего рода волшебная сказка

Лелика: Танец рук, туфли Маленького Мука и Берберский чай Марракеш - древняя берберская столица Марокко, живой средневековый город в центре страны. Душа Марракеша - площадь Джема-эль-фна. Здесь туристов сразу окружают бесчисленные торговцы, лжегиды, мальчишки-проводники, оборванцы и псевдоохранники. Отвязаться от них не так сложно, по крайней мере назойливость этой публики не идет ни в какое сравнение с назойливостью их египетских коллег. "Нет" по-арабски - "ля". Ля-ля-ля. Под треск кастаньет и вытье глухих дудок прыгают негры гнауа из таинственной секты акробатов. Танцоры так отчаянно вертятся, прыгают и выкрикивают сакральные слова, что к концу танца глаза у них закатываются, руки обвисают плетями. Когда они немного успокоятся, то садятся как будто бы отдохнуть - и тут впадают в настоящий религиозный транс. Одни бормочут что-то себе под нос, другие замерли, не шевелятся, третьи смотрят сквозь тела, навесы и стены и видят что-то нам не видимое. Заплатив, зрители расходятся - негры больше не прыгают и потому не интересны. На площади много других забав! Вот танцовщица исполняет "танец рук". Сначала сидит, укрытая плотным покрывалом, и выделывает руками затейливые штуки - то похлопывает-ласкает воздух, то резко притягивает, подминает под себя пустоту. Гиды научно объясняют, что истоки танца - молитва и религиозное действо. Слова! Зритель не дурак, зритель понимает сексуальную сущность зрелища. Танцовщица молода и горяча, но укрыта, и потому искушает не лицом и не животом, а руками. За сотни лет мусульманских запретов женщины научились руками показывать все, что хотят. Если не хватало жестов, они разукрашивали руки понятными для посвященных знаками, затейливой вязью. И сейчас на площади работают рисовальщицы. Туристок они мажут густой хной за тридцать дирхем - мажут грубо, быстро. Марокканкам, которым необходимо обрадовать мужа или привлечь жениха, "делают руки" за триста дирхем, тогда это уже не вялые завитушки. Вглядишься - в темно-желтых щупальцах бездонная пропасть, упал туда - и обняли липкие лианы, попался сладострастный араб. По площади расхаживают водоноши - в широкополых шляпах с бахромой, с бурдюками и гирляндами натертых до золотого блеска латунных чашек. Через плечо у водоноши перекинута кожаная сумка, обшитая старыми монетами, туда он кладет выручку. Водоноша наклоняет бурдюк, из крана льется холодная вода. Почему холодная на такой жаре? Вода слегка испаряется через толстую пористую кожу и поэтому всегда прохладна. А вы знаете, что кочевники Сахары никогда не пьют воды? Вода - для ремесленников, для уставших от городской пыли торговцев, которые напьются и спрячутся в тень навеса. В пустыне воду пить без толку, там замучаешься тень искать, и жажды вода не утолит. Жажду в пустыне утоляют чаем. Холодным - в пути, горячим - на стоянках.Повсеместно в Марокко пьют чай с мятой и обязательно очень крепкий. Чай с мятой пьют перед обедом, чтобы освежить рот, а после еды тот же чай пьют с сахаром, очень сладкий, вместо десерта. А в глубине Марракеша, на рынке Эль-Бтана готовят берберский чай, особенный чай-суп. Старик в черном волосяном бурнусе трусит в котелок щепоть плиточного чая, потом засыпает арахисовую муку, добавляет щепоть крупной соли. Кожаной кистью он взбалтывает смесь - и разливает по чашкам, раздает всем желающим подкрепиться, получает от каждого по дирхему. Едоки не рассаживаются, стоя выпивают чай-суп и уходят по своим делам. Сытно и быстро. Но мы отвлеклись от происходящего на площади Джема-эль-Фна. Вот - рассказчик смешных историй. Турист останавливается, любопытствует, а с него и денег не берут - не за что, пришелец ничего не поймет, это для местных. Не у всех есть телевизоры, а послушать рассказчика, посмотреть, как он рожи корчит, - чем не развлечение. Некоторые по несколько раз за историю смеются до слез, а заплатить надо - за двоих полдирхема. Над чем смеются? Да над чем угодно. Рассказчик гнусавит об известном всем событии - то ли реальном, то ли придуманном, то ли вчера случилось, то ли триста лет назад, даже наш гид-марокканец не может понять, слишком много диалектных и берберских словечек. Но суть ясна: женился ассенизатор. Уже смешно! В постройках медины канализация примитивная или ее нет вовсе, ассенизатор - распространенная профессия. Близкая тема, знакомый герой. Вдобавок ассенизатор, который женился, еще и полоумный. Совсем смешно! А еще полоумный ассенизатор в силу своего положения умудряется втихую пьянствовать. "Знаете, почему осел не пьет вино? Потому что он осел!" Гомерический хохот. Совсем не жалко полдирхема за двоих. Несколько шагов в сторону - и там уже не смеются. Несколько марракешцев внимают тихой песне - погрустить всегда меньше охотников, чем посмеяться. Обращаемся к одному из слушателей: о чем песня? Слушатель точно не знает, песня берберская. Кажется, что-то грустное, про любовь. Спасибо, что объяснил, а то бы мы не догадались. А вот - заклинатели змей. Это тоже секта, как и у акробатов. В старину они натравливали змей на врагов или описанным в "Пестрой ленте" методом убивали хозяев богатой лавки и без помех выносили товар. Сейчас заклинатели никого не убивают, но грабят по-прежнему. Накачанный дядька с разбойничьим лицом ходит по кругу и следит, чтобы каждый зритель заплатил. Нельзя заплатить за двоих: кто считает, сколько за тебя положили на поднос, давай еще и ты плати, и ты тоже. А ты почему не платишь? Уже заплатил? Ты заплатил, чтобы посмотреть, а теперь фотографируешь. Плати еще! Вечером площадь заполняется еще теснее. Бесчисленные бензиновые лампы освещают горы апельсинов, шкварчащие в масле баклажаны, баки с вареными виноградными улитками, лотки с миндалем, лукумом и жареной саранчой. Дымятся вонючие бульоны из требухи, ими с удовольствием, до обильного пота, насыщаются завершившие трудовой день ремесленники. Дешево, вкусно. Хорошо заработал сегодня, добавь на заедку вареных улиток - посыпь пряным заатаром, полей чесночной водой. Но главное во всякой еде - хлеб, лепешки из самой лучшей в Африке марокканской пшеницы. Джема-эль-фна - главный вход в медину - исторический центр арабского города. Это слово часто употребляется в Марокко, потому что старые кварталы есть почти во всех марокканских городах. Медина Марракеша - самая старая из сохранившихся в арабском мире. Старый город обозначает семидесятиметровый минарет восемьсотлетней мечети Кутубия. На шпиле минарета - четыре золоченых шара. Говорят, они удерживаются в равновесии благодаря расчетам астрологов. А еще говорят, что из-за этих шаров Марракеш бесчисленное число раз подвергался нападениям разбойничьих шаек. Сколько ни утверждали глашатаи, разосланные по дорогам Магриба, что шары лишь позолоченные, никто не верил. Ритм в глубине медины монотонен, жизнь здесь тягучая, липкая, как кунжутная халва. Старое дерево, треснувшая глина, истертые трехсотлетние ковры, луженые-перелуженые кувшины. Мастер хлопает педалью, жужжит станок. Мастер отпускает ногу с педали, рассматривает кедровую заготовку, шлифует пемзой. Взял новую - и опять то же самое. Через час-другой мастер прервется, сядет на сквозняке, выпьет чаю, съест лепешку и горсть фиников. И снова заготовки, педаль, пемза. Так делал его отец, дед, предок в двенадцатом колене. Нет, не вырваться из круга. Но мы-то свободны, мы не будем стоять на месте, у нас свой ритм - пойдем заблудимся. Каждому ремеслу на рынке отведена своя территория. Границы можно четко определить по запаху. Ремесленные кварталы пахнут кожей, краской, воском, деревом, розмарином, железом, серой, дымом, паленой курицей, аптекой, пылью, падалью. Лабиринт улочек - серьезный, безжалостный к пришельцу. Даже бывалый гид нет-нет да и спросит у прохожего: где, шайтан подери, мы находимся? В квартале гончаров на сотнях кругов вертят кувшины, плошки, странные тарелки с коническими крышками, вазы. Рынок ковров поспокойнее, он для толстосумов. Медный рынок - блестящий, громкий, здесь стучат громче, чем у кузнецов, чеканщики все глухие. Рынок козьей и овечьей кожи деловой, он для любителей самострока. Рынок бабушей крикливый, туристы охотно покупают тапки с носками а-ля Маленький Мук. Ювелирный рынок - откровенно воровской, а рынок пряностей -душный. На площади Рахба Кедима торгуют знахари. Здесь можно подолгу рассматривать товар, знахари не назойливы, к ним покупатели приходят с проблемами: кому-то необходимо сделать приворот, кому-то вылечить подагру, этот обессилел, тот долг не хочет отдавать, этому самому не отдают. Знахари всем помогут. Купи расуль - мягкий камень для укрепления волос, куски амбры для колдовства и просто для приятного запаха. Купи варана сушеного, чтобы выйти замуж - брось шкуру на угли, а дым гони в сторону, где спит возлюбленный. Растолки шпанскую мушку, выпей - и забудь об импотенции. Кожа хамелеона поможет для восстановления девственной плевы, рог ящерицы хум - для прободения той же плевы, которую по каким-либо причинам не удалось вскрыть в первую брачную ночь. Голова идет кругом, скорее обратно, вон из медины. Кто знает, где Джема-эль-фна? Там стоит автобус, который отвезет нас в курортный город Агадир, где нет средневековья, зато есть Атлантический океан, свежий ветер и крутая волна. Пять дирхем не жаль отдать спасителю? "Веди же, и будет тебе за труды!" Проводник уверенно ведет по закоулкам, мы куда-то поднимаемся, спускаемся, сворачиваем, входим, выходим, спотыкаемся и через десять минут оказываемся на площади, в толпе туристов. "Барака Аллах!" - благодарит проводник за монету и исчезает. "Да пребудет благодать Аллаха!". Автобусный кондиционер окончательно отсекает нас от средневековья.

Лелика: Продолжение темы о Марокко. Вся интересная информация о Марокко будет размещаться здесь.

Лелика: Лалла Сальма Беннани Супруга короля Мохаммеда VI названа в Марокко "человеком 2002 года". При опросах местные журналисты были единодушны -- 24-летняя принцесса (титула "королева" в Марокко нет) заслужила это звание за частое появление на публике и "истинно народное происхождение". В прошедшем году свадьба короля -- 12 июля -- стала поистине главным событием для Марокко. Теперь это всенародный праздник. "Случилась своего рода революция", -- считает журнал "Телькель", напоминая, что прежде личная жизнь короля, прежде всего его гарем, оставалась для подданных тайной за семью печатями. Супруга короля -- дочь преподавателя из Феса. В раннем детстве лишилась матери и воспитывалась у бабушки в небогатом квартале Рабата. За ее спиной не маячат какое-либо племя или мощное политическое лобби, с которым монархия желала бы заключить союз. Еще будучи невестой, Сальма не гнушалась посещением кварталов бедноты, детских садов и школ. "Все идет к тому, что она активно займется благотворительной деятельностью", -- полагает "Телькель". Накануне Нового года французский журнал "Пари-матч" сообщил, что супруга короля в положении. Марокканская пресса по этому поводу тактично молчит. Французы, однако, разузнали, что ребенок появится в марте.

Лелика: Ибн Баттута XII век. Марокко. Далекая западная окраина тогдашнего мира, раздираемого войнами, смутами и религиозными противоречиями. В июне 1325 года из небольшого городка Танжер отправляется в хадж в далекую Мекку некто по имени Ибн-Баттута. И вот - первая загадка: в хадж обычно отправлялись седобородые старики, для которых был уже близок день встречи с Аллахом. А нашему "паломнику" всего 22 года... Нам практически ничего не известно о родителях Ибн-Баттуты и его родственных связях. Любопытно лишь отметить, что в 1324 году (всего за год до начала путешествия танжерца) из Западно-Африканской империи Мали паломником в Мекку отправляется император Канку Муса. Он посетил ряд городов Северной Африки, возможно и Танжер, лежащий на перекрестке торговых путей, Египет и Аравию, где поразил всех своим богатством и эскортом. По непроверенной информации, его предшественник (императора Канку Мусы) отправил целую эскадру для исследований Западного Моря и лично возглавил один из кораблей. "Я был один, без спутника, на которого мог бы положиться, без каравана, к которому бы мог присоединиться. Но меня подгоняла твердая решимость и страстное желание увидеть глубокочтимые святыни". Через всю Северную Африку он добрался до Каира, затем поднялся по Нилу до Асуана. Посетив великие Пирамиды и Долину Царей, через Синай, Палестину и Северную Аравию он достиг Мекки. Посетил Медину и лицезрел Купол Скалы в Иерусалиме, третью по значению святыню суннитского ислама. Казалось бы, что к 1326 году марокканский паломник вполне исполнил свой религиозный долг и пора возвращаться домой. Но вместо этого он едет в Ирак, оттуда в Иран и через Диарбекир (в Турции), и Сирию снова возвращается в Мекку. Завершив этот второй хадж, он почти три года (1328-1330) проводит у священной Каабы. И вдруг снова снимается с места и пускается с караваном на юг - в Йемен, а затем первый раз в жизни садится на корабль и совершает плавание в Восточную Африку. Он пытается проникнуть в глубинные районы Восточной и Юго-Восточной Африки. И везде встречается с мудрецами и купцами. Самое любопытное, что никто из них не принял его за шпиона, разведывающего торговые или военные пути, за опасного конкурента. Вернувшись из Сомали, Ибн-Баттута через Аравию в третий раз посещает Мекку. Этим в то время редко кто мог похвастаться. Домой? Нет! Ибн-Баттута помышляет о походе... к Северному полярному кругу. "Там на севере живут мудрые "люди Невидимого" в стране "Риджал-аль-гайб" ("Солнца полуночи")" Снова Сирия, Малая Азия, Черное море, Крым, Степи, Нижняя Волга, Астрахань. Тысячи и тысячи опасностей. Сарай - столица обширной Золотой Орды. По льду замерзшей Волги (крайне экзотический способ передвижения для средневекового африканца) Ибн-Баттута направляется на развалины древнего Булгара (близ современной Казани) и отсюда готовится к путешествию на Печору в Великую Пермь. Но что-то меняет его планы. Возможно, последствия войны? Незадолго до приезда Баттуты новгородцы или монголы совершили опустошительный рейд в Биармию. Ибн-Баттута едет в Константинополь и снова возвращается на Волгу. Это один из немногих случаев, когда благочестивый мусульманин, к тому же бербер, (а берберы фанатично ненавидели христиан!) трижды хаджи, решился побывать в христианском государстве. В 1312 году хан Узбек вводит ислам как государственную религию в Золотой Орде. Ибн-Баттута побывал в Орде во время Великой Чистки. Все, отказывающиеся обратиться в мусульманство, в том числе 70 царевичей Чингизидов, были казнены. В эту же эпоху начинается усиление Московского княжества. Тогда же максимальное увлажнение смещается к верховьям Волги, что в конце XIII века вызовет кризис кочевого хозяйства и постепенный упадок связанных с ним культур и империй. Через Самарскую Луку Ибн-Баттута едет на юг через безводные казахские степи и добирается до Средней Азии. Хива, Бухара, Самарканд, Фергана. Затем Туркмения, Афганистан и, наконец, Северная Индия... Среднюю Азию Ибн-Баттута посетил в смутную эпоху, предшествовавшую становлению воинственной империи Тимура Хромого (Тамерлана 1336-1405). В эти годы делийский султан Мухаммед Туглука (1325-1351 гг.) расширял свои владения и даже на короткое время завоевал Южную Индию. В конце 1333 г. марокканский путешественник прибывает в Дели - жемчужину Востока, торговый перекресток цивилизаций. Ему 29 лет, и он уже объехал половину мира - весь мусульманский Восток. Он имеет огромный опыт путешественника, дипломата, знает многие языки. В Дели Ибн-Баттута осел на долгие восемь лет. Здесь он живет, "впитывая" древнюю мудрость, окруженный женами, наложницами, детьми, слугами, учителями и учениками. Его караваны отсюда расходятся по всему миру. Он явно что-то ищет. Но что? Этого нет на западе, откуда он родом, нет на юге, нет на севере. В 1342 году делийскому султану понадобилось направить посла в далекий Китай, а для такого сложного и опасного путешествия был нужен специальный человек. Выбор пал на Ибн-Баттуту, и тот не отказался. Оставив дом, накопленные богатства, в июле 1342 году марокканец по суше и по морю пересекает всю Индию, зачем-то посещает Мальдивские острова и Цейлон, где поднимается на священный Адамов пик. (Место, где, по восточным поверьям, человек впервые ступил на Землю). Потом путешествие по островам Индонезии. (Значительно позже фрагментами его пути поедут князья Щербатовы). Затем бунтующий Вьетнам и, наконец, - Южный Китай. Здесь он опять отправляет экспедиции. Но и на Дальнем Востоке нет того, что ему нужно. Незадолго до появления Ибн-Баттуты в Китае, эту страну "накрыл" целый "букет" ужасных бедствий: наводнения, потом засуха, голод, а затем чума, унесшая почти пять миллионов жизней. (Начало - 1333 год - год приезда Ибн-Баттуты в Дели). Выполнив поручение султана, Баттуты спешит вернуться в Индию. Сколько приключений ему пришлось испытать на обратном пути, растянувшемся на годы! Он был ограблен пиратами, дважды терпел кораблекрушения, спасся только чудом, принимал участие в осаде Синдапура в Южной Индии, попал в плен к индийским буддистам и т. д. Вплоть до начала нового времени Ибн-Баттута являлся единственным (из достоверно известных) людей, который на протяжении десятка лет пересек два континента, Африку и Азию, побывал в Центральной Европе, плавал в водах трех океанов: Атлантического, на берегу которого стоит его родной город Танжер, Индийского (много раз) и Тихого. Из Индии Ибн-Баттута совершает обратный круг. Не спеша, встречаясь с друзьями и учениками, он едет в Аравию, Ирак, Иран, Сирию, Палестину, Египет, неприметно посещает Мекку и снова Египет. По Средиземному морю возвращается в Марокко. В ноябре 1349 года Ибн-Баттута вместе со своей многочисленной семьей прибывает в город Фее (столицу Марокко). По приказу правящего халифа Марокко вся собранная географическая информация фиксируется придворными секретарями. Так в декабре 1355 года появилась книга-путеводитель путешествий Ибн-Баттуты, равной которой не знало средневековье. В 1349 году путешественнику всего 45 лет, и он полон сил и энергии. Посетив родной Танжер и побывав на могиле матери, он отправляется в Испанскую Гранаду. Ибн-Баттута отправляется в Европу, когда "Черная Смерть" (1347-1351) уже вышла на "охоту". В эти же годы в Европе впервые применяется огнестрельное оружие, впоследствии разительно изменившее картину мира. Арабо-испанская культура - империя Альманзора предвосхитила современную науку, открыла экспериментальные методы исследования и их практическое применение. Они особенно преуспели в химии. В их рукописях XII века приведены даже схемы боевых ракет. "Если бы империя Альманзора так же далеко продвинулась в биологии, как в технике, если бы чума не стала союзником испанцев в деле разрушения этой империи, то промышленная революция, быть может, имела бы место в XIII веке в Андалузии, а XX век был бы эрой арабских межпланетных авантюристов, колонизирующих Луну, Марс и Венеру", - отмечали Эак Бержье и Луи Повель в своей книге "Утро Магов". Империя Альманзора погибла в огне и крови, но в это время Ибн-Баттута был уже далеко и, вероятно, уехал он оттуда не с пустыми руками. В 1351 году он возвращается на родину, чтобы попытаться пересечь великую безводную пустыню Сахара и посетить негритянские империи Мали и Борну. Путешествие в Западную Африку проходило довольно спокойно. Султан снабдил своего знаменитого подданного значительными средствами на всякого рода путевые расходы. Через 24 дня быстрой езды на верблюдах Ибн-Баттута приезжает в Мали, где встречает "друзей" из далекого... Китая. (Этот факт еще раз свидетельствует об устойчивости и размахе средневековых систем сообщения). Двигаясь на юг, марокканец выходит к берегам полноводного Нигера. В столице империи Мали -Тимбукту - Ибн-Баттута прожил почти год. Здесь так же было много его старых друзей из Египта и Сирии. Империю Мали Ибн-Баттута посетил уже в годы ее упадка. Страна распадалась на ряд практически независимых княжеств-провинций. Самым сильным из них являлось восточное княжество Сонгай, в последующие годы образовавшее новую Западно-Африканскую империю Сонгай (1350-1600 гг.). 27 февраля 1353 года он отправляется в Центральную Африку и попадает в город Гао, дальше - непроходимые джунгли. Через месяц безуспешных попыток продвинуться на восток, Баттута поворачивает на Север. Он хочет попасть в загадочное царство Туарегов (место, где некоторые исследователи помещали царство Атлантов). Но в горах Атласа его караван попал в обильный снегопад. (По записям путешественника - ни в Средней Азии, ни в Казахстане, ни на Волге он не видел таких снегопадов). Караван поворачивает домой. И в начале 1354 года великий путешественник возвращается в Фее, где в достатке и почете заканчивает свои дни в 1377 году.

Лелика: Марокканцы Археологи нашли на территории Северной Африки следы поселений человека, которым не менее 3,5 тысячи лет. Однако связь между современными берберами и народом, который древние греки называли ливийцами, установить пока не удалось. Поэтому будем довольствоваться легендой, что берберы - потомки жителей сказочной Атлантиды. Ничегонеделание - национальная черта этих потомков. Более четверти местного населения безработные, а остальные предпочитают действию праздность. Мужчины часами сидят на улице без дела, а женщины… впрочем, увидеть хотя бы одну сидящую без дела нам так и не удалось! В провинции мусульманки одеваются традиционно. Это в столице можно встретить девушку-студентку с открытым лицом, в джинсах и обтягивающей майке. В деревнях же все наоборот - черная ткань на лице и бесформенная джелаба до пят. Сопровождавший нас гид-марокканец первым делом сообщил, что за иностранными журналистами в стране установлено негласное наблюдение, а снимать военных и полицейских вообще строжайше запрещено. Путешествующий по Марокко европеец довольно скоро замечает, что марокканцам все время что-то от него нужно: то один дирхем, то сувенир, то поменяться часами. А об их торговых талантах впору слагать легенды. Продавая какую-нибудь вещь, хозяин поднимает цену приблизительно в 300 раз, просто так, чтобы поторговаться. Коммерческому гению местных жителей мог бы позавидовать любой современный коммивояжер. Например, в XVI веке, при династии Саадинов, они покупали в Италии каррарский мрамор. Пропорции были просты: килограмм сахара за килограмм мрамора. Многие сохранившиеся шикарные здания в столичных городах - Мекнесе и Фесе - были построены на "сахарные деньги". Впрочем, бизнес складывался удачно не только с наивными европейцами. У жителей Тимбукту, например, марокканцы покупали золото: килограмм золота за килограмм соли. И вполне обоснованно процветали. Во многом благодаря соли и сахару в Средние века им удалось построить огромную империю, простиравшуюся от Алжира и Туниса до Ливии, включавшую территории Испании и Франции. Коммерческие успехи арабов сумели повторить лишь португальцы, выменявшие в том же Тимбукту на оружие и одежду более 5 миллионов чернокожих рабов. В горах Среднего Атласа живут берберские кочевники. В этих краях дожди идут не более месяца в году, и поэтому все здесь сделано из шерсти: крыша, палатки, ковры и одежда. Раз в неделю глава семейства отправляется за несколько десятков километров на базар, чтобы продать очередной, сотканный руками его жены, ковер. Признаком хорошего тона в этой стране считается приглашать для строительства крупных мечетей и усыпальниц королей иностранных архитекторов. Например, грандиозная мечеть Хассана II в Касабланке - самое высокое религиозное сооружение в мире - построена по проекту француза Мишеля Пинсо, который даже не был мусульманином. А усыпальницу короля Хассана II в Рабате вообще строил вьетнамский архитектор Ву Тон. Говорят, что внутри - изящная мозаика сочетается с тонкими листами золота. Однако входить в мечети в Марокко немусульманам категорически запрещено. Этот запрет в свое время ввел генерал-резидент Марокко маршал Лиоте. Времена колонизации давно прошли, а запрет, введенный французами, так понравился, что его поддерживают до сих пор.

Лелика: Берберы источник: "На марокканской земле"1972 год Основную массу населения Марокко составляют берберы, арабизованные берберы и арабы. Французские источники, отмечающие широкое распространение арабского языка в этой стране, в то же время утверждают, что большинство марокканцев - берберы. Этой же точки зрения придерживаются и caми берберы. Тот факт, что многие из них знают арабский язык, еще не означает полного забвения ими родного языка. Известный политический деятель Марокко, лидер берберской партии "Народное движение", поэт и художник Махжуби Ахардан, выдвигая требование преподавания берберского языка, утверждает, что это требование отнюдь не преследует цели противопоставления бербера арабу, ибо в марокканской действительности они давно живут совместной жизнью и являются неразлучными братьями. Марокканские берберы утратили свой собственный алфавит, о существовании которого свидетельствуют как находки археологов (правда, письменные памятники, приписываемые далеким предкам нынешних берберов, пока не поддаются расшифровке), так и древняя система письма "тифинаг", сохранившаяся у родственных берберам туарегов в некоторых районам Алжира и Нигера. Но самый древний в Северной Африке берберский язык, говорит Ахардан, продолжает жить в повседневном общении его обладателей, в их устной литературе - берберских сказках, легендах, пословицах и поговорках, поэмах и песнях, а также в письменных документах, использующих арабский алфавит. Это язык точный и живой, и защита его нужна для сохранения богатого культурного наследия берберского народа. Кстати, бербероязычные марокканцы - это не какая-то горсточка людей, а 50-60% населения страны! Действительно, стоит удалиться на несколько километров от Атлантического побережья, вдоль которого в основном селились арабы, или от крупных городов, окруженных арабскими поселениями, как вы попадаете в Берберию. Здесь женщины ходят с открытыми лицами и одеваются в разноцветные одежды. И не редкость рыжеволосые и голубоглазые ребятишки. А жильем очень часто служит огромная черная палатка, под тентом которой могут разместиться пятьдесят, сто и более человек. Берберские ковры с их своеобразным рисунком трудно спутать с изделиями арабских мастериц из Рабата и Феса. Свои особенности у берберских народных танцев. Сами берберы именуют себя так лишь тогда, когда говорят по-французски или по-английски. Берберы Рифа, например, предпочитают другое название-"имазиген" ("свободные люди"). Центральную часть страны, горы Среднего Атласа, восточные склоны Высокого Атласа, долины уэдов, теряющихся в песках Сахары, населяют племена группы санхаджа - браберы. Они тоже считают себя имазигенами, а свой язык, как и имазигены Рифа, называют "тамазигт", хотя между ними есть и существенные различия. Жители Высокого Атласа, Анти-Атласа и долины реки Сус зовутся шлехами. Они - потомки масмуда, появившихся в Марокко раньше всех других берберов. Язык шлехов - ташельхит. Каждой из этих основных групп свойственно разнообразие местных говоров, но все жители Рифа понимают друг друга так же, как шлехи и браберы могут общаться между собой, но между шлехами и имазигенами Рифа лежит уже серьезный языковый барьер. Такой барьер существует и между арабами и теми из берберов, которые не знают арабского языка. Да и сам арабский язык в Марокко носит диалектальный характер, а его говоры варьируются в зависимости от района. Классический, или литературный, арабский язык - язык Корана, правоведения, науки, изящной словесности, деловой переписки и прессы - известен лишь небольшой горсточке грамотных людей и не может пока служить средством общения для подавляющего большинства населения, которое не умеет ни читать, ни писать. Таким средством остается пока так называемый простонародный язык, в котором немало берберских слов и выражений и французских терминов, Справедливости ради следует сказать и о том, что в ряде районов, включая сельские, арабизация берберов и смешение племен достигли такой степени, что порой бывает трудно отличить арабизованного бербера от оберберившегося или даже "чистокровного" араба. К тому же смешанные браки между арабами и берберами весьма распространенное в Марокко явление. Однако совсем не исключено, что некоторые берберские группы, особенно горцы, сохранят свою самобытность и сложатся в народности, которые будут развиваться параллельно с дальнейшей эволюцией формирующейся арабизованной марокканской нации, впитавшей в себя потомков испанских мусульман - морисков и андалузцев, плененных когда-то корсарами и исламизированных европейцев, вывезенных из различных стран узниц султанских гаремов, поступавших в Марокко с невольничьих рынков Стамбула (а они насчитывались тысячами), и рабов из Западного Судана, служивших некогда в "черной гвардии" марокканских султанов; сейчас темнокожие марокканцы - выходцы из Тропической Африки - не образуют какой-либо обособленной этнической группы, разбросаны по всем городам и деревням, живут одной жизнью с окружающими их берберами и арабами и говорят на их диалектах.

Guda: Лелика спасибо тебе за труды! Я себе отстампировала 8 листов, буду просвещаться на досуге, а то от компьюторо глаза подустали...

MALINA: Лелика пишет: В провинции мусульманки одеваются традиционно. Это в столице можно встретить девушку-студентку с открытым лицом, в джинсах и обтягивающей майке. В деревнях же все наоборот - черная ткань на лице и бесформенная джелаба до пят. Че-то я ни разу не видела в деревне девушек с черной тканью на лице....наоборот, там все как по форме одеты - яркие штаны, сверху типа халат(в основном заправленный по бокам в штаны), потом свитер(даже летом), на голове небрежно повязан платочек, узелками на лбу или зсади...может кто видел другое?

sacha: MALINA Я видела деревенских девушек с тряпкой на лице, но они ехали в грузовике на полевые работы и лицо закрывали, чтобы не потемнело на солнце. Я согласна с тобой, что тряпка - это не часть национальной одежды, типа "зиф". Деревенские девушки лицо не прячут.

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

sacha: Лелика молодец, уже вторую часть темы открыла! Фото очень интересные, жаль только не подписаны, где сняты кадры. Я много городов узнала и унесла несколько фото. Спасибо. У меня была розовая мечта сфотографироваться с водоносами, но они куда то пропали.

Marina: Лелика Молодец!!! Классные фотографии! sacha пишет: У меня была розовая мечта сфотографироваться с водоносами, но они куда то пропали. Кажется, они все у нас, в Касабланке. Приезжай, поспособствую.

Лелика: Спасибо,девочки! Приятно,что мои труды не пропадают зря и это кому-то нужно и интересно. А по-поводу подписей,там ,где я их брала они также были не подписаны...просто Марокко.Это итальянский сайт,а фотографы итальянцы и немцы.

kisbykis: MALINA пишет: Че-то я ни разу не видела в деревне девушек с черной тканью на лице Это Вы, дЭвушка, не там ездите. У нас часто можно встретить женщин с черной шторкой на лице, иногда даже глаз не видно, их черная сетчатая ткань закрывает, такие вот наряды наподобие никаба.

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Жени: Лёлика ты просто супер!!! Каждый раз любуась на фотки испытываю страстное желание поскорее поехать в отпуск... Еще целый месяц..... Хотела поделиться своими фотками от последних поездок... http://u.foto.radikal.ru/0704/24/6ddae9a88c50.jpg http://u.foto.radikal.ru/0704/a9/45ff6d6381e0.jpg http://u.foto.radikal.ru/0704/97/54a3b3e4e76e.jpg http://v.foto.radikal.ru/0704/c2/a51c57e37bd2.jpg

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Yulia Stroy: Лелика, а можно поинтерисоваться, кто автор? Марроко представлено очень колоритно (особенно для тех, кто ещё здесь не был!)

Лелика: Yulia Stroy Я чуть выше об этом написала.Это итальянский сайт,а фотографы итальянцы и немцы.Сайт профессиональных фотографов -путешественников.

kisbykis: Классные фотки! Подлинное марокко!

Жени: Я еще фотки нашала... http://www.hanshendriksen.net/moroccogallery.htm

sacha: Жени спасибо, классные фото, ссылку добавила в избранные!

полуночница: Вот, опять возвращается тема терроризма в Марокко... Грустно. http://www.aujourdhui.ma/

kisbykis: А что произошло? Опять в Касабланке?

Yulia Stroy: Лелика пишет: Я чуть выше об этом написала. Извини...я ж говорю, старею...

полуночница: kisbykis Полиция хотела задержать 3 террористов, одного убили, второй взорвался, а третьего ещё ищут.

kisbykis: полуночница М-да... А пострадавших, надеюсь, нет?

Yulia Stroy: полуночница пишет: а третьего ещё ищут. Надеюсь, что найдут...

полуночница: kisbykis пишет: А пострадавших, надеюсь, нет? Я не видела репортаж по телевизору... Говорят, нет пострадавчих, кроме самих терорристов.

полуночница: Девочки, еще один взорвался сегодня после обеда... Опять в ЕЛь Фида. Жуть.

kisbykis: Ой, кошмар какой! Вот уроды!

gritsenochka: полуночница ето в дерб султане???мама дорогая

полуночница: gritsenochka Сказали Ел Фида , Хай Фарах...

Olchik: Пострадавшие есть... Погиб один офицер полиции и семь раненых прохожих в больнице...все марокканцы...

Анка: Это в дерб Султане, ну по крайней мере рядом. Обьясните мне - какой смысл им взрывать популярные районы? Логика какая? Как и в прошлый раз - Сиди Мумен.... Вот новости сообщения о взрывах на русском

MALINA: Только что посмотрела в Евроньюс - взорвались 4 смертника из террористической группировки в ходе операции по захвату и погиб полицейский, за раненых не сказали...Вроде как все камикадзе из этой группировки ходят с поясами смертников, чтоб не дасться себя арестовать....Какой ужас, касабланочки дорогие, не ходите сейчас в людные места, так за вас страшно!

мяу@: Ну девчонки … смотрю я, у вас там поинтересней стало чем у меня тут в Израиле. Взрывов то сколько… мне прям с горячими странами везет, с одной горячей точки в другую переезжать.

Лелика: МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ ТЕМА : ЭВОЛЮЦИЯ МОНАРХИИ В МАРОККО ХХ ВЕК. Кому интересно,можно почитать ,очень познавательная работа. Современное государство Марокко – одна из немногих сохранившихся на Арабском Востоке и в Африке монархий. В иностранной литературе ее называют в одних случаях теократической или абсолютистской, в других – парламентской или демократической, однако все признают, что королевская власть играла и играет первостепенную роль в социально-экономической и военно-политической жизни страны. Монархическая форма организации власти в Марокко предопределила особенности политической структуры этого государства по сравнению с другими африканскими странами, являющимися в своем абсолютном большинстве республиками. В то же время она совершенно отлична от своих европейских аналогов. Хотя в королевстве действует парламент и существует конституция отношения между королем и другими институтами политической cистемы Марокко имеют специфический характер: круг полномочий и реальная власть короля Марокко значительно шире и весомее аналогичных функций европейских монархов. Монархическая традиция в Марокко имеет многовековую историю. Начиная с арабского завоевания и процесса исламизации Северной Африки до момента утверждения династии Алауитов в XVII веке, правящей и по сей день, в Марокко сменилось шесть династий. У власти находились представители Идрисидов, Альморавидов, Альмохадов, Меринидов, Ваттасидов и Саадидов. В 1631 г. к власти пришел первый представитель династии Алауитов – Мулай Шериф ( 1631 – 1635 ). Три его сына способствовали восхождению Алауитов к вершинам власти: Мулай Мухаммед бен Шериф ( 1640 – 1664 ), Мулай Рашид бен Шериф ( 1664 – 1672 ) и Мулай Исмаил бен Шериф ( 1672 – 1727 ), они укрепили положение государства, проводили активную внешнюю политику, при них сложился тот институт государственной власти, который просуществовал вплоть до начала XX века. В 1894 г. к власти пришел Мулай Абд аль-Азиз, семнадцатый представитель династии Алауитов. Он правил Марокко до 1908 г. В этот период страна стала объектом захвата колониальных держав. Благоприятное географическое положение на стыке торговых путей, связывающих Европу и Африку, издавна привлекало взоры европейских стран. Усиленную подготовку к захвату Марокко начала Франция. В 1902 г. французское правительство подписало соглашение с Италией о разделе сфер влияния в Северной Африке: Италия получала “ свободу действий ” в Триполитании, а Франция – в Марокко. В апреле 1904 г. было заключено англо-французское соглашение, известное как “ Сердечное согласие ”, по которому Франция “ уступала ” Англии Египет, а Великобритания Франции – Марокко. Однако английская сторона оговорила, что часть территории Марокко должна отойти к Испании, а порт Танжер стать международной зоной. Султан не имея ни политической, ни экономической мощи не мог противостоять европейским державам. Его власть была ограничена даже внутри страны, где он должен был считаться с могущественными представителями племенной верхушки. В 1906 г. в Альхесирасе состоялась конференция по вопросу о разделе сфер влияния в Марокко. Страна фактически попадала под исключительное влияние Франции и Испании, имевших к тому времени в Марокко значительно более ощутимый политико-экономический потенциал, чем Германия, которая имела определенные притязания на страну. В 1907 г. французские войска приступили к прямому захвату марокканской территории. Эта акция вызвала новое обострение германо-французских противоречий. Избегая открытой конфронтации, французское правительство сделало попытку прийти к соглашению с Германией. По франко-германскому договору 1909 г. об экономическом кондоминиуме Франция обязывалсь не препятствовать промышленным и торговым операциям Германии в Марокко, а последняя, в свою очередь, заявила о своих исключительно экономических интересах в султанате. В мае французские войска заняли города Фес и Мекнес и правительство Франции объявило о строительстве железной дороги Уджда – Таурирт. Германия расценила эти акции как нарушение соглашения и в июне 1911 г. направила в марокканский порт Агадир канонерку “Пантера ”, что чуть было не явилось поводом для начала мировой войны. Лишь после длительных и упорных переговоров германия отказалась от политических притязаний на Марокко, получив взамен от Франции часть территории Конго и обещание сохранить в течение 30 лет свободу экономической деятельности в Марокко для германских монополий. Это было закреплено новым франко-германским соглашением от 4 ноября 1911 г. Нейтрализовав своего главного конкурента в Марокко, Франция начала оказывать беспрецедентное давление на нового марокканского султана Мулай Абд аль-Хафиза (1908 - 1912), а затем на его брата Мулай Юсуфа ( 1912 – 1927 ) с целью расширения своего влияния в стране. Угрожая открытием военных действий, она добилась подписания 30 марта 1912 г. в Фесе договора о протекторате. Во исполнение англо-французского договора 1904 г. 27 ноября 1912 г. была подписана франко-испанская конвенция окончательно закрепившая за Испанией ранее определенную территорию. 3-я статья Фесского договора гласила: “ Правительство Республики обязуется оказывать постоянную поддержку Его Шерифскому Величеству против любой опасности, которая угрожала бы его личности или его трону, или нарушило бы спокойствие Его государства. Такая же поддержка будет оказана наследнику престола и его преемникам”.1 По Фесскому договору страна утратила свой суверенитет и территориальную целостность, что неизбежно привело к возникновению в Марокко национально-освободительного движения, которое возглавил сын султана Мулай Юсуфа Сиди Мухаммед бен Юсуф (1927 – 1961). В данной работе автор ставит целью показать основные вехи и проблемы развития Марокко в начале XX в., в период протектората (1912 – 1956), в годы становления независимого государства Марокко; специфику антиколониальной борьбы марокканского народа и особо выделить роль султана Марокко в национально-освободительном движении, осветить проблему взаимоотношений представителя правящей династии с французской администрацией, указать позицию султана в вопросе о французском протекторате. Осветить вопрос об инсталляции “современной” монархии в независимом государстве Марокко и указать ее роль и место в общественно-политической жизни страны, что весьма важно,так как монархия была инициатором всех начинаний и коренных социально-экономических реформ. Проследить за эволюцией монархической власти в Марокко от абсолютной до конституционной, указав причины этой эволюции. Рассмотреть институт монархии на современном этапе и попытаться проанализировать перспективы его развития в будущем. При комплексном исследовании данной темы было привлечено большое количество источников на французском и арабском языках, за что автор благодарит Посольство королевства Марокко, Французский культурный центр в Москве, Российский культурный центр в Рабате и Тулузский Государственный Архив (Франция). Рассматривая проблемы взаимоотношений Франции и Марокко в начале XX в. и в период протектората ( 1912 – 1956 ) были привлечены важные архивные документы французской колониальной администрации, собранные в сборнике, освещающем деятельность Франции в Марокко.2 Это издание содержит многочисленные документы, законодательные акты Французской Республики, относящиеся к периоду протектората в Марокко. Особый интерес представляет текст Фесского договора 1912 г., а также письма, телеграммы, меморандумы президентов Франции, французских генеральных резидентов в Марокко. Изучая период второй мировой войны, автор обращается к военным мемуарам Шарля де Голля, который в то время возглавлял движение “ Свободная Франция ”, а в 1944 г. стал лидером Временного правительства Франциии.1 Генерал де Голль имел свой собственный взгляд на колониальную политику Франции, отличный от взглядов вишистского правительства. Колониальные проблемы занимали важное место в деятельности ФКНО и его главы. Главной целью ФКНО и Временного правительства в колониальной политике являлось сохранение целостности империи и поддержании в ней внутренней стабильности. Сратегическая установка де Голля, как видно из воспоминаний, состояла в том, чтобы попытаться совместить непреложный факт национального пробуждения колониальных народов с сохранением основ колониальной империи Франции, под новым названием – “ Союза ” или “ Сообщества ”; пойти на уступки, местами значительные, законным социально-экономическим, а отчасти политическим требованиям колоний ради спасения главного – политического господства над ними. К мемуаристике можно отнести воспоминания Ф. Рузвельта.2 Они представляют интерес в связи со встречей султана Марокко бен Юсуфа с президентом США Франклином Рузвельтом 22 января 1943 г. в Анфе – одном из пригородов Касабланки. Эту встречу принято считать отправной точкой в последнем, заверщающем этапе национально-освободительной борьбы народа Марокко. Особый интерес представляют мемуары генеральных резидентов Франции в Марокко – генерала Лиотэ, генерала ( впоследствии маршала ) Жюэна3 и Жильбера Гранваля.4 На примере их воспоминаний можно проследить эволюцию взглядов французской правящей элиты на проблему роста национально-освободительного движения. Генерал Жюэн был генеральным французским резидентом в Марокко с 1947 по 1951 г. Выходец из европейцев Алжира - он был убежденным колонистом и считал, что для мусульманских стран всегда следует применять политику силы, а не убеждения. Методы, заложенные генералом Жюэном в полной мере использовал генерал Гийом в августе 1953 г., когда в результате переворота был низложен официальный правитель государства – султан Сиди Мухаммед бен Юсуф. Жильбер Гранваль являлся представителем другого крыла. Соратник Шарля де Голля, убежденный голлист, он понимал, что время действовать силовыми методами осталось в прошлом. В своей книге “ Моя миссия в Марокко ” он вспоминает самые яркие моменты противостояния с представителями французской администрации жесткого направления, которые валились в открытую конфронтацию. Гранваль предлагал свою собственную программу по преобразованию отношений между двумя странами, но, к сожалению, она не была принята. Большой интерес представляют периодические издания, как французские, так и марокканские. В работе автор ссылается на такие известные французские газеты, как “ Le Figaro”, “ Le Monde”, журналы “ Jeune Afrique”, “ Jeune Afrique Economie”, “ L’Expansion”. А также на марокканскую периодику на французском языке – “ L’Opinion”, “ Le matin du Sahara et du Maghreb”, “ La Gazette du Maroc”, “ Le Temps du Maroc”, “ Le Journal” и издания, выходящие на арабском языке – Аль-Истикляль ( печатный орган партии Истикляль ) и Аль-Баян. Многие необходимые даты, цифры, географические названия автор приводит именно из периодики. Особая роль отводится воспоминаниям Его Величества короля Хасана II.1 Мемуары написаны в форме интервью, которое Хасан II согласился дать французскому журналисту Эрику Лорану. Книга представляет собой обстоятельный рассказ, основанный на беседе журналиста и короля. Это размышления короля о жизни монарха, о его роли в политической истории страны, о встречах с различными политическими деятелями, о выборе пути развития Марокко и т. д. Рассказы Хасана II по форме очень живы, наполнены множеством любопытных подробностей. Король вспоминает о своих отношениях с такими политическими деятелями современного мира, как Ф. Рузвельт, У. Черчилль, Дж. Кеннеди, Ш. де Голль, Ж. Помпиду, Ф. Миттеран, М. Каддафи, А. Бен Белла, Х. Бумедьен, И. Рабин, генерал Франко. Вторая книга Хасана II “ Le Defi”2 ( “Вызов” ) посвящена первым годам его правления и воспоминаниям об отце, который рано ушел из жизни. Мухаммеду бен Юсуфу посвящены отдельные главы, в которых Хасан II отдает дань памяти отцу, вспоминая основные события из его жизни, общественно-политической деятельности. В своей работе “ Vingt ans de regne”3 (“Двадцать лет правления”) Хасан II суммирует итоги своей политической деятельности за прошедшие 20 лет. Старается подходить к оценке собственной деятельности критически, хотя признает, что не терпит, когда ему делают замечания или критикуют. В исследовании автор обращается к сборникам опубликованных речей и интервью Его Величества короля Марокко Хасана II за 1990 – 1991, 1991 – 1992, 1992 – 1993, 1993 – 1994, 1994 -1995, 1996 –1997, 1997 -1998 гг.1 Эти сборники ежегодно публиковались министерством связи королевства и были предоставлены посольством Марокко для написания данной работы. Кроме этого, марокканское посольство предоставило сборник важных документов по общественно-политичесокй и экономической истории страны - Morocco: Land of Promise. The spirit of a king and a people.2 В нем опубликованы тронные речи Хасана II, конституция королевства Марокко, диаграммы и схемы экономического развития, поздравительные письма глав различных государств, адресованных королю, статистические данные в разных сферах общественно-политической и экономической жизни. Рассматривая проблему возникновения политических партий в Марокко, следует обратить внимание на документы партии Истикляль, самой многочисленной и долговечной партии в стране.3 В написании параграфа об отношениях Марокко и СССР был использован сборник “ СССР и страны Африки ”, в котором собраны отчеты о визитах должностных лиц, записи договоров со странами Африки.4 Автор использовал в работе данные Управления статистики королевства Марокко, приводя данные об уровне безграмотности марокканского населения и темпах роста безработицы при рассмотрении проблемы роста исламского фундаментализма и структурного кризиса в экономике, возникшего в период правления Хасана II. Рассматривая историографию вопроса, сразу же следует отметить, что в отечественной и зарубежной науке тема практически не разработана. Имеется ряд исследований по тем или иным частным аспектам этой проблемы, причем в подавляющем большинстве речь идет о работах, посвященных исключительно национально-освободительному движению народов французских колоний, а также о работах правоведческого и политологического характера. Таким образом, обращение к проблеме роли монархии в общественно-политической жизни Марокко в XX веке вызывается прежде всего отсутствием в отечественной историографии обобщающего исторического исследования этой темы. Следует отметить, что в советской историографии, в силу монизма марксистско-ленинской методологии, и не могла появиться работа, которая бы дала объективную оценку роли монархии и монарха как личности в общественно-политической жизни страны. В трудах изестных отечественных историков Луцкой Н. С., Авакова Р.П., Манасеряна Л. П., Черкасова П.П. посвященных Марокко рассматриваются проблемы национально-освободительного движения, затрагиваются экономические вопросы в истории Марокко, социального развития страны в колониальный период. Особого внимания заслуживает монография Л. П. Манасеряна.1 Автор рассматривает период истории Марокко с 1940 по 1956 г. Это наиболее подробная, богатая фактическими данными работа по изучению национально-освободительного движения, затрагивающая многие аспекты и базирующаяся на многочисленных источниках. Нужно отметить, что Манасерян попытался впервые уделить должное внимание роли султана Мухаммеда бен Юсуфа в национально-освободительном движении, что отличает его работу от предыдущих и последующих авторов. Не следует забывать, что большинство работ написаны в доперестроечный период, когда господствовала коммунистическая идеология. Именно с таких позиций написана работа Авакова Р. П.2 в сжатой форме освещающая, национально-освободительное движение в Марокко. По-своему интересна монография Максименко В. И., дающая обзор основных политических партий Марокко в борьбе за национальную независимость. Автор указывает на их место в политической жизни страны, но не рассматривает взаимодействия политических партий и королевского двора.3 Несмотря на тот факт, что, несомненно, политические партии консолидировались вокруг султана в деле борьбы за независимость. Предметом исследования монографии П. П. Черкасов4 и монографии Луцкой Н. С.5 является политика французской метрополии в отношении колониальной империи на стадии обострения ее кризиса – от начала второй мировой войны до наших дней. В обеих работах дан общий анализ и характеристика социально-экономического и политического положения колониальных владений Франции, но нет детального рассмотрения роли лидеров в национально-освободительном движении. Наиболее полно проблема власти в Марокко разработана в монографии Сергеева М. С. “История Марокко XX век ”.1 Автор в своей работе анализирует процессы становления марокканской государственной системы, ее существования в годы протектората, после освобождения и в конце XX века. Сергеевым было привлечено большое количество источников и литературы, его исследование можно считать одним из наиболее полных. Проблемы религиозной жизни и внедрения ислама в общественно-политическую жизнь Марокко рассматриваются в книге “ Северная Африка: ислам и общество”.2 Авторы статей отмечают процессы роста исламистских группировок, политизации ислама и исламизации политики. Среди работ зарубежных авторов хотелось бы отметить монографию Спиллмана.3 Автор ставит своей целью проанализировать общую картину подъема национально-освободительного движения, дать общую характеристику французкого колониализма, выявить истоки и проследить эволюцию его кризиса. Тем не менее, автор, не затрагивает проблему роли монарха в становлении и подъеме национально-освободительного движения и не рассматривает его консолидирующей роли. Работа “Histoire du Maroc”1 (История Марокко), написанная Ж. Бриньоном, является фундаментальным трудом, затрагивающим практически все аспекты жизни марокканского народа, в том числе и проблему монархической власти в начале XX века. Большой вклад в изучение истории Марокко и других стран Магриба внес Жак Берк. Его работа “ Le Maghreb entre deux guerres ”2 посвящена проблемам Магриба в межвоенный период. Очень хорошо разработана тема у марокканских историков, хотя следует отметить некоторую предвзятость в силу сложившейся ситуации. В королевстве не принято критиковать монарха, так как он является олицетворением национального суверенитета и символом марокканской нации. В работах Ландо3 мы сталкиваемся с сакрализацией роли монарха во всех сферах общественной жизни, в том числе в национально-освободительном движении. Политическая деятельность Мухаммеда V-ого рассматривается как не подлежащая сомнению. Работы Мухаммеда эль-Фасси4, Бубкера Кадири5 посвящены сыну Мухаммеда бен Юсуфа – Хасану II. И снова сказывается тот факт, что обе работы написаны на территории Марокко. В трудах этих исследователей уделяется большое внимание личностным качествам короля, его незаурядному уму и холодному расчету в политических делах. Тем не менее, дискуссионные моменты, связанные с вопросами существования в Марокко реальной оппозиции и утверждения демократических институтов не затрагиваются. Исходя из этих монографий, деятельность короля во всех сферах жизни не подлежит сомнению. Большое количество работ по истории Марокко написаны бывшим министром внутренних дел страны Дрисом Басри. В его трудах рассматриваются вопросы территориальной администрации, децентрализации Марокко в годы правления Хасана II.1 Хасану II и его деятельности посвящена и работа “ Le Maroc de Hassan II ”.2 Автор, как и полагается соратнику и помощнику, превозносит роль короля и не видит никаких недостатков в политике, проводимой Хасаном II. Следует отметить еще одну незаурядную работу, касающуюся личности Хасана II, которая кардинально отличается от всех остальных – “ Notre ami le Roi ” - ( “ Наш друг король ” ). Ее написал известный французский исследователь Жиль Перро.3 Она вызвала широкий резонанс как в Европе, так и на Арабском Востоке. “ Король Марокко - отмечается в предисловии, - является продуктом колониальной политики Франции и Испании. Автор подробно описывает историю покорения Марокко, рассказывает о борьбе народа за независимость, отводя Мухаммеду бен Юсуфу роль народного героя. Основное место в книге занимают проблемы внутриполитической борьбы в Марокко в период правления Хасана II, анализируется место и роль двора в политической системе страны. Время правления Хасана II характеризуется автором как сплошная цепь заговоров и следующих за ним расправ, время правления тирана и деспота. Данная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы. В первой главе автор рассматривает деятельность султана Мулая Абдельазиза (1894 – 1908) и султана Мулая Абдельхафида (1908 – 1912) в наиболее трудный для Марокко период – годы соперничества европейских держав за влияние в северо-африканском регион и раздел сфер влияния между Францией и Испанией, установления протектората. Вторая глава посвящена годам правления султана Сиди Мухаммеда бен Юсуфа (1927 – 1961), который сыграл решающую роль в процессе деколонизации Марокко. Он стал центром консолидации всех общественно-политических сил в национально-освободительном движении Марокко. В третьей главе рассматривается общественно-политическая деятельность короля Марокко Хасана II, при котором монархия эволюционировала от своей абсолютистской формы до конституционной.

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВА I МАРОККАНСКАЯ МОНАРХИЯ В НАЧАЛЕ XX В. В начале XX в. резко обострилась борьба европейских держав за Марокко. В 1900 г. Франция, объявив себя верховной защитницей прав султана от действий иностранных государств, вынашивала план установления протектората над Марокко. Взамен Германии были обещаны некоторые торговые преимущества, Англии - обязательство не возводить укреплений на средиземноморском побережье и придать Танжеру статус нейтральной территории под международным контролем. Французы также разработали план покорения марокканских племен. В 1901-1902 гг. султан Мулай Абдельазиз (1894-1908 гг.) был вынужден заключить с Францией соглашения, дававшие ей возможность вводить в Марокко свои войска. Соглашения Франции с Италией (1900-1902гг.), Великобританией (1904г.), Испанией (1904г.) зафиксировали притязания Франции на большую часть Марокко. Дипломатическое равновесие, которое характеризовало отношение европейских держав к Марокко в течение всего XIX века, было нарушено в пользу Франции сразу после вхождения на престол Мулая Абдельазиза. Стремясь получить свободу рук в Марокко, Париж пытался убедить другие державы отказаться от своих притязаний на эту страну взамен уступок в других районах мира. Сначала в 1902 г. Италия признала Марокко зоной французского влияния в обмен на признание Парижем итальянских притязаний на Триполитанию. Сложнее было достичь соглашения с Великобританией, всегда имевшей сильные позиции в Марокко: ее агенты вели сложную игру при дворе, они были инициаторами проводимых султаном реформ, с их помощью последний боролся против Бу Хмары. Возникновение так называемой марокканской проблемы в конце XIX - начале XX века было связано с прямо противоположными интересами великих европейских держав к югу от Гибралтара. Франция стремилась расширить свои алжирские владения за счет Марокко. Испания, чье влияние в Марокко имело глубокие исторические корни, к концу XIX века не располагала ни политическими, ни торговыми возможностями и была вынуждена уступать под натиском более сильных конкурентов. Англия в последней четверти XIX века от политики поддержания равновесия сил в зоне Гибралтарского пролива перешла к открытию марокканского рынка для английского экспорта и установлению широкого морского сообщения с Марокко. Германия позднее других империалистических держав приступила к освоению марокканского рынка, заключив в 1891 г. торговый договор и установив прямое пароходное сообщение с Марокко. В этих условиях Россия выступила за то, чтобы ни одна из европейских держав не получила в Марокко каких-либо преимуществ. Это подразумевало поддержку независимости страны и власти султана. О месте каждой из четырех европейских держав в Марокко можно судить по данным о внешней торговле Марокко. При общем ежегодном товарообороте в конце XIX века в 3,5 млн. м.ф. первое место в торговле с Марокко занимала Англия, объем ввоза товаров которой в два раза превосходил объем вывоза; второе -Франция, третье - Испания, четвертое – Германия.1 В этот период ведущие европейские державы договорились о разделе сфер влияния в Африке. Сначала, 14 декабря 1900г., было заключено франко-итальянское соглашение. Согласно этому документу Париж признал права Рима на Ливию, получив взамен свободу рук в Марокко. 8 апреля 1904 г. аналогичное соглашение было подписано между Великобританией и Францией. Первая получила все права на Египет, вторая - на Марокко. Почему Великобритания проявила столь несвойственную ей уступчивость? Некоторые зарубежные авторы считают, что Лондон якобы уже предчувствовал сложную ситуацию в Марокко и не хотел брать ответственность за нее на себя. Иначе можно объяснить происшедшее, вспомнив определение империализма по В.И.Ленину. Действительно, речь прежде всего шла о разделе мира на сферы влияния в условиях, когда определялись будущие союзники на Первую мировую войну. Провал попыток Лондона договориться с Берлином, опыт англо-бурских войн, бурное наращивание Германией военно-морского флота предопределили сближение Франции и Великобритании. Пойдя на соглашение по Марокко, Великобритания признала претензии Франции на преобладание в этой стране. Она обязалась предоставлять в случае необходимости дипломатическую поддержку в марокканском вопросе, дала свободу рук в решении вопросов поддержания внутренней стабильности проведения административных, экономических и финансовых реформ. Тем не менее, Лондон обеспечил свои экономические и стратегические интересы. Соглашение предусматривало сохранение на 30 лет свободы торговли и режима открытых дверей. Стороны договорились, что зона Танжера получит статус международной, а также определили, что север Марокко может находиться только под опекой Испании. Эта оговорка позволила возобновить франко-испанские переговоры, начатые еще в 1902 г., но не приведшие к какому-либо результату. В итоге они завершились 7 октября 1904 г. подписанием соглашения, согласно которому Испания признала франко-британскую договоренность по Марокко, оставив за собой право исключительного влияния в двух зонах: на севере страны вдоль средиземноморского побережья и на юге в районе Санта Круз де Map Пекюена (вторую зону иногда по ошибке идентифицируют с Сиди Ифни). Заключенные соглашения позволили Франции закрепить свое влияние в Марокко. Однако они вызвали крайне негативную реакцию в Германии. Особенно болезненно Берлин отреагировал на заявления главы МИД Франции Делькассе, представившего соглашения о Марокко в качестве дипломатической победы над Германией. А последняя к тому времени уже имела большой интерес к Марокко: ее коммерция с африканской страной процветала. Деловые круги Германии, объединившиеся в основанное в 1902 г. так называемое "марокканское общество", начали в метрополии широкомасштабную кампанию в прессе по привлечению внимания общественности и деловых кругов к делам в Марокко и его природным богатствам. Вопросы, связанные с Марокко, вышли на первые страницы германских газет. Дабы заинтересованность к развитию двусторонних связей была обоюдной, банки группы Маниесман предоставили султану значительный кредит, получив взамен в концессию ряд горнорудных предприятий в Атласе и в Хаузе. Группа даже открыла в Касабланке свое представительство, чтобы лучше управлять новым приобретением.1 Под нажимом общественного мнения и деловых кругов начало активно действовать правительство Германии. Начиная с конца 1904г., германская дипломатическая миссия в Марокко энергично поощряла султана к сопротивлению французскому давлению. Поводом для 1-го марокканского кризиса (1905 г.) послужила попытка Франции добиться от султана согласия на проведение в стране под французским руководством реформ. В свою очередь Германия выступила с ответным демаршем. Она настаивала на полном отрицании соглашений, заключенных Францией и Англией, Францией и Испанией, на признании "полной равноправности" за марокканским султаном как "независимым повелителем свободной страны", на поддержании в Марокко экономического и торгового равноправия Германии наряду с другими державами и эксплуатации марокканских природных богатств, на непризнании особых прав и преимуществ за какой-либо державой в Марокко1. Понятно, что такая программа с восторгом была встречена в Марокко. Посол Германии прибыл в Фес в момент когда представитель французского кабинета министров Сен-Рене Таиландье представил монарху план реформ, одобренный Испанией и Великобританией. Германский посол немедленно начал оказывать давление на султана с тем, чтобы тот отверг предложения Франции и потребовал созыва международной конференции с участием всех великих держав, чьи интересы имелись в Марокко. Успеху дипломатических усилий Берлина способствовало то обстоятельство, что союзник Франции Россия в этот момент увязла в войне с Японией. Это дало возможность Германии подкрепить свою активность на дипломатическом фронте силовыми акциями. 31 марта 1905 г. император Вильгельм II прибыл в Танжер. Там ему была подготовлена торжественная встреча со стороны махзена и населения. Император сделал несколько заявлений, в которых подтвердил свое намерение заявить протест любой попытке поставить под сомнение равноправность отношений между Марокко и великими державами. Он также признал суверенитет султана и его независимость."Я наношу сегодня визит именно к Султану как к" независимому суверену. Я надеюсь, что под суверенитетом Султана свободное Марокко останется открытым по отношению к мирной конкуренции всех наций, без каких-либо монополий и аннексий, на базе абсолютного равенства. Цель моего визита в Танжер - дать знать, что я решил сделать все, что в моей власти, чтобы эффективно защитить интересы Германии в Марокко, так как я считаю Султана как абсолютно свободного суверена. Именно с ним я хочу обсудить способы защиты его интересов. Что касается реформ, которые Султан намерен провести, мне представляется, что они должны осуществляться с большой осторожностью, учитывая религиозные чувства населения с тем, чтобы не нарушить общественный порядок", - заявил Вильгельм II в обращении к Султану1. Прибытие Вильгельма II в Марокко стало началом первого международного кризиса вокруг этой страны. Ставя Европу на грань войны, Германия, начавшая к тому времени подготовку к Первой мировой войне, хотела разорвать франко-британский союз и убедить Париж пойти на континентальный альянс с Берлином. При этом она сразу же дала понять, что ее не удовлетворят никакие компенсации. После 1905 г. Германия не прекращала всеми силами препятствовать французскому проникновению в Марокко. Между французами и немцами то и дело возникали серьезные столкновения, самым острым из которых стало "дело о дезертирах". 25 сентября 1908 г. консул Германии в Касабланке попытался отправить из страны нескольких немцев, дезертировавших из Иностранного легиона. Консул Франции, узнавший об этом, направил в порт морских пехотинцев с тем, чтобы арестовать беглецов. Вспыхнуло столкновение, в результате которого стороны вновь заговорили о войне. Дело передали в Международный суд в Гааге. Несмотря на обострившиеся отношения, Германия тем не менее добивалась от Франции одного - заключения соглашения, которое позволило бы углублять ее экономическое проникновение в Марокко. Дабы облегчить решение этой задачи, соглашением от 8 февраля 1909 г. она признала особые политические интересы Франции в Марокко. Делькассе попытался сопротивляться давлению Германии, опираясь на Великобританию. Однако тщетно. Глава МИД Франции вынужден был подать в отставку, а Париж - согласиться с проведением конференции. В 1905 г. Франция и Испания определили размеры своих зон влияния. Согласно двусторонней конвенции, площадь испанских владений составила 28 тыс. кв. км, или двадцатую часть территории французского Марокко.1 Целый перечень документов относительно разграничения сфер влияния в Марокко был подписан между Францией и Испанией. Начало им было положено заключением секретной конвенции 1900г. Затем последовали протокол от 20 июля 1901 г. соглашения 3 октября 1904 г. 1 сентября 1905 г. 16 мая 1907 г., 27 ноября 1912 г.2 Первым из перечисленных документов, в частности, была определена северная часть границы между Марокко и французским Алжиром. Статья 2 Протокола гласила: "Махзен сможет устанавливать пограничные и таможенные посты в каменных и иных зданиях внутри территорий племен, которые входят в состав Империи, начиная от места под названием Тениет Эссасси до Ксар де Иш, а также на территории Фигиг"1. При содействии Англии Мулай Абдельазиз разработал план военных, административных и финансовых реформ, которые в случае их осуществления сыграли бы прогрессивную роль для страны. В частности, он предпринял попытку создать современный военно-морской флот, для чего пригласил на службу морских офицеров из Германии. Однако отсутствие средств вынудило его продать все четыре ранее закупленных корабля. Общий кризис, охвативший Марокко к началу XX в., сказался на боеспособности некогда сильнейшей в Северной Африке армии, что свело на нет возможность организованного военного сопротивления колонизации. Чего стоит только один факт отсутствия в Марокко кавалерии, за исключением эскадрона личной охраны султана. К этому времени под контролем махзена находилось не более 1/6 общей территории Марокко. Отсутствие сильной центральной власти позволяло западноевропейским державам играть двойную игру и за спиной султана добиваться для себя желаемых результатов. Особенное значение имела реформа налоговой системы. Однако слабохарактерность султана, сопротивление каидов и пашей, не позволили ее осуществить. Ситуация усугубилась тем, что существовавшая ранее налоговая система была отменена, а европейцы не позволили применять новую к выходцам из их стран, а также к марокканцам, находившимся под их покровительством. В результате казна султана лишилась основной статьи походов. Махзен на целых два года лишился притока каких-либо средств. Притом это случилось тогда, когда понадобились значительные средства на подавление непокорных племен. В 1901 г. султан Мулай Абдельазиз направил посольства в европейские страны с целью добиться поддержки проводимых реформ (вернее, попыток их проведения). Одно из посольств направилось в Санкт-Петербург. 23 июля 1901 г. первое марокканское посольство, посетившее Россию, принял Николай II.1 Было решено пригласить в каждое министерство европейского советника - частное лицо, которое работало бы на основе коммерческого контракта. Целью этой меры было поставить махзен вне сферы влияния европейских держав. Однако общий кризис не позволил осуществить запланированные меры. Ослабление центральной власти в конце XIX - начале XX вв. облегчило Франции начатое еще в 1890г. проникновение в марокканскую Сахару. Париж послал разведывательные экспедиции в Адрар, Тагант и Тиджикджу. Эти миссии вызвали яростное сопротивление сахарцев, которые обратились к султану за помощью и объединились вокруг марабутского шейха Ма аль-Ай-нина, проживавшего с 1895 г. в завии Айн Семара близ Тиндуфа. Шейх объявил священную войну против захватчиков. Благодаря своей мудрости, высокой общей культуре и аскетизму он очень быстро стал вождем сахарских племен. В 1906 г. шейх посетил Фес и встретил триумфальный прием у народа и Мулая Абдельазиза. Ему предоставили оружие, амуницию и деньги, с помощью которых ему удалось превратить Айн Семару в крепость. Опираясь на нее, он рассчитывал отразить возможную военную экспедицию французов. Безрассудные траты на развлечения Мулая Абдельазиза, непрекращающиеся волнения усугубляли финансовый кризис. Стремясь продолжить дело отца, он провел поспешную денежно-налоговую реформу. Но принятые в рамках реформы меры только усилили недовольство населения и чиновников. Чтобы выйти из создавшейся ситуации, султан был вынужден прибегнуть к займам. Уступив давлению со стороны зарубежных банков, он привел в действие механизм, который, как показал аналогичный пример Туниса и Египта, прямо вел Марокко к потере независимости. В 1902 г. Марокко получило заем в 7,5 млн. франков1. Его предоставила Франция через группу банков во главе с "Банк де Пари э де Пэи Ба". В 1903 г. два аналогичных займа получены от британских и испанских банков. Уже к концу года от этих денег не осталось ничего. Все средства пошли на оплату долгов Мулая Абдельазиза и на подавление очередного восстания. А тем временем настала пора платить проценты по займам и возвращать ссуженные средства. В этих условиях махзен оказался перед выбором: либо уменьшить расходы, либо прибегнуть к новому займу. В итоге был сделан второй выбор. Сопротивление реформам и связанному с ними процессу роста иностранного влияния привело к тому, что в 1902 г. в Марокко начались повсеместно волнения племен. Они поставили под угрозу само пребывание у власти султана Мулая Абдельазиза, так как впервые были направлены не против притеснений махзена, а против самого султана. Вслед за волнениями последовало общее восстание. Его возглавил аль-Роги (Бу Хамара). Он выдавал себя за шерифа и призывал к джихаду против султана и находившихся в стране европейцев. В течение 1903 г. восстаний охватило всю северную и северо-восточную часть страны2. Султан поручил военному министру аль-Менеби подавить восстание. Однако все шаги, предпринятые последним в 1903г провалились. Непоступление налогов с мятежных территорий подорвало финансовое положение страны. Султан прибегнул к ряду займов, в результате чего Марокко попало под фактически финансовый протекторат западноевропейских держав. Мулай Абдельазиз попытался противостоять проникновению европейских держав в Марокко путем игры на противоречии между ними. С этой целью ставка была сделана на Германию опоздавшую к разделу. Новый заем в размере 62,5 млн. франков расчета 5% годовых предоставил не Берлин, а консорциум французских банков во главе с "Банк де Пари э де Пэи Ба". В обмен французы добились передачи им под контроль таможен марокканских портов и 60% взимаемых там пошлин. Султан обязался в случае необходимости получения новых займов обращаться только к этому консорциуму, а также поручил ему создание государственного марокканского банка. Тем самым был сделан самый главный шаг к потере национального суверенитета. Мулай Абдельазиз оставил своему преемнику тяжелое бремя: в 1906 г. долг махзена достиг 206 млн. франков. Международная конференция по Марокко открылась 16 января 1906 г. в испанском городе Альхесирасе. В ней приняли участие 13 государств, подписавших в свое время мадридскую конвенцию 1880 г., в том числе и Россия. На конференции Германия вместе с Австро-Венгрией оказались в изоляции, и обсуждение марокканского вопроса свелось к дипломатической дуэли между Берлином и Парижем. Формально конференция провозгласила независимость султана Марокко и целостность его государства, гарантами чего выступили великие державы. При этом они признали "свободу и полное равенство" в Марокко для всех наций "в экономическом отношении". Конференция приняла решение о создании Марокканского государственного банка (МГБ) под контролем Великобритании, Германии, Испании и Франции. Последняя получила наибольшую квоту в капитале этого банка - 1/3. Еще одну треть предоставили Великобритания и Германия, 1/6 - Испания. МГБ начал функционировать в феврале 1907г. Другие решения конференции касались отмены торговли рабами и регламентации торговли охотничьим оружием. Итоги конференции нашли отражение в заключительном документе, принятом 7 апреля. Его содержание свелось к двум основополагающим принципам: участницы конференции признали суверенитет, независимость и территориальную целостность Марокко; они договорились о равенстве в экономических отношениях с Марокко и установили режим "открытых дверей". Тем не менее, в большем выигрыше оказались Франция и Испания, так как в плане практического применения Альхесирасе кого акта на них ложилась создание полиции, учреждение таможенного законодательства, борьба с контрабандой, концессия госбанка Марокко, сбор налогов и организация работы госучреждений. Если в принципиальном плане после конференции Мароко и сохранило свою независимость, на практике оно начало терять ее под франко-испанской опекой. Конференция в Альхесирасе не смогла решить межимпериалистических противоречий. И через некоторый период затишья Франко-германский конфликт вновь дал знать о себе. Вот что писала по этому поводу в номере от 9 апреля французская "Фигаро": "Международная конференция, призванная урегулировать ситуацию вокруг Марокко, проходила в период с 16 января по 7 апреля в Альхесирасе, андалусском порту в Гибралтарском проливе. Эта конференция признала интернациональный характер экономики Марокко и привилегированную роль Франции и Испании в участии в этой стране. Германия достигла достаточно престижного успеха. Конференция признала три принципа, которые она отстаивала: территориальная целостность Марокко, суверенитет Султана и сохранение режима открытых дверей. Но конференция оставила Германию в изоляции. Ее поддержала только Австрия. Антанта вышла с конференции окрепшей. Великобритания, за которой последовала Италия, поддержала французскую позицию. Франция возвратилась из Альхесираса без особой горечи. Конференция завершилась, но решение марокканского вопроса только началось".1 Альхесирасские соглашения поместили Марокко под международную опеку с преобладающей ролью Франции. Они практически означали конец независимого существования страны. По заключенным в Альхесирасе соглашениям Франция уступила свои права Великобритании в Египте, добившись обратного в Марокко. Но для Франции ценность сделки была весьма сомнительной. Она была вынуждена гарантировать права свободной торговли для всех европейских держав, и вместо того, чтобы стать таким же хозяином в Марокко, каким чувствовала себя Великобритания в Египте, она превратилась в нечто вроде европейского жандарма на марокканской земле2. В этот период Франция послала свои войска в Фее, окруженный восставшими племенами, встав тем самым на защиту неугодного народу султана Мулая Абдельазиза. Махзен, с которым не посчитались при заключении Альхесирасского соглашения, ратифицировал его летом 1906 г. Он рассчитывал в последующем добиться пересмотра его отдельных статей, и, прежде всего - касающихся устройства полиции и финансовой системы. Европейцы ответили отказом на предложения махзена. Тогда султан стал препятствовать осуществлению на практике альхесирасских решений. Однако он не мог до конца противостоять давлению европейцев из-за краха финансовой системы. Население Марокко с возмущением восприняло альхесирасские соглашения. В стране все чаще происходили стычки между французами и марокканцами. Пророческими оказались слова главы МИД Марокко Бен Слимана, заявившего после конференции в Альхесирасе французскому консулу в Фесе: "Мы не сможем защитить растущие европейские интересы, равно как ваши малочисленные полицейские силы. Хаос будет возрастать и Марокко охватит анархия, которая будет прелюдией иностранного господства"1. Отражением антифранцузских настроений населения Марокко стала расправа фанатичной толпы в Марракеше в конце марта 1907г. над французским врачом Мошаном. Его гибель стала следствием не столько его национальности, сколько его участия в качестве неофициального проводника французской политики. В ответ на убийство Мошана французы приступили к операции по захвату Восточного Марокко с г.Уджда. Алжиро-марокканскую границу пересекла мощная колонна из 3 батальонов пехоты, 2 эскадронов кавалерии и артиллерийской батареи. Затем операция была расширена на зону Бени Снассен и долину От Гуир. В 1907-1908 гг. военному захвату подверглись Касабланка и приатлантическая область Шавийя. Эти действия вызвали восстание племен Шавийи и Центрального плато, в результате которого султан Мулай Абдельазиз был низложен с престола1. Интерес Франции к Касабланке был обусловлен тем, что быстро выросший город стал к этому времени центром торговли марокканской шерстью и зерном. Дешевизна этих товаров не шла ни в какое сравнение с тем, что производилось в других странах. В условиях, когда французам необходимо было считаться с Германией, они представили операцию по захвату Касабланки как акт практический реализации Альхесирасских соглашений, главной целью которой якобы была организация городской полиции.Захвату Касабланки предшествовали начавшиеся в мае 1907 г. работы по реконструкции порта, проводившиеся французской "Компани марокэн". Там была построена небольшая железная дорога. Появление локомотива в городе вызвало волнения среди его жителей и проживавших поблизости племен, не без оснований усмотревших в железной дороге предтечу дальнейшей оккупации страны. Не сумев добиться прекращения работ, население захватило порт. При этом погибли 9 европейцев. Великие державы ответили направлением в Касабланку 3 боевых кораблей. 5 августа французские корабли подвергли бомбардировке Касабланку. Предлогом для бомбардировки послужил обстрел со стороны марокканских солдат роты французских морских пехотинцев, которые высадились в порту, и направились для охраны французского консульства. Согласно марокканским данным1, в результате бомбардировки город был наполовину разрушен. Погибли несколько тысяч человек. После франко-испанских консультаций было решено оккупировать город. Париж направил в него 3 тысячи солдат, еще 500 - Испания. Высадка основных сил французского экспедиционного корпуса началась 7 августа. Одновременно французские корабли под предлогом необходимости защиты граждан Франции встали на внешних рейдах Мазагана, Танжера и Рабата. Оккупация сахарских территорий, навязанные Марокко Аль-хесирасской конференцией реформы, французская интервенция в Восточном Марокко - за все это марокканцы возлагали ответственность на Мулая Абдельазиза. Как отмечалось в фетве улемов Марракеша, он "связался с врагами Бога и религии и попал в зависимость от них"2. Напряжение в стране росло. В тоже время брат султана, вице-король Юга Мулай Абдельхафид представлялся марокканцам иным человеком, способным защитить страну. Перед лицом инертности власти племена шауйя обратились к Мулаю Абдельхафиду взять бразды управления на себя. 16 августа 1907 г. в Марракеше он провозглашается султаном и этот акт подтверждается улемами. Новому султану сразу дается наказ: освободить уже оккупированные земли, отказаться от альхесирасских договоренностей, лишить иностранцев добытых ими привилегий. Постепенно французы овладели Касабланкой и, используя превосходство в вооружении, отбили все попытки проживавших поблизости племен прийти на выручку городу. Его оккупация вызвала восстание племен центрального и прнатлантического Марокко, союзных с Мулаем Абдельхафидом. К апрелю 1908г. численность французского экспедиционного корпуса достигла 15 тыс. человек. После того, как командование корпусом было поручено генералу Амаду, французы заняли всю область Шавийя, и взяли под свой контроль администрацию города. Опираясь на этот плацдарм, они направили разведывательные миссии в другие районы страны, а также присвоили себе право преследовать непокорные племена на всей ее территории. Одним из самых таинственных мест в Марокко местные историки называют остов небольшого отеля, находившегося в начале нашего века близ марокканского города-порта Эссауира. Известно, что он был построен англичанами в последнем десятилетии XIX века в месте, находящемся на кратчайшем пути между атлантическим побережьем и столицей марокканских султанов городом Марракеш. Место, выбранное для строительства отеля, свидетельствует, что его создатели руководствовались не столько туристическими, сколько стратегическими причинами. Закрылся отель примерно в 1905 г. Более точные даты рождения и смерти марокканской "Пальмиры", равно как причины, обусловившие ее появление и исчезновение, остаются пока неизвестными. Тем не менее, многие легенды и истории, связанные с отелем, вызывают огромный интерес. Прежде всего, обращает на себя внимание великолепное состояние остова здания. На него не подействовали ни годы, ни стихия, ни люди - наиболее разрушительный из всех перечисленных факторов. Дело в том, что стены гостиницы выстроены из бетона, что весьма необычно для конца прошлого века. При всем достаточно хорошо сохранившемся великолепии внутренней отделки - своды в андалузском стиле, элегантные колоннады, изобилие мрамора - "бетонное исполнение" внешних стен сразу заставляет думать, что здание имело двойное предназначение - как отель и как маленькая крепость. Второе предположение подтверждается и хорошо сохранившимся высоким внешним каменным забором с толщиной стен в 30 см, который мог служить первой линией обороны. Для кого должна была служить марокканская "Пальмира"? Богатство внутренней отделки заставляет предположить, что для персон весьма высокопоставленных, которые могли бы остановиться в ней в ожидании аудиенции султана. Однако что они могли делать в Марокко, где в то время столкнулись французские и германские интересы? Ответ на этот, а также другие вопросы, еще предстоит найти. Известно только, что англичане в то время поддерживали достаточно тесные отношения с населением Эсса-виры, главным образом - с еврейскими негоциантами. Не исключено, что англичане оставили "Пальмиру" после британо-французского соглашения 1904 г. о разграничении сфер влияния в Африке. Силы, которые привели к власти Мулая Абдельхафида, руководствовались целями защиты страны от французских захватчиков. Но лица, олицетворявшие эти силы, и в частности, фесская буржуазия, преследовали еще одну цель. Они хотели, чтобы новый султан осуществил политические реформы, которые должны были изменить саму природу режима через принятие конституции. При этом образцом для подражания для них была Турция. По взглядам сторонников этой идеи, установление в Марокко конституционного и представительного режима было единственным путем вывода страны из кризиса. Сформировалось два крыла реформаторов. Первое — мистическое - сгруппировалось вокруг шейха Ма аль-Айнина, второе, более политизированное, сформировали молодые ученые. Ими был разработан и представлен Мулаю Абдельхафиду проект конституции1. Взойдя на престол, Мулай Абдельхафид обратился с посланием к марокканским племенам, в котором подтвердил свою волю добиваться того, чтобы мусульмане "могли жить в их полностью независимой стране". Всего за несколько месяцев ему удалось консолидировать власть, подавить оппозицию и распространить свое влияние на юг до Сегиет эль-Хамра. Тем не менее ему не удалось избавиться от главной помехи его начинаниям вечно интриговавшего вокруг него окру ...

Лелика: ... жения.Под руководством Ма аль-Айнина сахарские племена развернули вооруженную борьбу на всей территории Сахары. Однако это была неравная борьба, и сахарцы терпели поражение за поражением. Французы оккупировали Тагант, Адрар, оазисы Атар и Кингвит. Большинство кочевников было вытеснено на север. В 1910г. Ма аль-Айнин перенес свою резиденцию в Тизнит. Он снова отправился в Фес, чтобы обратиться за помощью к Мулаю Абдельхафиду. В том же году он умер в Тизните, завещая своему сыну руководство движением сопротивления.Сразу после интронизации Мулай Абдельхафид направил эмиссаров в Гамбург с поручением провести переговоры о новом займе. Он понимал, что при весьма ограниченных ресурсах ему предстоят огромные расходы, связанные с необходимостью установить свою власть над всем населением страны, бороться против Бу Хмары и французов, а также выплачивать долги, сделанные его братом. Он вынужден пойти на крайние меры: обложить повышенным налогом богатых, усилить налоговое бремя на остальных налогоплательщиков, предоставить концессии наиболее щедрым заимодавцам. Тонкую сеть интриг плели великие державы. Все они оказывали давление на Мулая Абдельхафида с тем, чтобы он принял альхесирасские документы. В качестве первого условия его признания они выдвигали требование объявления перемирия в священной войне. Одновременно Франция и Испания продолжали расширять зоны своего влияния. Кроме того, исключительно тяжелое финансовое положение делало практически невозможным какое-либо сопротивление захватчикам. За эвакуацию из Касабланки и Восточного Марокко Франция потребовала выплатить огромные контрибуции и предложила новый заем. Мулай Абдельхафид был вынужден прибегнуть к займу в 100 млн. франков через посредничество Госбанка. Размещенный во Франции, Германии и Испании, заем был предназначен для оплаты платежей по долгам, выплат жалованья чиновникам, покрытия издержек, связанных с французской интервенцией в Касабланке в 1907 г., а также выплат компенсаций европейцам, потерпевшим материальный ущерб в результате этой интервенции. Махзен не был допущен к этим средствам. В качестве гарантий по этому займу султан отказался от остававшейся у него доли таможенных доходов, табачной монополии, а также передал в залог доходы от ряда земельных наделов, находившихся близ открытых портов1. Финансовое закабаление Марокко было подкреплено дипломатическими и военными акциями великих держав. Мулай Абдельхафид попытался выполнить данное ему уле-мами поручение - выдворить французов из Шавийи и Восточного Марокко. Переговоры затянулись. Французы обусловили свою эвакуацию жесткими условиями. 22 февраля 1910 г. консул Франции в Марокко вручил султану ультиматум, в котором тому предлагалось в течение 48 часов утвердить соглашение, подписанное его министром Эль Мокри в Париже. 4 марта стороны договорились об эвакуации французских войск из указанных районов. В обмен французы добились права готовить с помощью своих инструкторов войска султана, что на практике означало сохранение их военного присутствия, а также значительных репараций. Россия в отличие от европейских держав не имела в Марокко крупных интересов. Поэтому она не была соперничающей стороной в марокканском вопросе. Однако удобное географическое положение Марокко с развитием судоходства приобретало для России все большее значение. С учетом традиционных тяготений, русская дипломатия в марокканском вопросе заняла позицию, близкую к Франции. Такое сближение двух держав в данном вопросе вряд ли удивительно, если вспомнить, что Англия стремилась захватить Танжер и закрыть Гибралтарский пролив для флотов Франции и России. В 1908 г. на пост комиссара пограничного района между Алжиром и Марокко назначается генерал Лиотэ, который продолжил завоевание Восточного Марокко. Параллельно с Францией Испания, воспользовавшись франко-испанским соглашением 1904 г. и признанными за ней альхесирасскими соглашениями "особыми интересами", приступила к оккупации северных районов Марокко. В июне 1909г. испанцы начали строительство железной дороги, которая должна была связать шахты Бени Бу Ифру с Мелильей. Проживавшие в том районе рифские племена напали на стройку, убив при этом 4 рабочих. В ответ испанцы бросили на них карателей во главе с генералом Марина. Испанские войска отбросили горцев от района строительства и захватили район Касбах, а также горный проход Аталайюн. Боевые действия продолжались в течение всего летнего периода и завершились захватом горного массива Гуругу. К тому времени численность испанского корпуса составляла 50 тыс. человек. В оккупированных регионах испанцы действовали как полные хозяева, нисколько не заботясь ни о властных полномочиях администрации султана, ни о соблюдении мадридских и альхесирасских договоренностей. Король Испании издал специальные указы, касавшиеся строительства дорог между Мелильей и Зелуаном, Сеутой и Тетуаном, а также расположенных в этом районе угольных шахт. Они предусматривали исключительное право испанцев на получение соответствующих концессий. Среди рифских племен была развернута мощная пропагандистская кампания с тем, чтобы добиться максимально возможного числа обращений к испанцам за защитой. Для того, чтобы пресечь эту скрытую оккупацию, 16 ноября 1910г. султан подписал соглашение с Испанией, аналогичное подписанному ранее с Францией. В частности, в обмен на уход из оккупированной части Рифа и района Эль Хосеймы испанцы выторговали себе право направить инструкторов для подготовки армии султана, а также 65 млн. песет репараций. Тем не менее это соглашение не остановило испанское проникновение. В декабре 1910г. король Испании посетил Мелилью и Джаафарские острова. В июне 1911 г. под предлогом подавления восстания в Рхарбе, к тому времени уже усмиренного султаном, испанские • войска высадились в Лараше и приступили к подготовке плацдарма для дальнейшего продвижения вглубь страны. Вскоре они захватили Эль-Ксар эль-Кебир. 22 февраля 1912 г. испанцы заняли Арзилу и командовавший ими полковник Сильвестр отдал местным племенам приказ платить налоги ему, а не махзену. Как французы, так и испанцы грубейшим образом нарушили международные конвенции, касавшиеся Марокко. В своих действиях они пренебрегли и многочисленными протестами других европейских держав, что в конечном итоге привело ко второму марокканскому кризису. Весной 1909 г. французы вывели часть войск из Касабланки. Тем не менее они сохранили там свое присутствие. В прощальном приказе генерала Муанье говорилось: "Покидая Марокко, не опасайтесь за будущее вами содеянного. Мы остаемся еще достаточно многочисленны, чтобы защитить ваше дело". В 1910г. на территории Марокко находились 11 тыс. французских солдат. В 1910г. Франция приступила к завершающему этапу установления режима протектората. Она предъявила Марокко ультиматум. Среди прочих условий, Франция потребовала от Марокко: дать согласие на использование статьи 60 Альхесирасского акта, разрешающей иностранцам приобретать недвижимость на всей территории страны; принять обязательство относительно того, что глава французской военной миссии в Фесе получит звание "верховного инструктора армии султана"; удалить из марокканской армии турецких инструкторов, приглашенных в 1910 г. для нейтрализации влияния Франции; назначить новых каидов,кандидатуры которых должны были согласовываться с французской миссией в Танжере; прекратить сношения с Ма эль-Айнином, под началом которого западносахарские племена объявили джихад против колонизаторов и совершили поход в Марокко; наказать 60 человек, причастных к убийству доктора Мошана; предписать всем каидам и пашам на марокканском побережье оказывать всевозможное содействие французским властям во всех мероприятиях, препятствующих контрабандной торговле оружием в Марокко. По сути дела, положения ультиматума закладывали основу будущего режима протектората. Султан был вынужден принять ультиматум. Махзен не мог более, как это он сделал в 1905 г., обращаться за поддержкой к Германии, которая после заключения соглашения 1909 г. не препятствовала действиям Франции в Марокко. Вскоре Франция и Марокко заключили соглашение о предоставлении последнему займа в 100 млн. франков. Он обеспечивался консорциумом французских банков во главе с Марокканским государственным банком. Гарантией служили остатки таможенных доходов, продажа некоторых земель махзена в портовых городах, табачная монополия, некоторые рыночные сборы махзена в портах и монопольная продажа кифа. Это соглашение заложило финансовую основу закабаления Марокко. Первоначально Франция и Германия договорились о создании смешанных предприятий в сферах разработки горнорудных богатств и общественных работ. Однако это соглашение сразу же было нарушено фирмой братьев Маннесман, заключившей соглашение напрямую с султаном. Сферой особых интересов германского капитала стал Сус. В этот момент под предлогом подавления очередного восстания племен весной г. французы оккупировали Фес и Мекнес. 22 мая 1911 г. Испания заняла ряд населенных пунктов вдоль дороги Сеута - Тетуан, а также в Рифе. 9 июня испанский десант в 800 человек высадился в Лараше и Ксар-эль-Кебире1. Некоторые исследователи утверждают, что оккупация Феса и последующее движение к режиму протектората было сделано не без тайного сговора между французами и султаном. Последний, считают они, был готов на ограничение независимости своей страны, лишь бы остаться у власти. Действия Франции вызвали резкую реакцию Германии, которая не признала альхесирасские договоренности. Поэтому Англия, взявшая на себя ответственность за неприкосновенность прав последней в Марокко, стала угрожать Германии войной за малейшее покушение на договор, подписанный представителем Лондона. В июле 1911 г. в марокканский порт Агадир вошла германская канонерка "Пантера", а затем два крейсера. Великие державы оказались на грани войны1. Свои действия Германия мотивировала точно также, как и в 1905 г., видя главной целью своих действий расшатать франко-британский альянс. Одновременно она стремилась убедить Францию компенсировать ей уход из Марокко.В момент, когда казалось, что новая война между европейцами неминуема, примирителем выступила Россия. Как писал журнал "Нива", "ее дружеское участие сразу рассеяло миражи германской воинственности и показало на деле, что Франция не осталась изолированной и беспомощной, и что англо-русско-французское соглашение вовсе не обратилось после потсдамского свидания в круглый нуль"2. Отправив канонерскую лодку "Пантера" в Агадир, германское правительство сразу вступило в переговоры с французами с тем, чтобы реализовать сложившуюся острую ситуацию в пользу германской дипломатии. Германия потребовала от Франции значительных территориальных уступок только за то, чтобы вложить этот меч обратно в ножны. Она потребовала от Франции, за свой отказ от претензий на раздел Марокко, в качестве компенсации прибрежную полосу французского Конго площадью около 700 тыс. кв. км. И только активная дипломатия Великобритании, воспротивившейся созданию в Марокко германской военной базы, удачная акция министра финансов Франции Кейо, вызвавшая панику на Берлинской бирже, общее отрицательное отношение общественного мнения в самой Германии к возможному началу войны с Францией вынудили Вильгельма II смягчить свою позицию. После длительных и тяжелых переговоров Германия отказалась от своих притязаний, получив взамен часть территории Конго и оговорив свободу экономической деятельности для германских компаний в Марокко. Франко-германское соглашение от 4 ноября 1911 г. окончательно развязало руки Франции и устранило последнее препятствие, мешавшее Парижу установить режим протектората в Марокко. Мулай Абдельхафид оказался в дипломатической изоляции. Он был заперт в Фесе французскими войсками численностью до 5 тыс. человек. К этому времени под контролем французов оказалась западная часть страны.Одновременно на севере Марокко испанцы оккупировали все стратегически важные объекты на побережье страны. Султан не имел никаких реальных ресурсов для сопротивления. Народ, который в свое время призвал Мулая Абдельхафида для организации отпора иноземным захватчикам, также выступил против султана. Марокканцы подозревали его в том, что он продал страну иностранцам. Важным шагом на пути финансового закабаления Марокко стало размещение в Париже "марокканского" займа, после чего он стал главным и единственным заимодавцем Марокко. Забегая вперед, необходимо отметить, что Германия отступила только временно. Учитывая важное стратегическое положение Марокко, она стремилась закрепиться в нем в ходе как Первой, так и Второй мировых войн. Франко-германский сговор вызвал новую волну возмущения среди марокканцев. Движение против "нашествия неверных" под предводительством бывшего каида из племени бени снассен Хаджа Абд аль-Кадира ульд Мухиддина, бывшего соратника Бу Хмары, охватило среднюю и южную часть Джебаллы, горные области северного района. Одновременно активизировал свои действия претендент на престол Мулай Зин. 24 марта 1912 г. эмиссар Парижа прибыл в Фее с тем, чтобы представить султану соглашение о протекторате. Как свидетельствуют очевидцы, торжественный кортеж следовал по пустынным и враждебным улицам древней марокканской столицы. После 6 дней переговоров, в ходе которых султан несколько раз угрожал отречься от престола, соглашение было достигнуто1. 30 марта 1912 г. султан был вынужден подписать Фесский договор, предусматривавший установление французского протектората над Марокко. Этот документ похоронил итоги конференции в Альхесирасе. 27 ноября того же года был заключен франко-испанский договор, по которому Франция уступила Испании области Риф и Джебалла, а также анклав Ифни на юге султаната2. Танжер составил международную зону. При этом Франция формально осталась единственной державой-протектором. Официально существовал лишь французский протекторат, разделенный на три зоны. Однако фактически управление испанской зоной осуществлялось из Мадрида. Столицей испанской зоны был г.Тетуан. С марокканской стороны общее руководство этой зоной осуществлял представитель султана - тетуанский халиф. В его ведении находились и испанские территории в Сахаре. Во французской зоне Марокко всей полнотой власти обладал генеральный резидент Парижа, в испанской - верховный комиссар из Мадрида. Хотя султан остался на троне, его власть была чисто номинальной. Он был отстранен от руководства внешней политикой, управления финансами и командования вооруженными силами. Исполнительная власть формально осталась у правительства султана (махзен). Председателем совета министров был великий везир, он же занимал пост министра внутренних дел. Генеральный резидент назначался советом министров Франции. Одновременно он являлся министром иностранных дел марокканского кабинета. Он же санкционировал все указы и декреты, исходившие от султана, обладавшего правом законодательной инициативы. Генеральному резиденту подчинялась вся европейская колония. Султан не имел права поддерживать отношения с иностранными державами иначе, как через представителя Парижа. Генеральный резидент командовал армией, подбирал для султана административный аппарат, возглавлял колониальную администрацию, проводил государственные реформы. Чиновники правительства султана находились под контролем соответствующих служащих французской резидентуры. В связи с тем, что французский генеральный резидент объявлялся единственным посредником между иностранными государствами и местными властями, встал вопрос о ликвидации дипломатических представительств европейских государств, аккредитованных при марокканском султане. Русский посланник по согласованию с Петербургом покинул Танжер 8 апреля 1912 г. В феврале 1913г. МИД России принял решение преобразовать российскую миссию в генеральное консульство с сохранением прежнего штата. В сентябре 1913 г. на должность дипломатического агента и генерального консула России в Марокко был назначен Алексей Воеводский. Впрочем, даже уступая давлению великих держав, Мулаю Абдельхафиду удалось сохранить главное - определенное политическое лицо Марокко, ее минимальное территориальное единство, а также некоторые традиционные властные институты. С точки зрения современной марокканской историографии, пытающейся во всех исторических коллизиях оправдать все без исключения действия султанов, соглашение о протекторате явилось меньшим злом из числа возможных, поскольку это действо происходило в период расцвета колониальной эпохи. Тогда режим протектората представлялся как временный, сопоставимый с контрактом о помощи со стороны Франции, позволявшим Марокко провести реформы, модернизировать администрацию, экономику и инфраструктуру. При этом сами же марокканские историки (например, Мулай Ахмед Алауи) отмечают, что при подписании Фесских документов стороны договорились хранить тайну относительно происшедшего с тем, чтобы марокканские власти смогли "предпринять необходимые меры". Не стоит пояснять, какие меры имелись ввиду. Однако султана "подвел" специальный корреспондент французской газеты "Матэн" Жак Юбер, сообщивший о событии за 24 часа до того, как о нем узнал французский кабинет министров. Новость вызвала восстание в Фесе, вспыхнувшее 17 апреля. Дислоцированные в городе марокканские части, реорганизацией которых занимались французские офицеры, расправились со своими инструкторами. Антифранцузский характер выступления был очевиден, - находившие в городе представители других национальностей при этом не пострадали. Восстание было подавлено лишь в конце мая. Его следствием стал перевод столицы протектората из Феса в Рабат. После подписания Фесских документов вся реальная власть в стране сосредоточилась в руках французского генерального резидента в Марокко генерала Лиотэ. Султан Мулай Абдельхафид, которого французы считали непредсказуемым, был смещен с престола. В августе 1912 г. на французском крейсере "Дю Шейла" он убыл из Рабата в Гибралтар, а оттуда - в Марсель. В дальнейшем Мулая Абдельхафида ожидала участь его предшественника Мулая Абдельазиза: резиденция в Танжере и пожизненная пенсия. В самой Франции против Фесских соглашений выступил всего один человек - депутат парламента Жан Жорес. С парламентской трибуны он зачитал обращение-протест Мулая Абдельхафида: "...С нами не консультировались. Марокко является суверенной нацией. Невозможно решать участь семи миллионов мусульман, не принимая в расчет их религиозные чувства. Я представляю народ, который никогда не был колонией, который никогда не был покорен кем-либо. Речь идет об империи, которая в течение столетий и при жизни многих поколений оставалась автономной"1. Мулай Абдельхафид сразу после подписания фесского соглашения отрекся от престола в пользу своего брата Мулая Юсуфа. Начался почти полувековой период господства Франции и Испании.[/more

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ Глава II. Роль султана Мухаммеда бен Юсуфа в национально-освободительном Движении. Мухаммед бен Юсуф стал султаном Марокко в 1927 г. через 15 лет после подписания Фесского договора, по которому Франция устанавливала протекторат над Марокко, а часть страны передавалась под управление Испании – области Риф и Джибала, а также анклав Ифни на юге султаната. В захваченной Францией части Марокко всей полнотой власти обладал французский генеральный резидент, в испанской зоне – испанский верховный комиссар. Хотя султан и оставался на троне, его власть была чисто номинальной. Он был отстранен от руководства внешней политикой, от управления финансами и от командования армией и флотом. Исполнительная власть формально оставалась в руках султанского правительства ( махзена ). Председателем совета министров был великий везир, он же занимал пост министра внутренних дел. Французский генеральный резидент был чиновником, назначавшимся французским советом министров, одновременно он являлся министром иностранных дел султанского правительства. В полномочия генерального резидента входило командование армией, подбор административного аппарата, проведение государственных реформ. Кроме этого, он санкционировал все указы и декреты, исходившие от султана, обладавшего правом законодательной инициативы. Законы (дахиры) входили в силу лишь после оглашения их генеральным резидентом. В первые годы протектората испанские колонизаторы не создали четкой административной системы. По справедливому замечанию М. В. Фрунзе, они “ метались между методами управления, заимствованными у французов, и своими собственными, доморощенными средствами военно-политического нажима”.1 Верховные комиссары менялись почти ежегодно. Очень остро стоял вопрос о статусе Танжера. Франция добивалась включения Танжера и окружавшей его зоны в состав марокканского султаната с предоставлением ему автономии, что, по существу, означало бы переход Танжера под французский контроль, поскольку султан Марокко находился практически в подчинении у генерального резидента Франции. Испания, ссылаясь на географическое положение Танжера, настаивала на включение его в испанскую зону Марокко. Для Мадрида Танжер был важен как крупный морской порт, через который осуществлялись экономические связи Испании с Северной Африкой. Обладание Танжером усиливало и стратегичекие позиции Испании у входа в Средиземное море. Испанская дипломатия пыталась использовать обострение противоречий между Францией и Англией после первой мировой войны и рассчитывала на английскую поддержку в вопросе о Танжере. Однако и сама Великобритания была заинтересована в судьбе Танжера. Географическое положение этого порта делало его стратегически важным пунктом, поэтому она стремилась не допустить перехода Танжера ни под контроль Франции, ни под контроль Испании. Франция сумела опередить соперников в экономическом наступлении на Танжер. В 1921 г. французские компании владели в Танжере 80 % недвижимости и сосредоточили в своих руках 50 % товарооборота танжерского порта, в то время как на Англию приходилось 19 %, а на Испанию – 16 %. В 1922 г. французский капитал получил от султана Марокко концессию на стороительство торгового порта в Танжере, что было расценено в Англии и Испании как “ неуважение ” к их интересам.1 Однако в политическом отношении победу в борьбе за Танжер одержала Англия. На международной конференции, которая продолжалась с перерывами с 18 июня по 18 декабря 1923 г., была подписана конвенция о статусе Танжера. Оставаясь под номинальным суверенитетом султана Марокко, Танжер объявлялся интернациональной зоной с режимом постоянного нейтралитета. Ему была предоставлена законодательная и административная автономия, которая осуществлялась через французского генерального комиссара при султане. Во главе законодательного собрания Танжера, в состав которого входило 17 назначаемых соответствующими консулами представителей европейских держав и США и 9 подданных султана, стоял мандуб (председатель), имевший весьма ограниченные полномочия. В законодательном собрании и в администрации Танжера Франция имела преимущества по сравнению с Испанией и другими державами. Марокканский народ не смирился с оккупацией своей территории, проникновением иностранцев во все сферы жизни. Несмотря на постоянное “ усмирение ” со стороны французов и испанцев, к началу первой мировой войны им не удалось полностью покорить страну. Марокканские племена, особенно в горных районах, продолжали оказывать упорное сопротивление колонизаторам. Именно эти области, таившие в своих недрах полезные ископаемые, более всего привлекали колонизаторов. Поэтому вскоре после окончания первой мировой войны испанские войска попытались захватить еще непокоренную горную область Риф. Населявшие территорию воинственные берберские (рифские) племена оказали героическое сопротивление. Несмотря на огромное численное превосходство испанских войск, отряды берберских племен одерживали одну победу за другой. Во главе берберской освободительной армии встал кади крупнейшего рифского племени аит варьягар Мухаммед ибн Абд аль-Крим аль-Хаттаби. Для дальнейшего отпора врагу 12 племен, населяющих рифскую область, объединились и создали независимую республику Риф. Ее президентом был избран Абд аль-Крим. Был создан парламент – Национальное собрание Республики Риф, которое выработало конституцию. Французский генеральный резидент, маршал Лиотэ, талантливый политик и стратег, попытался использовать ситуацию в пользу Франции. Но ситуация с каждым днем усугублялась, и французским властям необходимо было действовать. Весной 1924 г. французские войска захватили долину реки Уэрги, расположенную между испанской и французкой зонами. Все попытки Республики Риф урегулировать свои отношения с францией мирным путем не увенчались успехом. В апреле 1925 г. берберы предприняли контрнаступление, которое шло столь успешно, что им удалось прорвать линию французских укреплений и подойти к городу Тазе. Развивая успех, рифские войска создали угрозу тогдашней столице Марокко – Фесу. В конце мая 1925 г. парижская газета “ Le Temps ” писала: “ Речь идет о настоящей войне. Мы имеем дело с решительным и способным лидером, престиж и могущество которого гигантски выросли за последние шесть месяцев ”.1 Присланные из метрополии войска не были приспособлены к войне в горных условиях и, несмотря на современное оружие, часто оказывались беспомощными перед внезапными атаками рифских отрядов. Генеральный резидент Франции маршал Лиотэ требовал новых подкреплений. Он понимал, что потеря Рифской области повлечет за собой потерю новых территорий, и это приведет к кровопролитию в масштабах всей страны. Правительство Франции решило сменить Лиотэ, отличавшегося лояльностью, назначив на его место маршала Петэна, известного своей жесткостью. Несмотря на серьезные разногласия по многим вопросам, Франция и Испания начали стремиться к сближению, рассчитывая на поддержку Англии, которая была встревожена размахом рифского движения. Английское правительство опасалось, что успехи рифских племен будут способствовать подъему национально-освободительного движения в английских колониях. Поэтому Англия поддержала инициативу Франции об образовании общего фронта колониальных держав для борьбы против Республики Риф. В конце июня в мадриде начала свою работу франко-испанская конференция. 18 июля 1925 г. были выработаны совместные франко-испанские предложения по Республике Риф. 25 июля 1925 г. мадридская конференция закончила свою работу. Итогом ее деятельности явилось соглашение, содержание которого сводилось к следующему: 1) военное сотрудничество на марокканском фронте; 2) совместная блокада сухопутных и морских границ Рифской области; 3) строгое обеспечение нейтралитета территории Танжера; 4) обязательство не заключать сепаратного договора с восставшими племенами; 5) предоставление свободы каждой из договаривающихся сторон вести на своей территории военные, морские, воздушные операции.1 Соглашение предусматривало объединение французских и испанских сил для ведения совместных военных действий в Марокко. После мадридской конференции положение Рифской Республики резко ухудшилось. К 1926 г. французское командование довело численность своих войск до 325 тыс. человек, испанское – более чем до 110 тыс. Этим силам рифские племена могли противопоставить максимум 70 тыс. человек.2 Правительство Республики Риф неоднакратно предлагало Франции и Испании начать мирные переговоры, выдвигая основным условием признание независимости Рифа. Но именно это условие было неприемлемым как в Париже, так и в Мадриде. Правительства этих стран понимали, что отделение и независимость Рифа приведет к национально-освободительной борьбе на всей территории Марокко, а затем цепной реакцией перейдет на другие колониальные владения. Марокканская война принесла большие потери Франции и Испании, что, естественно, вызвало негодование населения этих стран, требовавших заключения мира. Правительства обеих держав 26 апреля 1926 г. созвали мирную конференцию в г. Уджде (близ алжиро-марокканской границы). Делегации Франции и Испании выдвинули четыре основных требования мира, среди которых было подчинение рифских племен султанскому правительству и разоружение повстанцев, что было абсолютно неприемлемо для восставших берберов. 6 мая 1926 г. конференция была прервана. На следующий день началось совместное наступление французских и испанских войск, общая численность которых составила около 800 тыс человек. Положение рифских отрядов стало критическим. 25 мая Абд аль-Крим сдался французам. Однако военные действия не прекратились. Некоторые рифские племена продолжали сопротивление. 14 июня 1926 г. в Париже была созвана франко-испанская конференция. Результатом ее работы стало соглашение, содержащее следующие пункты: 1) Абд аль-Крим и его семья будут сосланы на остров Реюньон; 2) пограничная линия между французской и испанской зонами будет определена смешанной комиссией на месте на основе границ, установленных в 1912 г. Они должны быть проведены так, чтобы отдельные рифские племена попадали либо во французскую, либо в испанскую зону; 3) в случае восстания племен каждая держава имеет право преследовать восставших в зоне влияния другой державы; 4) каждая держава проводит в своей зоне наблюдение за побережьем; 5) французские войска будут находиться в Рифе до тех пор, пока испанские силы не смогут сменить их; 6) должен быть установлен постоянный контакт между французскими и испанскими властями; 7) запрещается продажа племенам оружия и боеприпасов; 8) стороны должны сообщать одна другой о положении дел в своей зоне.1 Республика Риф была разгромлена, но ее пятилетнее существование не прошло даром. Во-первых, национально-освободительная борьба берберов Рифа вышла за рамки местного движения и приобрела международное значение. Во-вторых, марокканцы осознали, что существует возможность бороться за независимость своей страны, и чем масштабнее будет движение, тем более весомым будет результат. В течение последующего десятилетия шла борьба в горных округах Среднего Атласа, в Антиатласе и в прилегающих к ним степям. Огнем и мечом французские войска вновь завоевывали страну. В 1930 г. бои шли в районе Аит-Якуба, в восточной и центральной частях Высокого Атласа, в Антиатласе, а также в оазисах Тафилатет и Дра. Французы несли большие потери. По официальным данным, за 27 лет покорения Марокко они потеряли 27 тыс. убитыми и 14 тыс. ранеными.1 Марокканские племена героически сопротивлялись в течение 27 лет. Но в 1934 г. фрацузам удалось подчинить территории Биляд ас-Сэйба ( Страны Неповиновения). Тем не менее, борьба не прекратилась, она постепенно переместилась в город, где начали возникать первые политические объединения. Во главе национально-освободительного движения стояли молодые патриоты Аль-Хадж Абд ас-Салам Беннуна, Алляль аль-Фаси, Мухаммед Хасан Ваззани, Ахмед Белафредж. В обеих зонах, испанской и французской проходили массовые акции протеста с участием арабов и берберов. Французская администрация предприняла попытку расколоть национально-освободительное движение. 16 мая 1930 г. Мухаммед бен Юсуф, новый султан Марокко, по ее требованию подписал так называемый “ Берберский дахир ”, по которому берберы фактически выводились из-под его юрисдикции: судопроизводство из рук султанских каидов передавалось вождям берберских племен, которые должны были подчиняться французскому бюро военной разведки. Колониальная администрация вводила новый закон якобы для того, чтобы оградить права берберов, их язык и самобытность, а на деле она противопоставляла друг другу арабское и берберское население страны. С целью привлечения берберов на свою сторону французы попытались распространить среди них христианство, но эти действия вызвали открытое возмущение как берберов так и арабов. С начала 30-х гг. в стране начинают возникать политические партии. Во французской зоне первая такая организация – Марокканский блок национального действия (МБНД) – возникла в 1934 г. Ее члены – представители марокканской буржуазии и интеллигенции – разработали программу требований к властям протектората, названную “ План реформ ”. В программе предусматривалось значительное расширение полномочий и функций султанского аппарата при сохранении французского протектората и оккупационного режима. Национальная буржуазия требовала административного и юридического объединения Марокко, участия марокканцев в упралении страной. Однако власти протектората не пошли на выполнение даже таких скромных требований. В марте 1937 г. деятельность Марокканского блока национального действия была запрещена. Но вскоре на базе этой организации возникли две политические партии:

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ Партия национального движения (ПНД) во главе с Мухаммедом Ваззани и Национальная партия осуществления требований (НПТО) во главе с Аллялем аль-Фаси, Белафреджем и Мухаммедом Лиазиди. Социальную базу обеих партий составляло в основном городское население: студенчество, мелкая и средняя буржуазия и интеллигенция. Состав партий и требования были примерно одинаковыми, но вокруг Алляля аль-Фаси группировались преимущественно люди с мусульманским образованием, а вокруг Мухаммеда аль-Ваззани – с европейским. Обе партии имели свои печатные органы как на арабском, так и на французском языке. Однако они имели ограниченное влияние в марокканском обществе. Национально-освободительную борьбу марокканского народа в испанской зоне также возглавляли представители национальной интеллигенции с традиционным исламским образованием. Их лидером стал бывший министр юстиции Абд ас-Салам Беннуна. В апреле 1931 г. он возглавил делегацию марокканских национальных деятелей испанской зоны, направившуюся в Мадрид и передавшую главе правительства Испании памятную записку с требованиями предоставить марокканцам элементарные демократические свободы и право участвовать в политической и административной жизни страны. Испанское правительство не пошло на удовлетворение всех требований национальных деятелей, однако попыталось создатьвидимость некоторых уступок. Так, было разрешено издание местных газет и журналов (“Ас-салам ”, “ Магриб аль-Джамид ”, “ Эр-Риф ”), политических брошюр. В первые десять лет правления Мухаммед бен Юсуф себя практически не проявил на общественно-политической сцене. По всей видимости, это связано с его юным возрастом, он был провозглашен султаном в возрасте 18 лет и неопытностью в государственных делах. Его сын, будущий король Марокко, Хасан II, писал в своей книге “ Le Defi ”, что Сиди Мухаммед взошел на престол по чистой случайности. Право престолонаследия не было обусловлено никакими законами, а он был младшим сыном султана Мулая Юсуфа. “ И то, что именно он стал султаном Марокко, было настоящим счастьем для марокканцев. Именно ему пришлось сыграть в 50-гг. роль главного освободителя марокканского народа ”.1 После капитуляции Франции перед фашистской Германией в июне 1940 г. Марокко перешло под власть вишистского правительства. В стране воцарился режим жесточайшей диктатуры. Генеральный резидент генерал Ногес неукоснительно выполнял все требования держав “ оси ”. Марокко было превращено в продовольственную, сырьевую и стратегическую базу держав “ оси ”. Территориальные воды Марокко служили укрытием для германских военных кораблей и транспортных судов, а с марокканских аэродромов совершались налеты на Гибралтар. С ведома и согласия правительства “ Виши ” и воспользовавшись сложившейся благоприятной обстановкой, Испания 14 июня 1940 г. захватила международный порт Танжер, а в декабре 1942 г. официально объявила о его включении в состав своих владений. Обращаясь к воспоминаниям Хасана II, сына Мухаммеда бен Юсуфа, мы можем увидеть и оценить позицию его отца по этим вопросам. Хасан II пишет, что, когда в 1940 г. по радио объявили о необходимости подписать перемирие, то заявление маршала Петэна султан Марокко воспринял не только как трагедию для Франции, но и как свою личную проблему. Он не мог думать о сотрудничестве с Германией. Хотя было понятно, что положение побежденной Франции, можно использовать для свержения режима протектората. Эта идея была неприемлемомой для султана. Его беспокоило будущее своей страны: “ Что будет с моей страной? Как вести переговоры с Германией ”1? Султан не шел и на сближение с США. В сложившейся ситуации он часто повторял, что несмотря на некоторые позитивные моменты отношений с США, они не могут заменить франко-марокканские отношения. США сохранили в Марокко, Алжире, Тунисе, также попавших под власть вишистского “правительства”, свои консульства, чем обеспечили себе возможность постоянных контактов. В декабре 1940 г. в Северную Африку был послан сотрудник госдепартамента для осуществления руководства всеми консульствами и специальными наблюдателями. Ослабление экономических связей с метрополией привело к увеличению роли США в экономике Марокко. В 1941 г. было заключено соглашение Вейган – Мэрфи. В результате этой удачной сделки США получили возможность поставлять в Северную африку продовольственные и некоторые промышленные товары, в том числе и горючее. Надо отметить, что Марокко по-прежнему явилось точкой преткновения в отношениях между странами-союзниками. Только здесь так часто сталкивались интересы западных держав: Франции, Германии, Испании, Англии и США ( марокканские кризисы начала XX века ). Подготавливая вторжение в Северную Африку, США стремились не допустить туда своего английского союзника. США категорически отказывались признать Французский национальный комитет, возглавляемый де Голлем. 3 июля 1942 г. английское правительство признало де-юре Французский национальный комитет. Тем не менее, президент США Ф. Рузвельт воспротивился участию французских вооруженных сил в высадке в Северной Африке и препятствовал контактам де Голля, руководителя “ Сражающейся Франции ”, со своими сторонниками в Марокко.1 В ноябре 1942 г. англо-американские войска высадились в Северной Африке ( в том числе в районе Касабланки ), что привело практически к полному прекращению саязей Марокко с Францией. Но, тем не менее, победу за политическое влияние в Северной Африке вновь выиграла Франция, несмотря на большие надежды США не допустить этого. 22 января 1943 г. султан Мухаммед бен Юсуф встретился с президентом США Ф. Рузвельтом, в Анфе – одном из пригородов Касабланки.2 Здесь проходила встреча американского президента с премьер-министром Великобритании У. Черчиллем. Султан Марокко в сопровождении наследного принца встретился с Ф. Рузвельтом для обсуждения американо-марокканских отношений. Отвергая англо-французскую колониальную политику, Рузвельт предлагал политику “ свободной конкуренции ”.3 Зная об отсутствии в Марокко квалифицированных технических кадров, он предложил султану направлять марокканскую молодежь для обучения в лучшие университеты США и попутно отметил, что нетрудно договориться с некоторыми американскими фирмами об организации освоения естественных ресурсов Марокко. На обеде в отеле “ Анфа ” Рузвельт заявил, что эра колониальной эксплуатации заканчивается, и Марокко в ближайшие десять лет станет независимым.1 Эта встреча положила начало военному присутствию и проникновению американского капитала в Марокко. В свою очередь, генерал де Голль, стремившийся к сохранению французской колониальной империи, в августе 1943 г. обещал султану, что “ Франция готова многое сделать для тех, кто дорожит ею ”.2 Позиции метрополии упрочились после создания 3 июня 1944 г. французского комитета национального освобождения, который затем был преобразован во Временное правительство Французской республики. В этих условиях султан Мухаммед бен Юсуф считал, что франко-американское соперничество в Марокко поможет ему в достижении собственных целей. Именно ему приходилось выбирать на чьей стороне действовать, а для этого требовалось хорошее знание ситуации и умение лавировать между интересами двух сильных держав. Вторая мировая война нарушила хозяйственные связи Марокко с метрополией, и это стало предпосылкой к расширению местного производства и созданию новых отраслей промышленности. Следствием этого явилось упрочение позиций национальной буржуазии. Экономическое положение городского населения в связи с этим несколько улучшилось, но в жизнь сельских районов не внесла сколь-нибудь видимых изменений. Кроме того, в 1941 – 1943 гг. в Марокко свирепствовала засуха, вызвавшая массовый голод и отток крестьян в города. Во время второй мировой войны произошли глубокие изменения в психологии марокканского народа. Поражение французской армии снизило авторитет метрополии. Нельзя не считаться и с влиянием американской пропаганды, которая всячески подчеркивала политику антиколониализма, проводимую США и Атлантической хартии, подписнной президентом США Ф. Рузвельтом и премьер-министром Великобритании У. Черчиллем, в которой торжественно провозглашалось право всех народов самостоятельно избирать форму правления. В конце 1943 – начале 1944 г. на базе бывшей Национальной партии по проведению реформ была создана Партия независимости ( Хизб аль-истикляль, или, просто, Истикляль). Ее генеральным секретарем стал Ахмед Балафредж.1 Первым пунктом программы партии был пункт о необходимости предоставления Марокко независимости. 11 января 1944 г. ее руководство вручило султану, французской администрации и англо-американскому командованию манифест, требовавший независимости, объединения Марокко и проведения ряда реформ.2 Авторы документа ссылались на Атлантическую хартию, подтверждавшую право народов на самоопределение. Появление этого манифеста явилось следствием новой расстановки сил в стране и в мире. Султан Марокко Мухаммед бен Юсуф начал склоняться к требованиям националистов, хотя ранее, до оккупации Франции, он практически никогда не противился действиям генерального резидента. После поражения Франции, когда “ правительство ” Виши пыталось распространить на колонии антиеврейские законы, султан категорически отказался их подписать, так как на территории Марокко проживала одна из самых крупных в мире еврейская диаспора. Он не покинул Рабат по распоряжению генерального резидента. В январе 1943 г. Мухаммед бен Юсуф встретился в Касабланке с президентом США Ф. Рузвельтом. Эта втреча состоялась без участия генерального резидента, что было явным нарушением фесского договора. Она породила надежды на изменение статуса страны после войны. В августе 1943 г. состоялась встреча султана с генералом де Голлем, возглавлявшим Французский комитет национального освобождения. В многочисленных петициях, направленных султану, выражалась поддержка требований, сформулированных в манифесте. Мухаммед бен Юсуф созвал министров для обсуждения манифеста. Была создана специальная комиссия, которой было поручено вести переговоры с руководителями партии Истикляль. Энтузиазм, вызванный манифестом, обеспокоил французские власти. Генеральный резидент Пюо заявил: “ Слово “ независимость” должно быть вычеркнуто из лексикона и вырвано из сердец ”.1 Власти отдали приказ об аресте лидеров Истикляль. Вспыхнувшие волнения были жестоко подавлены. После окончания второй мировой войны в Марокко начался новый подъем национально-освободительного движения, обусловленный как внутренними, так и внешними причинами. Большое влияние на марокканский народ оказало создание 22 марта 1945 г. Лиги арабских государств, поставившей своей целью “ сотрудничество между арабскими странами в деле укрепления их независимости и суверенитета, а также в области внешней политики, экономики и культуры, социальных проблем ”. Изменения, происшедшие в международной обстановке, породили надежду, что с помощью международных организаций Марокко сможет добиться независимости. К числу внутренних факторов можно отнести недовольство всех слоев населения положением в стране и рост городского населения. Султан Марокко Мухаммед бен Юсуф, опираясь на свой авторитет светского и духовного лидера (“Амир аль-муиминин”, повелитель верующих) сумел на волне освободительного движения стать национальным лидером. Как только война в Европе закончилась, Мухаммед бен Юсуф отправился с визитом во Францию, чтобы обсудить с главой Временного правительства генералом де Голлем возможность пересмотра Фесского договора о протекторате. Переговоры состоялись в середине июня 1945 г. Де Голль, провозгласивший за год до этого в Браззавиле новый курс в отношении французских колоний, обещал султану заключить новое соглашение с Марокко вместо договора 1912 г.1 В начале января 1947 г. Марокко посетил президент IV- ой республики Венсан Ориоль. Во время встречи султан заявил: “ Марокко надеется, что IV Республика сделает необходимое в отношении марокко, предоставив ему политические и социальные свободы, справедливость и свободу… Франция не должна терять из вида, что если Марокко могло пойти на жертвы, то оно равным образом желает осуществления своих стремлений ”.2 Подобное заявление, если и не требовало открыто ликвидации режима протектората, то выражало недовольство марокканцев политикой Франции в отношении их страны. В апреле 1947 г. султан с согласия генерального резидента совершил официальную поездку в Танжер, формально считавшийся частью Марокко. Учитывая настроения марокканцев, султан в своей речи, произнесенной им на официальном приеме в Танжере 10 апреля, заявил, что марокканский народ, поддерживавший союзников в минувшей войне, ожидает осуществления ваех своих прав и устремлений. Вместе с тем, султан, вопреки ожиданиям французских правящих кругов, надеявшихся на то, что он будет восхвалять их политику, вообще не упомянул о Франции, как если бы она не имела никакого отношения к Марокко. Более того, на пресс-конференции, состоявшейся в Танжере 12 апреля 1947 г., султан подтвердил стремление марокканского народа к независимости и выразил симпатии Лиге арабских государств, подчеркнув, что “ Марокко безусловно является арабской страной, связанной прочнымиузами с арабскими странами Востока, и горячо желает обрести все свои права”.1 Этими действиями марокканский султан открыто вступил в конфронтацию с французскими властями. Речь Мухаммеда бен Юсуфа была своего рода сигналом к новой волне массовых выступлений за ликвидацию режима протектората. Позже его речь назовут Хартией марокканского национализма. В Париже она произвела эффект разорвавшейся бомбы. Французским войскам был отдан приказ о немедленном подавлении выступлений на территории страны. Летом 1947 г. генеральный резидент Эрик Лабонн был отозван, отличавшийся лояльностью, был отозван из Марокко. Французскому правительству необходима была “ твердая рука ”, чтобы усмирить марокканский народ. Было бы неверно объяснять отставку Э. Лабонна тольнко его лояльностью и танжерским инцидентом. Необходимо вспомнить, что в самой метрополии в то время произошли серьезные изменения, связанные с устранением 5 мая 1947 г. министров, принадлежавших к коммунистической партии, из правительства Рамадье и образованием коалиции “ третьей силы ”. Четвертая республика совершила в своей истории самый крутой поворот вправо, отразившийся на всей внутренней, внешней и колониальной политике Франции. В связи с этим замена либерала Лабонна в Марокко убежденным сторонником жесткой линии генералом Жюэном представлялась вполне закономерной. Генерал Жюэн был выходцем из европейцев Алжира. Политические убеждения нового генерального резидента не имели ничего общего с либеральными взглядами его предшественника. Жюэн был ставленником французских клерикалов, Личной креатурой Жоржа Бидо. Он имел солидный опыт руководящей воеено-колониальной деятельности. Молодым офицером он начал службу в штабе генерала ( впоследствии маршала ) Лиотэ – покорителя Марокко. В годы второй мировой войны после поражения Франции, он был назначен правительством Виши командующим французскими войсками в Северной Африке. Однако после высадки англо-американских войск, Жюэн в отличие от некоторых вишистских генералов успел вовремя перейти на сторону союзников. В дальнейшем Жюэн занимал пост начальника генерального штаба французской армии. Как многие алжирские французы генерал Жюэн был настроен сугубо колониалистски, считая, что в мусульманских странах может иметь успех только политика силы.1 Жюэн учился вместе с Шарлем де Голлем в Сен-Сирском военном училище. На колониальную политику они имели диаметрально противоположные взгляды. Генерал Жюэн, действительно, начал свою деятельность на посту генерального резидента весьма энергично. Французская администрация под его руководством взяла курс на ликвидацию остатков султанского суверенитета под видом модернизации и демократизации архаической системы государственного управления Марокко. Прежде, несмотря на фактическое подчинение Марокко французскому господству, договор о протекторате исходил из принципа признания его особым государством, в котором верховным носителем власти считался султан в качестве абсолютного монарха. Тем самым, несмотря на договор о протекторате, фактически лишавший Марокко его суверенных прав, юридически эти права признавались за марокканским государством в лице монарха. Законом, принятым в июне 1947 г., было реорганизовано султанское правительство, махзен, полномочия которого отныне ограничивались наблюдением за работой марокканского персонала в различных административных учреждениях, подчиненных генеральному резиденту, а также руководством некоторыми учреждениями, в ведении которых находились чисто религиозные вопросы.2 Позиция султана, возражавшего против подобных “ реформ ”, имела большое значение, так как любые реформы могли вступить в силу только после принятия их в виде дахиров, подписанных султаном и скрепленных его печатью. Султан мог наложить вето на любой декрет, предлагаемый французским генеральным резидентом; это была важная прерогатива, сохранявшаяся за ним в соответствии с договором о протекторате.1 Несмотря на грубый нажим генерала Жюэна, султан Мухаммед бен Юсуф, используя свое право, упорно отказывался подписывать ряд законопроектов, в том числе и о муниципальной реформе. Генральный резидент рассчитывал создать местные выборные ассамблеи и, прежде всего, реорганизовать муниципалитеты. Ярко выраженный колониалистский характер такой реформы проявлялся в том, что она была направлена на установление еще более тесной связи между местной марокканской администрацией и властями протектората. К тому же реформа предоставила бы избирательное право французским гражданам при непропорциональном соотношении мест, ставящих 300 тыс. французов, проживающих в Марокко в положение равное тому, в которое были поставлены миллионы марокканцев. Национально-патриотические силы и Мухаммед бен Юсуф дали решительный отпор попыткам генерала Жюэна. В письме от 20 июня 1947 г. на имя Жюэна султан заявил о категорическом отказе подписать проект муниципальной реформы и передать законодатнльные права великому везирю. Он указал, что “ подлинно демократические реформы заключались бы в передаче полномочий выборной ассамблее, которая представляла бы действительно весь народ ”.2 В этой связи можно говорить и о большом политическом успехе партии Истикляль на выборах в консультативные палаты в феврале 1948 г., а также о случившемся в декабре 1950 г. инцидента в ходе совместного заседания Правительственного совета. Марокканский представитель Ахмед Лиазиди подверг резкой критике проект бюджета протектората на 1951 г., в котором игнорировались интересы национального развития и делалась ставка в основном на удовлетворение требований фрвнцузов. Жюэн удалил марокканца с заседания без права посещения вплоть до особого разрешения. Вслед за Лиазиди зал покинули все делегаты-члены партии Истикляль, осудив тем самым самоуправство и грубые методы генерального резидента, доказав, что так называемая “ демократизация ” системы управления носит лишь показной характер.

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ 2 декабря 1947 года султан обратился к первому президенту IV республики, Венсану Ориолю с посланием, в котором предлагал пересмотреть франко-марокканские отношения в свете перемен, происшедших в мире после второй мировой войны. Мухаммед бен Юсуф описывал все провокации и несправелливости, чинимые генералом Жюэном – генеральным резидентом Франции, и просил президента вмешаться и оздоровить обстановку в стране. В июне 1948 года султан заявил, что настало время предоставить его стране политическую независимость.1 В январе и мае 1948 г. Венсан Ориоль получил письма от марокканского султана о пересмотре основы франко-марокканских отношений. Французские власти уклонились от обсуждения этого вопроса и усилили репрессии в Марокко. Террор вызвал массовые забастовки и митинги по всей стране. 3 октября 1950 года султан Мухаммед бен Юсуф направил французскому правительству меморандум, в котором вновь предложил пересмотреть отношения между двумя странами. На октябрь 1950 г. был намечен визит Мухаммеда бен Юсуфа во Францию по приглашению президента Ориоля. Положение в Марокко стало ухудшаться и необходимо было прибегнуть к дипломатическому маневрированию и попытаться укрепить господство Франции в Марокко. Султан был приглашен в Париж вместе с семьей, правительством и двором. Обе стороны придавали визиту большое значение. Французское правительство надеялось убедить султана быть более сговорчивым и принять хотя бы часть из намеченных фрвнцузами реформ. Мухаммед бен Юсуф надеялся, что эта поездка даст ему возможность детально обсудить с французским правительством животрепещущие вопросы и добиться решения марокканской проблемы. Представители французской стороны надеялись также, что будет принято совместное франко-марокканское коммюнике, подтверждающее “ единение и сотрудничество ” между двумя странами. Помимо этого, пребывание Сиди Мухаммеда бен Юсуфа во Франции должно было стать демонстрацией франко-марокканской дружбы. Была достигнута договоренность о том, что султан будет во Франции три недели, то есть до конца октября, причем первые несколько дней пребывания должны были считаться днями официального визита, в течение которых предусматривалось воздать марокканскому султану все почести, с которыми принимались во франции главы иностранных государств. На время официального визита для султана и его сына, наследного принца Мулая Хасана, были подготовлены специальные апартаменты в Елисейском дворце – резиденции президента республики.1 Французское правительство готовилось к торжественной встрече султана, очевидно, надеясь, что помпезность и внешнее проявление уважения и внимания к нему повлияют на марокканского монарха и сделают его более сговорчивым, а также произведут впечатление на марокканскую общественность, в особенности, на национальную буржуазию. Французская пресса, не жалея красок, расписывала подробности, связанные с приготовлениями к приему султана в Париже, особо подчеркивая при этом готовность французского правительства с вниманием и уважением отнестись к обычаям и вкусам султана.2 Была разработана целая прграмма торжественных обедов, приемов, парадов, спортивных соревнований в честь султана. Таким образом, приготовления были самыми тщательными, оставалось лишь принять султана и провести с ним переговоры в нужном для французских правящих кругов ключе, что, вероятно, представлялось им достаточно легким делом. “ Султана Мухаммеда бен Юсуфа в поездке во Францию сопровождали наследный принц Мулай Хасан, великий везир Си Мухаммед аль- Мокр, визирь императорского двора Си Маммери, член султанского кабинета Си каддур бен Габрит, директор султанского кабинета Си Мухаммед Бахнини и другие официальные лица. ” - сообщала парижская “ Le Figaro ”.3 В числе сопровождающих султана лиц находился один из крупнейших марокканских феодалов, известный своими тесными связями с французскими правящими кругами, паша (правитель) Мараккеша, Тами аль-Глауи. По всей видимости, французское правительство особо рассчитывало на его присутствие в свите султана во время предстоящих переговоров. 9 октября 1950 г.французский крейсер, на борту которого находились султан Марокко Сиди Мухаммед бен Юсуф и его свита, прибыл в Бордо. Здесь султану была устроена пышная встреча. Однако она была к неудовольствию французских властей омрачена инцидентом, вызванным тем, что привъезде в город большая группа марокканских, алжирских и тунисских студентов и рабочих, прорвавшихся сквозь полицейские загрождения к автомобилю султана, стала выкрикивать антиколониалистские лозунги. 11 октября 1950 г. султан и его свита прибыли в Париж. Здесь на вокзале марокканского султана встречали президент Французской республики венсан Ориоль, председатель Совета министров Робер Шуман, Жюль Мок и другие официальные лица. В честь султана был дан артиллерийский салют в 101 залп. Вдоль улиц, украшенных французскими и марокканскими флагами, по которым следовал в открытой машине султан вместе с президентом республики, сопрвождаемый членами французского правительства им своей свитой, были выстроены отряды почетного каркула республиканской гвардии. Многие тысячи парижан собрались на улицах города, чтобы увидеть марокканского султана и полюбоваться красочным зрелищем, которое представлял из себя весь кортеж. В тот же вечер в Елисейском дворце в честь султана был дан обед, во время которого Венсан Ориоль и Сиди Мухаммед бен Юсуф обменялись приветственными речами. В своем выступлении Венсан Ориоль ратовал за тесное фрако-марокканское сотрудничество. Однако в условиях режима протектората такое сотрудничество могло означать лишь сохранение и упрочение господства Франции в Марокко. В основном, именно в этом и заключался для французских властей смысл сотрудничества. В ответной речи султан, выразив свою радость по поводу того, что Франция “ добилась процветания и заняла свое место в ряду великих держав ”, заявил, что марокканский народ желает “ чтобы это процветание, вдохновляемое либеральными традициями французской политической мысли, явилось залогом эволюции франко-марокканских отношений в целях осуществления его чаяний и стремлений ”.1 Эта речь показала, что в завуалированной форме султан высказал недовольство, существовавшее в Марокко по поводу отношений с метрополией. Чтобы подчеркнуть свою независимость, султан, прекрасно владеющий французским языком, произнес речь на арабском. Как отмечала французская печать, во время публичных выступлений и официальных церемоний, султан Мухаммед бен Юсуф избегал говорить по-французски. Торжественные приемы и обеды, спортивные состязания, скачки и даже парад французских кавалерийских частей устраивались в честь султана, но, тем не менее, обе стороны не забывали о деловой стороне визита. В первый же день своего пребывания в Париже марокканский правитель вручил французскому президенту меморандум, в котором излагались основные взгляды марокканской стороны на развитие франко-марокканских отношений. В меморандуме, в частности, отмечалось, что международная обстановка за последние годы значительно изменилась, и, что за этот же период марокканский народ, “ благодаря помощи Франции проделал значительный путь ”. В этих условиях, указывалось в меморандуме, был бы необходим пересмотр текста Фесского договора 1912 г. Марокканская сторона выражала сожаление, что “ протекторат незаметно превратился в режим прямого управления ”.1 В числе наиболее важных требований, изложенных в меморандуме, были требования о предоставлении Марокко политической и экономической автономии, о соблюдении права султана высказывать свое мнение при назначении на посты пашей и каидов, о расширении полномочий марокканских органов власти, о создании профессиональных союзов, руководящие органы которых, состояли бы в основном из представителей марокканской национальности. Это последнее требование было вызвано тем, что генеральный резидент согласился на образование профсоюзов, но с условием, что руководящие органы будут состоять наполовину из европейцев и наполовину из марокканцев. Самостоятельные марокканские профсоюзы были запрещены. 12 октября султан встретился в Елисейском дворце с президентом Ориолем и имел с ним длительную беседу о франко-марокканских отношениях. В беседе с французской стороны участвовали Рене Плевен, Робер Шуман и генеральный резидент Франции в Марокко – генерал Жюэн.2 Французское правительство выражало готовность рассмотреть отдельные предложения, содержавшиеся в марокканском меморандуме относительно более точного соблюдения договора в вопросе о смягчении слишком жесткого контроля со стороны французской администрации, зачастую подменяющей собой номинально существующие марокканские органы власти и, таким образом, превращавшей режим протектората в режим “ прямого управления ”, то есть, проще говоря, превращавшей Марокко в обычную колонию, лишенную какой бы то ни было собственной национальной власти. Французское правительство было готово пойти на некоторые уступки марокканским требованиям с тем, чтобы не касаться главного – сущности франко-марокканских отношений, базирующихся на договоре о протекторате. Ответ французских властей на меморандум султана был дан с опозданием на неделю. 28 октября в Елисейском дворце для выработки окончательного ответа на меморандум султана, под председательством президента В. Ориоля состоялось заседание совета с участием Р. Плевена, Р. Шумана, А. Кая, Р. Мейера и генерала Жюэна.1 31 октября Совет министров Франции утвердил текст ответа на меморандум султана. В ответе было сказано, что французское правительство “ подтверждает свое желание ни в чем не стеснять развитие франко-марокканских отношений с тем, чтобы удовлетворить законные стремления марокканского населения ” и что французское правительство считает, что в “ настоящий момент не имеется никакого противоречия между успешным осуществлением этих стремлений и сохранением в силе договора о протекторате ”.2 Французское правительство признавало, что “ при некоторых обстоятельствах контроль французской администрации в Марокко оказывался слишком жестким ” и оно готово пойти на некоторые уступки. В частности, правительство Франции “ соглашается заменить цензуру законодательством о правонарушениях прессы, смягчить контороль при назначении каидов и пашей, провести реформу судебных учреждений, урегулировать проблему независимости профсоюзов ”. Кроме этого, предлагалось создать франко-марокканские комиссии, целью которых явилось бы изучение вопросов, оставшихся нерешенными. По сути французское правительство предложило лишь ряд второстепенных реформ, но главный вопрос о рассмотрении основы франко-марокканских отношений не был решен. 1 ноября Мухаммед бен Юсуф направил французскому правительству новый документ, в котором выражал свое мнение на эти предложения.1 В этом втором меморандуме султан уточнял, что суть проблемы остается нерешенной, ибо она, по его мнению, состоит в открытии переговоров, которые привели бы к изменению текста Фесского договора 1912 г. Султан Марокко настаивал в этом документе на необходимости подписания нового договора между Марокко и Францией. 2 ноября 1950 г., вместо ожидавшегося франко-марокканского коммюнике, было опубликовано одностороннее коммюнике султана об итогах переговоров. В нем отмечалось, что между марокканской ик и французской точками зрения существуют некоторые разногласия относительно решения марокканской проблемы. Правда, в заключении коммюнике подчеркивалось, что “ Его Величество султан не теряет надежды на возможное соглашение по этому вопросу ”.1 В тот же день было опубликовано сообщение французского министерства иностранных дел о франко-марокканских переговорах, в котором указывалось, что существует различие между первым марокканским меморандумом, составленным в умеренных тонах и документом, врученном вчера утром французскому министру иностранных дел представителями султана. Во французском сообщении указывалось, что правительство Республики предусматривает создание в Рабате “ смешанной франко-марокканской комиссии по изучению некоторых вопросов, требующих пристального внимания ”. Таким образом, переговоры, вопреки прогнозам французской печати, окончились для марокканской стороны полным провалом. Такой конец переговоров был неизбежным, учитывая, что стороны стояли на различных позициях и ставили перед собой противоположные цели. Французское правительство стремилось лишь к некоторой разрядке напряженности, создавшейся во франко-марокканских отношениях в связи с ростом национально-освободительного движения в Марокко, и надеялось достичь этого путем некоторых реформ, не затрагивая при этом основы – положений Фесского договора 1912 г. Более того, при проведении некоторых реформ, оно стремилось ограничить те немногие прерогативы, сохраняющиеся за султаном этим договором. Противоположные цели ставила перед собой марокканская сторона. Основной из которых являлся пересмотр положений Фесского договора и приобретение Марокко политической и экономической автономии. Следует отметить, что в марокканском меморандуме от 11 октября предложение о пересмотре договора о протекторате было сформулировано в осторожных выражениях – “ было бы необходимо пересмотреть текст договора, объединяющего две стороны ”, но это было закономерным фактом, исходя из отношений двух государств в условиях протектората. Более определенно и подробно в меморандуме говлорилось о необходимости соблюдения условий, заключенных ранее договоров с тем, чтобы устранить допускавшиеся французской стороной нарушения прав марокканского султана и его властей. В ходе переговоров султан все чаще и чаще заявлял, что только коренное изменение в основе отношений между двумя странами, предполагающее отмену французского протектората, может улучшить отношения и удовлетворить марокканскую сторону. В меморандуме от 1 ноября точка зрения султана на сущность франко-мароккнских отношений была изложена совершенно определенно. Султан явно не желал играть роль, которую ему предназначали правящие круги Франции, то есть стать титулованной марионеткой, лишенной всяческой реальной власти и прикрывающей своим именем господство Франции на территории своей страны. 5 ноября 1950 г. султан покинул метрополию, так и не получив ответа на свой второй меморандум. В отличие от первых дней пребывания султана во Франции, во французской прессе не было статей о “ франко-марокканском сотрудничестве ”, не было и описания церемонии прощания и отъезда марокканского правителя. Газеты ограничились лишь краткими сообщениями об этом.1 Позиция, которую занял султан Марокко во время парижских переговоров, отражала настроения самых широких слоев марокканского народа. Популярность Мухаммеда бен Юсуфа, отстаивавшего национальные интересы, резко возросла. В этом отношении характерен эпизод, произошедший в Танжере, где султан сделал кратковременную остановку на пути в Касабланку. Если всего месяц назад, его прибытие в Бордо было втречено демонстрацией, организованной марокканцами, проживающими там, во время которой наряду с антифранцузскими лозунгами слышались выкрики протеста против приезда султана во Францию и против него самого, то теперь картина была иной. В то время как султан принимал на борту крейсера официальных лиц Танжера, отряды полиции сдерживали толпы местного населения, желающего попасть в порт, чтобы приветствовать султана. В Касабланке и Рабате марокканское население втретило султана политическими демонстрациями в поддержку позиции, занятой Мухаммедом бен Юсуфом на переговорах в Париже. После возвращения султана ситуация обострилась. Французское население требовало не производить никаких изменений в политическом режиме Марокко. Оно заверяло генерала Жюэна в полной поддержке его политики. Пресса начала атаку на Мухаммеда бен Юсуфа, обвиняя его в мании величия, в том, что он стремиться уничтожить режим протектората, чтобы установить “ режим средневекового деспотизма ”. Отвечая на эти нападки, султан в своей речи по случаю праздника Трона 18 ноября 1950 г. заявил: “ Во время политических переговоров в Париже мы никогда не имели целью укрепление наших позиций ради личной выгоды; единственной целью предпринятых нами усилий была защита интересов страны, ее развитие и прогресс… Мы никогда не теряли из виду того, что лучшим режимом для суверенной страны, с самоуправлением, является демократический строй, существующий в современном мире почти повсюду и вполне совместимый с принципами истинного ислама”.1 Еще во время переговоров французская газета “ Le Monde ” писала, что пребывание султана в Париже может привести к напряженности во франко-марокканских отношениях. Опасения оказались не напрасными. “ Энергичные меры ”, осуществляемые французской стороной в отношении растущего национально-освободительного движения привели к серьезному обострению положения в Марокко, которое получило во французской литературе название “марокканского кризиса 1951г”. Парижские переговоры 1950 г. не принесли непосредственного успеха марокканской стороне, но, тем не менее, они имели огромное значение. Во-первых, султан Марокко стал консолидирующей силой в национально-освободительном движении, во-вторых, эти переговоры оказали влияние на международное общественное мнение, так как впервые открыто продемонстрировали наличие серьезных разногласий между двумя странами и, в-третьих, они показали, что требование ликвидации режима протектората выдвигается большинством марокканцев, включая султана – официального главу марокканского государства. Новая волна возмущения поднялась в Марокко в декабре 1950 г. в связи с инцидентом в правительстве. На открытой сессии марокканской сессии один из лидеров Истикляль Ахмед Лиазиди при обсуждении проекта бюджета на 1951г. выступил с резкой критикой режима протектората. Выступивший немедленно вслед за ним генерал Жюэн заявил, что “ он имел терпение выслушать до конца его речь ” лишь для того, чтобы “ показать, до чего могут довести страсти, которыми охвачена одна определенная партия ”.1 Наибольшей остроты положение достигло 11 декабря, когда должен был обсуждаться проект бюджета общественных работ. Докладчиком по этому вопросу был один из видных деятелей партии Истикляль Мухаммед Лагзауи. В его докладе утверждалось, что привилегии европейского населения все расширяются и, что вся политика, проводимая в Марокко направлена на то, чтобы все ресурсы страны предоставить Франции. Генерал Жюэн не разрешил Лагзауи зачитать доклад на заседании совета. Он заявил, что бюджет общественных работ представляет собой, в основном, “ технический вопрос ”, а доклад Лагзауи “ пропитан демагогическим и критическим духом политического порядка ”. Дело кончилось тем, что представители Истикляль покинули зал заседаний. Во Франции действия генерала Жюэна были расценены как “ удаление нарыва ”.2 Положение обострилось в связи с тем, что делегаты, покинувшие зал заседаний, сразу же были приняты султаном, по их просьбе. Генерал Жюэн расценивал этот факт как вызов его действиям. Он решил оказать давление на султана, добиваясь от него официального осуждения действий марокканских политических партий, а затем подписания дахиров по вопросу реформ, предложенных французским правительством. В этой борьбе против султана французские власти решили использовать одного из крупнейших марокканских феодалов, пашу Мараккеша Тами аль-Глауи. 21 декабря 1951 г. Тами аль-Глауи посетил Мухаммеда бен Юсуфа в его дворце в Рабате. Во время аудиенции султан потребовал от глауи объяснений по поводу арестов в Мараккеше лиц, причастных к национально-освободительному движению. В ответ Глауи заявил Мухаммеду бен Юсуфу: “ Ты не султан Марокко, а султан Истикляль… Ты ведешь империю к гибели ”.1 В то же время в печати стали распространяться слухи о возможном отречении или низложении султана. С целью дискредитации Мухаммеда бен Юсуфа колониалистская печать распространяла различные, зачастую придуманные подробности о его жизни. На эту тему сообщалось, что султан имеет гарем, его сын и наследный принц Мулай бен Юсуф рожден рабыней-негритянкой, подаренной султану аль-Глауи, пашой Мараккеша, султан живет в роскоши, достойной сказок “ Тысячи и одной ночи ”. Наряду с пропагандистской деятельностью были предприняты реальные меры воздействия. Поощряемый властями аль-Глауи фактически стал организовывать заговор против султана. В конце января генерал Жюэн должен был сопровождать председателя Совета министров Рене Плевена, отправлявшегося с официальным визитом в Вашингтон. К этому времени почва для отстранения султана была подготовлена. Незадолго до своего отъезда в Вашингтон, 26 января 1951 г. генерал Жюэн в ультимативной форме потребовал от Мухаммеда бен Юсуфа публичного осуждения национального движения, а, в частности, осуждения деятельности Истикляль, либо отречься от престола. Султан отказался это сделать, ссылаясь на то, что не в его компетенции осуждение кого бы то ни было, для этого существуют суды. Жюэн отклонил эти отговорки и, отбросив дипломатические церемонии, заявил: “ Ваш ответ неприемлем. Или вы открыто дезавуируете партию Истикляль, или же отречетесь от престола. В противном случае я сам вас низложу. Я уезжаю в Вашингтон. У вас есть время поразмыслить над тем, о чем я вас сейчас попросил. Когда я вернусь, мы посмотрим, что делать”.1 Этот ультиматум потряс марокканское общество. Еще два месяца назад французские власти принимали Мухаммеда бен Юсуфа со всеми почестями, а ныне уполномоченный этого правительства обошелся с марокканским монархом как со своим подчиненным, позволив себе даже повысить голос. В самой Франции этот инцидент вызвал возмущение широкой общественности, обеспокоенной последствиями, которые могло вызвать столь грубое поведение генерала Жюэна. Министр иностранных дел Франции Р. Шуман 2 февраля 1951 г. заявил, что переговоры Франции с Марокко будут продолжаться непосредственно с султаном, как признанным главой государства.1 Тем не менее, вернувшись из США, Жюэн подтвердил свои требования. Он требовал подписания декретов о назначении угодных ему лиц на посты пашей и каидов, соглашения на проведение структурных реформ в муниципальной системе с тем, чтобы французы, проживавшие в Марокко, получили право избираться в муниципальные органы управления. Одним из главных пунктов, было требование осудить деятельность Истикляль и удалить из султанского правительства и дворцового окружения всех лиц, связанных с этой партией. Султан и его советники отклонили все эти требования. Тогда Жюэн приказал блокировать танками султанский дворец и прервать его связи с внешним миром. Демонстрация военной силы сопровождалась новым ультиматумом – либо принять французские требования, либо отречься от престола. Поддавшись давлению, султан 24 февраля принял решение о роспуске своего кабинета, созданного в сентябре 1950 г. Кабинет был неофициальным органом, состоявшем из группы советников. Все члены этого кабинета, во главе с Мухаммедом Бахнини, обвинялись в принадлежности к национально-освободительному движению. 25 февраля в 18.00 султану был вручен от имени генерального резидента протокол с указанием, что если он не подпишет его в течении ближайших двух часов, то будет низложен. В подобной обстановке султан решил уступить и подписать предложенный генеральным резидентом протокол. В соответствии с ним на следующий день, 26 февраля, была опубликована декларация султана, в которой утверждалось, что он будучи правителем, “ стоит над партиями ” и является “ символом единства страны ”. В декларации содержались также призывы к народу быть верным принципам ислама и, как того требовалось генеральным резидентом, султаном осуждалась коммунистическая идеология “ несовместимая с принципами ислама и традициями страны ” и восхвалялась политика Франции в Марокко. Однаку наряду с фразами, навязанными генралом Жюэном, в султанской декларации содержалось указание, что “ марокканский народ ожидает осуществления его стремлений и чаяний ”.1 Правая печать заявила, что подписание султаном вышеуказанного протокола привело к “ ликвидации напряженности в Марокко”. Однако события, последовавшие после февраля 1951 г., показали, что так называемый марокканский кризис превратился, по существу, в кризис французской колониальной политики в Марокко. Политика массовых репрессий, широко практикуемая генеральным резидентом после 25 февраля 1951 г., неожиданно для французских властей привела к нежелательным для них последствиям – единству националистических партий и образованию Марокканского национального фронта. В начале марта 1951 г., при поддержке бронетехники, французские войска полностью оккупировали Рабат, Фес и Мекнес. Эти города были объявлены на военном положении. Генеральный резидент, превысив свои полномочия, сформировал новый кабинет. Воспользовавшись печатью султана и без консультации с последним. Он опубликовал несколько дахиров и наметил программу нового правительства. Мухаммед бен Юсуф отказался принять вновь назначенных министров и заявил, что все декреты, появившиеся после 27 февраля, недействительны.1 28 августа 1951 г. французское правительство решило отозвать генерала Жюэна с поста генерального резидента Марокко. Он был назначен командующим сухопутных войск НАТО в Центральной Европе и вскоре был произведен в высшее воинское звание маршала. В своих воспоминаниях он писал, что его “ жесткая линия в политике начала 50-х гг. в Марокко была обусловлена ситуацией, сложившейся в стране. Мы не хотели потерять Марокко, оно не хотело оставаться с нами”.2 Новый генральный резидент Огюстэн Гийом, командовавший до этого французскими оккупационными войсками в Западной Германии, был знаком с Марокко не понаслышке; более одиннадцати лет он прослужил во французских воинских частях, дислоцировавшихся в Марокко. С его именем связаны наиболее мрачные страницы последнего периода французского господства в Марокко. 18 ноября 1951 г., в день Трона, султан выступил с речью, в которой настаивал на ликвидации режима протектората и переговорах с французским правительством о новом аспекте во франко-марокканских отношениях, в соответствии с меморандумом, представленным во время его визита в Париж.3 14 марта 1952 г. султан Мухаммед бен Юсуф, учитывая настроение народа, вручил генеральному резиденту для передачи французскому правительству новый меморандум, в котором предлагал в качестве необходимой меры для ликвидации напряженного положения в Марокко признать за населением основные права и свободы и отменить осадное положение, введенное французскими властями. В меморандуме рассматривался вопрос о франко-марокканских отношениях, а также предлагались незначительные реформы такие как: создание выборных сельских административных органов, создание смешанных муниципальных комиссий в городах, реорганизация юстиции. Подчеркивалась нерушимость Фесского договора 1912 г. 9 октября 1952 г. султан выразил негодование по поводу того, что французское правительство не приняло его предложений и отметил, что предлагаемые французской стороной реформы являются посягательством на марокканский суверенитет. 18 ноября 1952 г. в день двадцать пятой годовщины вступления Мухаммеда бен Юсуфа на престол в городах Марокко вновь произошли демонстрации под лозунгом борьбы за национальную независимость. Султан произнес речь, в которой без обиняков заявил, что его страна в недалеком будущем освободится от “детских пеленок”.1 9 декабря были запрещены Коммунистическая партия и партия Истикляль, закрыты их печатные органы. В то же время началась подготовка к свержению султана, ставшего лидером освободительного движения. С этой целью французские власти решили прибегнуть к методам, примененным еще генралом Жюэном в феврале 1951 г., а именно, выдвинуть на первый план своих ставленников и с их помощью представить дело так, что в Марокко якобы имеет место внутреннее оппозиционное движение против султана, которое возглавляет паша Мараккеша Хадж Тами аль-Глауи. 12 декабря 1952 г. генерал Гийом, глава французской администрации, выступил по радио с клеветнической речью, в которой обвинил Мухаммеда бен Юсуфа в том, что тот действует “ по указке Москвы ”. Хасан II, в то время наследный принц Мулай Хасан, вспоминая о Гийоме, делает следующую ироническую ремарку: “ Французский генерал видел в нас чуть ли не большевиков, желающих превратить Марокко в оплот большевизма. Он даже заявлял по радио, что национальное движение получает приказы из Москвы ”.1 21 мая официально было объявлено о существовании петиции пашей и каидов, требующей низложения султана Мухаммеда бен Юсуфа, как якобы нарушевшего нормы ислама. Она вызвала возмущение марокканской общественности. В июне мараккешский паша совершил поездку в Англию, где присутствовал в качестве гостя на коронации Елизаветы II, а затем посетил Париж, где был принят президентом Ориолем и членами французского правительства. Маневры заговорщиков вызвали протесты представителей марокканской общественности. Мусульманские ученые-богословы – улемы заявили, что полностью поддерживают султана и призвали всех берберов и арабов поддержать его. Тем не менее, Глауи в июле 1953 г. совершил еще одну поездку во Францию, где присутствовал 14 июля на официальной церемонии, посвященной национальному празднику Франции. В августе 1953 года генерал Гийом ввел в Рабате осадное положение. 13 августа дворец султана был окружен войсками. 14 августа новым султаном Марокко был провозглашен двоюродный брат Мухаммеда бен Юсуфа 64-летний Мухаммед бен Арафа. 15 августа ему была передана духовная власть, он был избран имамом при поддержке аль-Глауи. Это вызвало демонстрации протеста по всей стране. В Рабате в результате столкновений 7 человек было убито и 130 арестовано.1 Эт ...

Лелика: ... и факты никак не вязались с утверждениями французской пропаганды о том, что Глауи и его сторонники выражают интересы марокканского народа. Это признавала и французская буржуазная печать. Так “Le Monde” вышла 19 августа с заголовками: “ Провозглашение имама в Мараккеше вызвало сильную напряженность в Марокко”, “ Решение сторонников Глауи вызвало настоящий раскол среди глубоко религиозного населения”. 20 августа Мухаммед бен Юсуф вместе с двумя сыновьями – Хасаном и Мулай Абдаллахом – был выслан на Корсику, а позднее – на остров Мадагаскар. Совершив переворот 20 августа 1953 г., французское правительство грубо нарушило 3 – статью Фесского договора, гласившую: “ Правительство Республики обязуется оказывать постоянную поддержку Его Шерифскому Величеству против любой опасности, которая угрожала бы его личности или трону, или нарушила бы спокойствие его государства. Такая же поддержка будет оказана наследнику престола и его преемникам”.2 Переворот 20 августа свидетельствовал о том, что ради сохранения и укрепления своего господства в Марокко, французские правящие круги готовы были на любые нарушения своих обязательств. Свержением султана закончился целый период в истории французского господства в Марокко. Казалось, что Франция одержала крупную победу. Но на самом деле, это стало началом конца ее господства в Марокко. В годы изгнания чрезвычайно возросла популярность свергнутого султана Мухаммеда бен Юсуфа. В глазах народных масс он стал не только символом национальной государственности Марокко, но и национальным героем, мучеником, пострадавшим за дело независимости страны. Национально-освободительное движение продолжало разгораться, и французские власти вынуждены были идти на уступки. В мае 1954 г. генерал Гийом был заменен дипломатом Франсисом Лакостом, который был вынужден проводить более гибкую политику. В июне был создан специальный комитет по марокканским и тунисским делам на уровне министерства. Кроме того, были обещаны политические реформы. 20 августа 1954 г., в день официального низложения султана, была проведена всеобщая забастовка. Было арестовано 30 тыс. человек. Тем не менее 18 ноября, в день тронного праздника, борьба разгорелась с новой силой. Трое суток продолжалась всеобщая забастовка, марокканцы требовали возвращения Мухаммеда бен Юсуфа. О царившей в Марокко обстановке можно судить по статье, опубликованной в газете “ Le Monde ” от 11 мая 1954 г.: “ В городах, особенно в Касабланке, полицейский контроль достиг такой степени, что ни один марокканец не может быть уверен утром, что он будет на свободе вечером ”. Назначенный в июне 1955 г. вместо Лакоста Жильбер Гранваль попытался ограничить разгул террора. Жильбер Гранваль принадлежал к левому крылу голлистского движения. Еще до официального назначения Гранваль пытался выяснить у членов правительства отношение к марокканской проблеме и не обнаружил общей точки зрения. Тем не менее, он пришел к выводу, что необходимо передать управление страной в руки марокканцев, амнистировать всех политических заключенных, провести административные, юридические, социальные и финансовые реформы. Он понимал, что добиться чего бы то ни было в Марокко силой уже невозможно. В первые же дни пребывания на посту генерального резидента Гранваль арестовал наиболее ярых реакционеров и лишил постов тех чиновников французской администрации, которые пользовались должностным положением. 14 июля были освобождены из-под заключения марокканские политические деятели, к которым были применены особые санкции. По случаю национального праздника Франции Гранваль устроил прием, на который пригласил одновременно французов и марокканцев, что было беспрецедентным случаем. Более того, на прием были приглашены и некоторые представители Истикляль.1 В качестве неотложных дел, в целях сохранения французского влияния в Марокко, Ж. Гранваль предложил низложить марионеточного султана бен Арафу, создать регентский совет и образовать новое авторитетное правительство. Министр иностранных дел Франции Ф. Пинэй наложил вето на “ план Гранваля ”. 13 августа генеральный резидент решил подать в отставку. Но премьер-министр Франции Э. Фор отказался принять ее. 14 августа Гранваль вернулся в Марокко с посланием для бен Арафы от президента Р. Коти и премьер-министра Э.Фора, в котором ему было предложено приступить к переговорам с представителями марокканской общественности для формирования нового кабинета. В тот же день представители Истикляль заявили о своем отказе войти в правительство под эгидой марионеточного султана и заявили, что “ решение французского правительства отвергается марокканским народом, поскольку попирает его чувства и основывается на признании положения, порожденного августовским переворотом 1953 г”.1 Находившийся в Египте руководитель Истикляль Алляль аль-Фасси выступил 16 августа по каирскому радио с призывом к марокканскому народу бороться за свободу и независимость до тех пор пока он не добьется возвращения Сиди Мухаммеда бен Юсуфа на престол. “ Мы не признаем, - сказал аль-Фасси, - ни за французами, проживающими в Марокко, ни за французскими депутатами и сенаторами права обсуждать вопрос о марокканском престоле”.2 Позиция марокканских партий сделала очевидным для всех, что пока на престоле находиться бен Арафа не может быть и речи о создании марокканского правительства. В обстановке бурного роста национально-освободительного движения французское правительство было вынуждено начать в августе 1955 г. в Экс-ле-Бене ( Франция ) переговоры с марокканскими лидерами. Они завершились 27 августа подписанием договора, предусматривавшего почетное низложение султана бен Арафы, создание тронного совета в составе трех человек, формирование марокканского правительства, которому предстояло вести дальнейшие переговоры с Францией. 4 сентября к Мухаммеду бен Юсуфу на Мадагаскар вылетела с согласия французского правительства делегация марокканских преддставителей в составе Си Беккаи, Бен Слимана и других приверженцев низложенного султана. Французское правительство сочло необходимым и самому установить контакты с Мухаммедом бен Юсуфом. С этой целью оно направило в Анцирабе своего уполномоченного генерала Катру. Переговоры генерала Катру с изгнанным султаном состоялись в Анцирабе с 5 по 9 сентября 1955 г. и закончились заключением соглашения, оформленного в виде обмена письмами. В письме на имя генерала Катру бывший султан одобрил создание регентского совета и нового марокканского правительства. Он согласился также не принимать участия в политической деятельности, которая могла бы нанести ущерб интересам Франции, но не отказался от своих прав на престол. Несмотря на достигнутое соглашение, его проведение в жизнь задерживалось. Это было вызвано обострением противоречий по марокканскому вопросу внутри французского правительства. Только 12 сентября была одобрена марокканская политика Э. Фора. 13 сентября президент республики Р. Коти направил письмо бен Арафе с просьбой отречься от престола. 20 сентября состоялось новое заседание совета министров, на котором вновь рассматривалась марокканская проблема. Французское правительство затягивало выполнение решений, принятых в Экс-ле-Бене. Но события в Марокко развивались столь стремительно, что необходимо было действовать незамедлительно. 1 октября поднялись на борьбу горные племена Рифа и Атласа, что могло привести к непредсказуемым последствиям. Через две недели марокканский вопрос обсуждался в Национальном собрании Франции. Эдгар Фор заявил: “ Я считаю, что у марокканского народа национальные устремления не могут быть рызвеяны или уничтожены. Это невозможно. Все, что нам остается сделать, это вернуть Марокко на пути сотрудничества с Францией”.1 Представитель ФКП Франсуа Бийу подчеркнул, что необходимо вернуть с Мадагаскара Мухаммеда бен Юсуфа, законного султана, начать переговоры и создать авторитетное марокканское правительство. Политику переговоров поддержало большинство членов Национального собрания. 17 октября состоялась церемония учреждения тронного совета. 25 октября, один из инициаторов заговора 1953 г. Тами аль-Глауи заявил, что необходимо вернуть Мухаммеда бен Юсуфа для обеспечения единства и порядка. 30 октября Мухаммед бен Арафа официально отрекся от престола. Но национальное движение приняло такой размах, что французским властям необходимо было принимать кардинальные решения. В октябре 1955 года королевская семья была перевезена в Париж. Туда же приехали представители марокканских политических партий Султан провел с ними консультацию. 5 ноября французское правительство официально признало Мухаммеда бен Юсуфа полноправным султаном. 6 ноября была опубликована совместная франко-марокканская декларация, в которой говорилось, что Мухаммед бен Юсуф намерен создать правительство, которому будет поручено ведение переговоров с Францией с целью дать Марокко статус независимого государства. Этим заявлением французское правительство официально прзнало право марокканского народа на независимость, право, которого он добивался в течении долгих лет. 14 ноября 1955 г. султан по радио обратился с приветствием к марокканскому народу, а 16 ноября прибыл в Рабат, где был торжественно встречен населением. Он заявил о намерении создания в стране конституционной монархии демократической и независимой.2 18 ноября в день праздника Трона, султан выступил с традиционной речью, в которой объявил об окончании режима опеки и о формировании марокканского правительства, которое должно обеспечить руководство общественными делами, создание демократических институтов в рамках монархического строя, кроме этого, подготовить почву для переговоров с Францией. Новое правительство было сформировано 7 декабря 1955 г. Си Беккаи. В нем были представлены Истикляль (9 человек), Демократическая партия независимости (6 человек) и шесть “независимых”. Оно носило переходный характер. Из его ведения было изъято руководство внешней политикой и национальной обороной Марокко, которое по-прежнему осуществлялось французским генеральным резидентом. Задача этого правительства заключалась в подготовке конституции, установлении конституционной монархии, и в проведении переговоров с Францией о развитии франко-марокканских отношений на новой основе. Новое правительство несло ответственность перед султаном до избрания представительного законодательного органа. Все эти перемены вызвали сильное беспокойство испанских властей, которые считали, что они имееют полное право на участие в обсуждении будущей судьбы Марокко. Отношения между Марокко и Испанией в этот момент были сильно обострены. В Рифской области продолжалось восстание и необходимо было быстро урегулировать проблему. Переговоры между Францией и Марокко по вопрсу о предоставлении независимости начались 15 февраля 1956 г. Марокканская делегация требовала предоставить независимость стране, создать национальную армию, полицию, дипломатию, обеспечить территориальное единство страны, французская – настаивала на франко-марокканской взаимозависимости. Несмотря на то, что переговоры проходили в очень напряженной обстановке, они были успешно завершены 2 марта подписанием декларации о независимости Марокко в рамках франко-марокканской взаимозависимости. Кроме того, был подписан протокол о франко-марокканских отношениях в переходный период. Фесский договор 1912 г. о протекторате Франции над Марокко был отменен.1 Марокко предоставлялось право проведения самостоятельной внешней политики и организации национальной армии, причем Франция обязывалась оказать в этом помощь. Франко-марокканское сотрудничество должно было осуществляться в области обороны, внешних отношений, хозяйства и культуры. Французское правительство оставляло за собой право защиты интересов французских граждан, проживавших на территории Марокко. 13 марта Мухаммед бен Юсуф был официально приглашен испанским правительством в Мадрид. Начались переговоры между испанской и марокканской делегациями. 4 апреля султан был принят генералом Франко. 5 апреля испанское правительство официально признало независимость Марокко, а через два дня в Мадриде была подписана совместная испано-марокканская декларация, в которой говорилось о передаче Марокко колониальных владений Испании, за исключением городов Сеуты и Мелильи и островов Чафаринас, до сегодняшнего дня остающихся испанскими. 29 октября 1956 г. специальная международная конференция представителей девяти стран-участниц создания особого статуса Танжера ( Англии, Бельгии, Испании, Италии, Марокко, Голландии, Португалии, США и Франции ) приняла решение о ликвидации международного режима зоны Танжера.1 После долгих лет ожидания была восстановлена территориальная целостнось страны. В августе 1957 г. султан Мухаммед бен Юсуф принял титул короля и стал именоваться Мухаммедом V. В политической структуре доколониального Марокко власть султана занимала значительно более скромное место. Монархическая организация власти в Марокко предопределила особенности политической структуры этого государства и его развития. После ликвидации режима протектората политическое и экономическое положение Марокко было достаточно сложным. Газета “ Аль-Истикляль ” определяла его следующим образом: “ Объединение Марокко не закончено, французские и испанские войска продолжают оккупировать территорию страны. Промышленность практически не функционирует, а полезные ископаемые вывозятся из страны. Марокканская валюта полностью зависит от французского франка. Система образования находиться в состоянии полного упадка и деградации. Из 2.5 млн. детей школу посещяют только 130 тыс. человек, официальными языками продолжают оставаться французский и испанский; отсутствует судебный кодекс; в стране нет конституции ”. Иностранные компании начали вывоз капиталов из Марокко ( с марта по декабрь 1956 г. было вывезено 69 млрд. фр. ) Результатом этих действий стал экономический спад, снижение жизненного уровня населения. Мухаммеду V необходимо было принимать срочные меры по стабилизации обстановки. При непосредственном участии короля была проведена реорганизация государственного аппарата, сформированы министерства обороны и иностранных дел, учреждены дипломатические представительства в ряде иностранных государств, создана национальная армия. Было проведено новое территориально-административное деление страны, реорганизована система судопроизводства. Гражданское и уголовное делопроизводство было передано современным судам, а кади шариатских судов оставлены лишь дела о наследовании, личном статусе и религии. В области экономики была осуществлена национализация отдельных предприятий, экспроприировано и распределено среди неимущих и малоимущих крестьян несколько десятков тысяч гектаров земли, принадлежавших бывшим колонистам. Установлен контроль государства над финансовыми и валютными операциями со странами “ зоны франка ”, введена национальная валюта – дирхам. Были также приняты Программа переходного периода от колониальной к национальной экономике на 1958-1959 гг. и первый пятилетний план социально-экономического развития на 1960 – 1964 гг. Создан государственный сектор в различных отраслях хозяйства. Управление по исследованию и участию государства в горнорудной промышленности стало представителем государства в смешанных частно-государственных компаниях. В рамках “ марокканизации ” введены определенные ограничения на участие иностранного капитала в деятельности национальных предприятий. Принят новый таможенный закон. В то же время были предприняты первые шаги к аграрной реформе. В частности, началась так называемая “ операция пахота ”, которая представляла собой помощь государства крестьянам на вспашке (300 тыс. га.). С этой целью было закуплено 500 тракторов, наиболее нуждающиеся крестьяне получили наделы из государственного земельного фонда. В стране началась широкая кампания по ликвидации безграмотности: к июню 1956 г. она охватила около 400 тыс. человек. Мухаммед V заявлял, что “ ликвидация безграмотности является необходимой в независимой стране, борьба с этим явлением и есть ежедневное подтверждение суверенитета страны ”.1 Тем не менее, политическое и социально-экономическое положение Марокко в первые годы независимости оставалось нестабильным. Помимо решения проблем внутриполитического, в том числе экономического, развития перед королем Марокко встала задача выбора внешнеполитического курса. В его основу легли принципы Бандугской конференции, что отвечало интересам большинства политических сил. Стремление базировать внешнюю политику на принципах невмешательства во внутренние дела других государств, поддержки антиколониальной борьбы способствовало росту международного авторитета королевства. 12 ноября 1956 г. Марокко было принято в ООН, а в октябре 1958 г. – в Лигу арабских государств На XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Марокко поддержало предложенную СССР Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам. В январе 1961 г. король Мухаммед V организовал Касабланкскую конференцию, значение которой состояло в том, что впервые были заложены практические основы сотрудничества стран Африканского континента в области политики, экономики, культуры. Конферкнция одобрила Хартию, явившуюся в своем роде предшественницей Хартии африканского единства. В конце января 1961 г. Марокко посетил Л. И. Брежнев, тогда еще Председатель Верховного Совета СССР. Это была последняя официальная встреча короля Мухаммеда V. Во время обеда, данного в честь гостя в королевском дворце в Рабате, обсуждались проблемы планирования экономики и сотрудничества между двумя государствами. 26 февраля 1961 г., во время хирургической операции, у Мухаммеда V внезапно остановилось сердце. Смерть короля повергла Марокко в глубочайший траур. Мухаммед бен Юсуф являлся олицетворением суверенитета страны и ее территориальной целостности. Именно султан возглавил национально-освободительное движение и привел Марокко к независимости. Роль Мухаммеда V в истории политического развития Марокко очень велика. Именно при нем возник сам институт современной монархии. Была перестроена политическая и правовая системы, ориентирующиеся на европейские модели, но с сохранением марокканских традиций. При Мухаммеде V были консолидированы все политические силы, и в стране практически не существовало оппозиции монархическому режиму. Симбиоз и динамика взаимодействия современных элементов в политической культуре и развитии Марокко способствовали становлению независимого государства. В политической структуре доколониального Марокко султан занимал значительно более скромное место, чем король в настоящее время. Мухаммед V укрепил и расширил свои полномочия, он заложил фундамент новой политической системы, которая приняла законченный вид в период правления его сына – Хасана II.[/more

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ Глава III. ХАсан II – король Марокко. Сын короля Мухаммеда V, Мулай Хасан, родился 9 июля 1929 года ( 1 сафара 1348 года хиджры ). Отец находился с официальным визитом во Франции, когда он услышал о наследнике, то решил назвать его в честь своего деда – султана Мулая Хасана I. С раннего детства наследник престола впитывал знания и традиции своего народа, он гордился своей принадлежностью к марокканцам. В то время Марокко находилось под французским протекторатом, и наследник престола на самом себе ощущал проявление расизма со стороны колонизаторов, что, несомненно, оставило глубокий след в его душе. В книге “ La Memoire d’un Roi ” он вспоминал: “ Прежде всего, я чувствовал проявление расизма со стороны французов. Для некоторых из них называть нас всех Мухаммедами и обращаться на ты было правилом. Мой отец хотел, чтобы я рос как и все остальные сверстники, и поэтому я проводил летние каникулы, играя в футбол на пляжах Касабланки и Рабата. Именно там, на этих благословенных пляжах, французы тыкали мне, ругались со мной. Бесспорно, это мне не нравилось, но скорее не как представителю правящего дома , а как обычному марокканцу. ”1 В семь лет, по традиции, Мулай Хасан был произведен в полковники королевской гвардии. Воспитанием и образованием Мулай Хасана прежде всего занимался отец. Он был первым учителем, и многими поступками, которые совершаются в повседневной жизни, являлся для сына примером. Наследник был и единственным человеком, которому Мухаммед V безраздельно доверял. Отец и сын были настоящими друзьями. Часто Мухаммеду V приходилось бывать в различных поездках, и тогда Мулай Хасан испытывал настоящее чувство одиночества. В 1934 наследник поступил в Королевскую Кораническую школу, где получил первые уроки по исламу. В 1936 он начал светское образование в Королевском колледже Мулай Юсуфа. Учителя отмечали живой ум наследника, замечательную память и огромное желание получать знания. Закончив школьное обучение в 1951 году, молодой Хасан на следующий год получил диплом юридического факультета университета в Бордо. Многие годы спустя он стал почетным доктором этого французского университета (а, позже, каирского и дакарского). Будущий король, а значит, и верховный главнокомандующий, проходил службу на французском крейсере “ Жанна д’Арк ”. Кроме того, обучался пилотированию боевых самолетов. В будущем талантливый политический деятель, Хасан II впервые столкнулся с большой политикой в январе 1943 года. Неожиданно отец заехал за ним в колледж под предлогом необходимости его присутствия на торжественной церемонии открытия школы в Касабланке. Вместе они отправились в Анфу, соблюдая строжайшую секретность. Хасан II вспоминает: “Под покровом темноты мы подъехали к одной вилле. Когда мы входили в дом, моего отца приветствовали два человека. Внезапно я узнал их, потому что много раз видел их лица на фотографиях. Мне предстояло ужинать в компании с президентом США Франклином Рузвельтом и премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем.”1 Участие султана Марокко во встрече в Касабланке без ведома французских властей было нарушением Фесского договора 1912 г. На обеде в отеле “Анфа” Рузвельт заявил, что эра колониальной эксплуатации заканчивается.2 Это заявление произвело на султана Мухаммеда и наследного принца огромное впечатление и породило надежды на изменение статуса страны. В конце 40-50 годов Марокко будоражили антиколониальные выступления. Мухаммед бен Юсуф открыто поддерживал требования национально-освободительного движения. 2 декабря 1947 года султан обратился к первому президенту IV республики, Венсану Ориолю с посланием, в котором предлагал пересмотреть франко-марокканские отношения в свете перемен, происшедших в мире после второй мировой войны. Мухаммед бен Юсуф описывал все провокации и несправелливости, чинимые генералом Жюэном – генеральным резидентом Франции, и просил президента вмешаться и оздоровить обстановку в стране. В июне 1948 года султан заявил, что настало время предоставить его стране политическую независимость. Французские власти уклонились от обсуждения этого вопроса и усилили репрессии в Марокко. Террор вызвал массовые забастовки и митинги по всей стране. Мулай Хасан полностью поддерживал отца в его требованиях, он даже участвовал в нескольких забастовках вместе со своими сверстниками. 3 октября 1950 года султан Мухаммед бен Юсуф направил французскому правительству меморандум, в котором вновь предложил пересмотреть отношения между двумя странами. В октябре 1950 г. султан встретился в Париже с президентом Ориолем. Он просил предоставить Марокко политическую и экономическую автономию, расширить права монарха, дать свободу профсоюзам. Но французское правительство предложило взамен лишь ряд второстепенных реформ. Молодой наследник был возмущен действиями французского правительства и старался поддержать отца в трудной ситуации. Мухаммед бен Юсуф вернулся в Марокко ни с чем. Весть о провале переговоров вызвала в стране волну демонстраций протеста. 26 января 1951 г. Жюэн в ультимативной форме потребовал от Мухаммеда бен Юсуфа публичного осуждения национального движения. Султан отказался это сделать. Французские власти решили отстранить энергичного правителя от управления страной. 12 декабря 1952 г. генерал Гийом, глава французской администрации, выступил по радио с клеветнической речью, в которой обвинил Мухаммеда бен Юсуфа в том, что тот действует “ по указке Москвы ”. Хасан II, вспоминая о Гийоме, делает следующую ироническую ремарку: “ Французский генерал видел в нас чуть ли не большевиков, желающих превратить Марокко в оплот большевизма. Он даже заявлял по радио, что национальное движение получает приказы из Москвы ”.1 Летом 1953 года генерал Гийом ввел в Рабате осадное положение. 13 августа дворец султана был окружен войсками. 14 августа новым султаном Марокко был провозглашен двоюродный брат Мухаммеда бен Юсуфа 64-летний Мухаммед бен Арафа. 15 августа ему была передана духовная власть, он был избран имамом. 20 августа Мухаммед бен Юсуф вместе с двумя сыновьями – Хасаном и Мулай Абдаллахом – был выслан на Корсику, а позднее – на остров Мадагаскар. Как воспринимал происходящие события молодой наследник во время этих двух лет ссылки? “ Прежде всего, я чувствовал несправедливость подобного обращения с моим отцом. Нас посадили в самолет, где не было даже боковых скамеек, на которых обычно сидят парашютисты. И в течение семичасового полета отец, страдающий клаустрофобией, не проронил ни единого слова. ”1 “ Тем не менее, отец, - пишет Хасан II, - предпочел изгнание предложению отречься от престола и возможности безбедно прожить во Франции ”.2 В годы изгнания чрезвычайно возросла популярность свергнутого султана Мухаммеда бен Юсуфа. В глазах народных масс он стал не только символом национальной государственности Марокко, но и национальным героем, мучеником, пострадавшим за дело независимости страны. Национально-освободительное движение продолжало разгораться, и французские власти вынуждены были идти на уступки. В мае 1954 г. генерал Гийом был заменен дипломатом Франсисом Лакостом, который был вынужден проводить более гибкую политику. В июне был создан специальный комитет по марокканским и тунисским делам на уровне министерства. Кроме того, были обещаны политические реформы. 20 августа 1954 г., в день официального низложения султана, была проведена всеобщая забастовка. Было арестовано 30 тыс. человек. Тем не менее, 18 ноября, в день тронного праздника, борьба разгорелась с новой силой. Трое суток продолжалась всеобщая забастовка, марокканцы требовали возвращения Мухаммеда бен Юсуфа. О царившей в Марокко обстановке можно судить по статье, опубликованной в газете “ Le Monde ” от 11 мая 1954 г.: “ В городах, особенно в Касабланке, полицейский контроль достиг такой степени, что ни один марокканец не может быть уверен утром, что он будет на свободе вечером ”. Назначенный в июне 1955 г. вместо Лакоста Жильбер Гранваль попытался ограничить разгул террора. Тем не менее национально-освободительное движение росло.Французское правительство было вынуждено начать в августе 1955 г. в Экс-ле-Бене ( Франция ) переговоры с марокканскими лидерами. Они завершились подписанием договора, предусматривавшего почетное низложение султана бен Арафы, создание тронного совета в составе трех человек, формирование правительства, которому предстояло вести переговоры с Францией. 17 октября состоялась церемония учреждения тронного совета. Но национальное движение приняло такой размах, что французским властям необходимо было принимать кардинальные решения. В октябре 1955 года королевская семья была перевезена в Париж. Туда же приехали представители марокканских политических партий. Султан провел с ними консультацию. После этого было опубликовано заявление, в котором выдвигался ряд требований, основным из которых была отмена Фесского договора 1912 г. 18 ноября Мохаммед V с детьми прибыл в Рабат, где был торжественно встречен населением. Он заявил о намерении создания в стране конституционной монархии. Наследный принц вспоминал, что этот день “ был самым счастливым ” в его жизни.1 На обратном пути в столицу отец сказал своим сыновьям: “ С этого момента я не хочу слышать от вас двух слов: месть и злопамятство ”.2 И по возвращении стало понятно, что подобное решение облегчило им дальнейшую жизнь, да и, собственно, само возвращение. Предстояло заново входить в курс всех дел, сформировать новое правительство. Подготовить страну к независимости, которая была объявлена лишь 2 марта 1956 года, после длительных переговоров. 5 апреля независимость Марокко была официально признана Испанией. После долгих лет ожидания была восстановлена территориальная целостнось страны, за исключением городов Сеута и Мелилья и островов Чафаринас, которые до сегодняшнего времени остаются испанскими. Французы, знавшие, что все кончено, больше ничем не распоряжались, не отдавали команд. Французский резидент оставался лишь при исполнении текущих дел. Таким образом, с ноября 1955 года по март 1956 страна была практически без управления. Складывалось впечатление, что в стране существуют две силы, борющиеся за независимость. С одной стороны – монархия во главе с Мухаммедом бен Юсуфом, окруженным ореолом безграничного признания; с другой – влиятельные прогрессивные политические силы. Хасан II следующим образом комментировал эти события: “ Существовало два течения, а не две силы. Одно из них спокойное представителем которого был мой отец, считавший, что лучшее средство достижения результата – это выждать какое-то время. И другое – беспокойное, подогреваемое агитацией ”.1 В августе 1957 г. султан Мухаммед бен Юсуф принял титул короля и стал именоваться Мухаммедом V. В политической структуре доколониального Марокко власть султана занимала значительно более скромное место. Монархическая организация власти в Марокко предопределила особенности политической структуры этого государства. Марокканская монархия совершенно отлична от своих европейских аналогов: круг полномочий и реальная власть короля значительно шире и весомее аналогичных функций европейских монархов. 1959 год был отмечен очень жестокими столкновениями между Мухаммедом V и правительственной командой. Одной из причин был вопрос о полномочиях наследного принца. Хасан II вспоминал: “ Не существовало противостояния между правительством и моим отцом, между мною и ними – да. По справедливости сказать, некоторым там явно не хватало здравого смысла. Мой советник, А. Р. Гедира, который был министром внутренних дел и хорошо знал всех членов правительства, однажды сказал: “ Послушайте, вы действительно идиоты. Ждете от короля противостояния с собственным сыном. Не рассчитывайте,что он пожертвует наследным принцем ради вас. Если вы хотите пользоваться доверием Мухаммеда V, станьте другом принца ”.1 В мае 1960 г. накануне первых выборов Мухаммед V решил отправить в отставку правительство и поставить во главе нового кабинета Мулая Хасана. “ Вы в курсе всех дел - сказал он принцу – кроме этого, Вы еще и юрист в области гражданского права. Для Вас это хорошая практика.” “ Для меня – вспоминает Хасан II – речь шла о великолепной школе применения на практике тех юридических теорий, которые я изучал. Понятно, все не были в восторге от того, что король прямо вмешивает своего сына в государственные дела. Сейчас я понимаю, что этот опыт казался ему необходимым для меня. Он должен был показать мои сильные и слабые стороны ”.2 Своим слабым местом сам Хасан II считал вспыльчивость и резкость, которые с годами попросту исчезли. Отец говорил ему: “ Во время молитвы пять раз в день, лицом к Мекке, я прошу Бога ограничить Вашу вспыльчивость”. Сильной стороной было то, что будущий король мог приложить свои знания по юриспруденции, в частности, в области конституционного права. “ Мне не нужно брать ручку и править конституцию, достаточно прочитать ее два раза, чтобы понять хороша ли она и определить ее слабые места ”.3 Опыт, приобретенный Мулаем Хасаном во главе правительства, не прошел даром. В будущем он всегда очень точно подбирал премьер-министра. Он говорил: “ Я узнал, что такое власть в руках премьер-министра. Если она используется несвоевременно, это может завести очень далеко. Это одна из причин, которая сподвигла меня написать конституцию. Я сказал себе: “ Ты не сможешь всегда наблюдать за действиями премьер-министра. Но если за ним постоянно наблюдают 200 или 300 человек, он не рискнет наделать много глупостей”.1 За пять лет со дня провозглашения независимости Марокко во внутреннй политике было сделано немало: созданы национальная администрация, армия, дипломатический корпус, реорганизована судебная система, начало осуществляться планирование экономики, введена национальная валюта, легализована деятельность профсоюзов и политических партий. Однако это не внесло сколь-нибудь видимых изменений в экономическую и социальную структуру страны. В 1961 внезапно скончался Мухаммед V. Смерть отца произвела на Мулая Хасана неизгладимое впечатление. Предстояло все изменить, и, прежде всего в собственном образе жизни. Хасан II никогда не думал, что будет королем. Между ним и отцом была разница всего в двадцать лет. Однажды во время откровенного разговора, он сказал отцу, что желает отдать своего сына на специальное воспитание, чтобы через много лет он смог стать достойным преемником своего деда. Ведь практически невозможно стать королем в этой стране, вступив на трон в 60 лет. Марокко – страна молодых. Но отец неожиданно умер от банальнейшей операции в области носа, которую с легкостью переносили шестилетние дети. В последние месяцы жизни он все чаще и чаще говорил сыну, что его “ миссия выполнена, пришел ваш час, я вас к этому подготовил ””. 2 Мулай Хасан был рядом с отцом во время операции. Она прошла удачно и уже потом, когда врачи вышли из операционной, у Мухаммеда V неожиданно остановилось сердце. Хасан II сказал по этому поводу: “Я думаю, он не хотел просыпаться. Накануне операции моя мать была удивлена тем, что он брился и не преминула пошутить: “ Сир, Вы бреетесь накануне операции. Нет ли поблизости красивой медсестры?” Мой отец серьезно ответил: “ Надо хорошо выглядеть перед встречей с ангелами”. Мать рассказала мне все это уже после его смерти, добавив: “ Я не хотела Вас волновать”. Если бы я это знал, наверное, закрыл бы клинику, чтобы его не оперировали.”1 Смерть отца повергла Мулая Хасана в шок. Он осознал, что такое настоящее одиночество. Позже он напишет: “ У меня не было времени плакать как я хотел. Когда я шел за его гробом, то говорил всем: “ Вы идете за гробом одного человека, я хороню вместе с отцом и наследного принца”. Честно говоря, похоронить себя было делом не из легких. Прошло не 10 и не 12 дней прежде чем я успокоился. Но до сих пор почти каждую ночь мне сниться отец. Мне так его не хватает”.2 Хасан II стал полноправным правителем, после, в своей тронной речи, он обещал во всем следовать политике своего отца.3 Но тем не менее, новый монарх считал, что стать копией Мухаммеда V было бы основной его ошибкой, и первым шагом на новом посту было то, что от предыдущего кабинета министров осталась только половина – 13 человек. По его мнению, в стране господствовала коррупция в высших эшелонах власти, и многие чиновники пользовались добротой его отца, чтобы набить свой карман. Хасан II в выступлениях того времени часто говорил о радикальных изменениях в экономике, социальной сфере и внешней политике. Марокканский народ ждал реформ и надеялся на своего короля. Внутренняя политика Хасана II была во многом противоречивой. И если на поприще внешней политики Хасана II считали непревзойденным игроком, то многие решения внутреннего характера давались ему с большим трудом, иногда сопровождаясь кровопролитием. Еще за год до вступления на престол Мулай Хасан занимался разработкой новой конституции. Он писал, что был вдохновлен принятием конституции V республики и старался взять из нее все самое лучшее. В июне 1961 года был опубликован первый ее проект, а 7 декабря 1962 г., после референдума конституция была принята. Она устанавливала режим конституционной монархии с сильной королевской властью. Многие исследователи называют ее конституцией авторитарного режима. Но сам король Марокко считал, что именно такой режим подходит стране более всего. В одном из своих интервью он сказал: “ Необходимо обновлять институты власти, конституции, но следует оставить народу возможность обладать своей собственной властью, которая подчеркивает его самобытность… Мой отец, Бог храни его душу, говорил мне две вещи: “ Не лгите никогда вашему народу, он слишком умен, и не поверит вам.” 1 И еще: “ Марокко – это лев, которого необходимо вести на веревке ”.2 17 мая 1963 года были проведены первые в истории страны законодательные выборы в парламент, состоящий из двух палат (палата советников и палата представителей ), причем нижняя палата формировалась путем прямых выборов. Однако вопреки ожиданиям первые в истории страны выборы не принесли победы феодально-монархическим силам. Созданный в марте 1963 г., в предверии выборов промонархический Фронт защиты конституционных институтов (ФЗКИ) из 144 мест получил только 69. Истикляль (Партия независимости, созданная в начале 1944 г.), НСНС (Национальный союз народных сил, созданный в сентябре 1959 г.) и “ независимые ” получили соответственно 44, 28 и 6 мест. Поражение на выборах явилось сигналом к наступлению на антиправительственные силы. Несмотря на то, что во многих своих выступлениях Хасан II подчеркивал, что не имел претензий к оппозиционерам в конце декабря 1963 г. начался судебный процесс над 102 политическими деятелями, обвинявшимися в заговоре против короля. Он вызвал большой международный резонанс. 14 марта был оглашен суровый приговор: 14 человек были приговорены к смертной казни, 3 – к пожизненному заключению, 67 – к различным срокам тюремного заключения.1 В апреле 1964 г. по инициативе генерального директора королевской канцелярии Ахмеда Реда Гедиры была основана еще одна проправительственная организация – Социал-демократическая партия (СДП). 19 августа 1964 г. Хасан II сформировал новый кабинет. В правительство вошли представители Народного движения и СДП; в нем были представлены и силовые структуры: армия (генерал Мезиан) и полиция (генерал Уфки). Но стабилизации обстановки не произошло. Оппозиция настаивала на либерализации режима и проведении реформ. 23 марта 1965 г. в Касабланке была организована демонстрация студентов и школьников, протестовавших против политики правительства в области образования. Мирная демонстрация переросла в столкновение с полицией. Власти направили против демонстрантов войска и танки. Число убитых определялось по разным данным, от 100 до 300 человек. Более 700 человек были арестованы.1 На следующий день демонстрации возобновились и приняли большой размах. 7 июня Хасан II в стране чрезвычайное положение и взял всю полноту власти в свои руки. Согласно 35 статье конституции был распущен парламент. Король объявил о создании нового правительства под своим руководством. Таким образом, произошел возврат к абсолютной монархии. В своих воспоминаниях марокканский монарх часто сравнивает события в Касабланке со студенческими волнениями во Франции 1968 г., называя их неизбежными и фатальными. 29 октября 1965 г. среди бела дня в Париже был похищен и пропал без вести живший в эмиграции во Франкфурте-на-Майне лидер НСНС Мехди бен Барка, приехавший во Францию и принятый в Елисейском дворце. Был ли действительно организован заговор против короля? Многие историки утверждают, что, обвинив бен Барку, Хасан II устранил ненужного человека, который не просто был неугоден, но даже опасен. Сам Хасан II утверждает, что да. По его словам “ сам термин “заговор” можно подвергнуть обсуждению, но в действительности что-то готовилось.”2 Дело Мехди бен Барки вызвало огромный резонанс в стране и за рубежом. Партия НСНС возникла еще при Мухаммеде V в сентябре 1959 г., в результате раскола Истикляль. Ее возглавили Мехди бен Барка и Абд ар-Рахим Буабид. К партии примкнул Марокканский союз труда. НСНС требовал ликвидации всех остатков колониализма, выступал против капиталистического пути развития Марокко. По словам Хасана II, все это – и возникновение партии и ее программные требования – было несвоевременно для страны. “ Здесь мы получили передозировку. Обе партии, и Истикляль, и НСНС хотели самоутвердиться и доказать свою правоту. Политика это не арифметика. Когда вы делите 2 на 2 вы не всегда получаете 1, а чаще всего 0.2 или 0.5 ”.1 После выборов 1963 г. НСНС требовал проведения реформ. Предложил свои проекты проведения аграрной реформы и организации системы учреждений. Однако эти проекты не обсуждались, Хасан II считал их неприемлемыми для Марокко. В 1965 г. НСНС выступил за упразднение существующего режима. Бен Барка вынужден был эмигрировать в Германию. Но тем не менее, он не ушел с политической сцены, так же активно продолжал борьбу против официального Марокко. В смерти Бен Барки, по мнению французского журналиста Жиля Перро, книга которого “ Наш друг король ” до сих пор запрещена в Марокко, были заинтересованы Хасан II, который попросту ненавидел Бен Барку, так как не мог его подчинить, ЦРУ, так как Бен Баркак выступал против расположения американских баз на территории Марокко и израильская Моссад, которая хотела нейтрализовать человека, который на всех международных встречах отстаивал дело палестинцев.1 Исчезновение и смерть Бен Барки привели к конфликту и охлаждению отношений с Францией. Де Голль заявил, что “ честь нации ” под угрозой.2 Франция призвала выдвинуть обвинения против Уфкира и Длими, ближайших сподвижников короля, которых считали непосредственными участниками событий. Де Голль, как минимум ожидал, что Хасан II сместит своего министра внутренних дел, но тот наоборот взял его под защиту, отказался от всех обвинений, выдвинутых Францией. Через двадцать лет в своих воспоминаниях Хасан II упрекнет своего бывшего учителя и друга Бен Барку в подстрекательстве и сопротивлении легитимной власти, но не возьмет на себя ответственности за похищение и смерть лидера оппозиции, а лишь скажет, что “ это был заранее подстроееный скандал, очернивший Марокко”.3 8 июля 1970 г. было отменено чрезвычайное положение. Стране был возвращен парламент и дарована новая конституция. Введением новой конституции король усиливал свою власть. Так, например, теперь именно ему принадлежала законодательная инициатива. Он заявил, что по новой конституции режим можно рассматривать как авторитарный, но не как диктаторский. В августе были проведены парламентские выборы. Пришедшему к власти правительству Лараки не удалось стабилизировать обстановку. В апреле 1971 г. политическая ситуация еще более усугубилась. После скандального дела “ Панамерикан Эйруэйз ” 14 министров были уличены во взяточничестве в крупных размерах. 10 июля 1971 г., в день своего рождения, Хасану II пришлось пережить попытку государственного переворота. Его организаторами стали полковник марокканской армии, Хамиз Абабу и генерал Медбух. Группа заговорщиков во главе с генералом Медбухом – начальником охраны короля – ввела в заблуждение курсантов одной из военных школ, призвав их на помощь для “ поимки диверсантов ”, якобы проникших в загородный дворец короля в Скирате. Недолго думая, 1400 верноподданных направились ко дворцу, окружили его в момент королевского приема и открыли стрельбу. Это представление потребовалось заговорщикам, чтобы самим тем временем пленить Хасана II и заставить его отречься от престола. Однако министр внутренних дел генерал Уфкир разгадал сценарий переворота ( скорее всего он заранее знал его ) и в последний момент спрятал короля в одной из комнат дворца. Выбравшись из окна, король заговорил с курсантами. “ Ко мне приблизились 6 или 7 унтер-офицеров, - пишет в воспоминаниях Хасан II. - Я понял, что я их пленник. Однако, узнав меня, они вдруг опустились на колени, а один из них, поцеловав мне руку произнес,: “ Нам сказали, что Ваше величество в опасности, поэтому мы окружили дворец и начали стрелять. ( Было убито и ранено около 300 человек, в том числе бельгийский посол.) Мы надеемся, Вы поймете, что нас ввели в заблуждение, нас обманули. Теперь мы в Вашем распоряжении. ” Они были искренни, и я простил их ”. Во время попытки переворота марокканская армия потеряла 9 из своих 15 генералов. Для Хасана II одним из самых неприятных моментов было то, что по радио объявили о его смерти и об установлении республики, но никто не заявил о преданности наследному принцу. Король, как обычно в критические моменты, продемонстрировал поразительное тактическое мастерство. В своем выступлении 13 июля, через несколько часов после казни нескольких заговорщиков, он заявил: “ Я не буду менять политику, но, очевидно, изменю некоторые моменты в форме управления страной, начиная с самого себя. Нет сомнения в том, что эти события далеко не стихийные. Произошло наслоение одних событий на другие и ряд ошибок в их оценке. Среди ошибок есть и мои.”1 За первой попыткой переворота последовала вторая. На сей раз генерал Уфкир, уже в качестве министра обороны подгототовил путч. 16 августа 1972 г. после полудня “ Боинг-727 ” с королем на борту возвращался из Парижа, где Хасан II гостил у Жоржа Помпиду. Пилот обратил внимание Его величества на четыре “ фантома ”, появившихся около королевского лайнера. Вскоре последовал приказ пилоту приземлиться на военной базе в Кенитре. Посоветовшись с королем, пилот повиновался, однако над самым аэродромом ушел в сторону аэропорта Рабат – Сале. Один из истребителей заметил маневр и выпустил ракету. Опытный пилот Мохаммед Каббадж сделал все, чтобы посадить подбитый “ Боинг ”, успев сообщить нападавшим, что король мертв. На следующий день пилот стал командующим ВВС страны. Сразу после вынужденной посадки король приказал начать аресты. На этот раз он решил не проявлять милосердия. Были арестованы командующий ВВС и почти все руководство армии. После долгого показательного процесса 176 человек были публично расстреляны, их тела были сброшены в овраг и залиты бетоном.2 Хасан II в своих воспоминаниях говорил, что за всеми попытками государственных переворотов со времени его вступления на трон стоял один из его ближайших друзей и соратников – генерал Уфкир, которому он долгое время слепо доверял. После попытки заговора 1972 г. он не был арестован. По официальным данным, он покончил жизнь самоубийством. По неофициальным – был убит одним из приближенных короля М. Длими. Жена Уфкира и дети исчезли на долгое время. В 1998 г. во Франции была опубликована книга Малики Уфкир, дочери генерала, в которой она обвиняет в смерти отца Хасана II. Выступая после нормализации обстановки по телевидению, король заявил о решении упразднить посты министра обороны, начальника и помощника начальника генерального штаба и самому занять эти посты. Было ли это решение правильным? Хасан II ответил на этот вопрос следующим образом: “ Сейчас я контролирую силовые структуры и мне не приходиться ждать удара в спину ”.1 8 июля 1973 года Хасан II, выступая по рабатскому радио и телевидению с изложением идеологической программы правительства, провозгласил концепцию марокканского “ исламского социализма ”. Король утверждал, что социализм основан на догмах ислама, отвергающих принцип “ кровавой битвы ”, признающих принцип убеждения, и только в таком случае речь идет о гармонии в обществе. Рассматривая заявление короля, следует отметить, что идея о сосуществовании ислама и социализма, об их общих идеологических корнях была в то время достаточно популярной в странах Северной Африки: в 1965 г. Хуари Бумедьен провозгласил намерение создать в Алжире социализм “соответствующий вековым традициям страны ”1, а в марте 1977 г. Ливия была провозглашена Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирией. Тем не менее, для Марокко, страны, всегда ориентированной на Запад, провозглашение идеологической программы такого характера было явлением нетипичным и незакономерным. Хасан II в своих мемуарах подчеркивал, что в то время “ это было скорее данью моде, чем необходимостью”.2 Желая укрепить режим, Хасан II объявил в середине 70-х годов о демократизации общественной жизни. Конфликт из-за Западной Сахары стал катализатором, способствовавшим укреплению правящего режима. Стремясь не обострять отношений с оппозицией, Хасан II в начале 1974 г. объявил об амнистии для 450 политических заключенных.3 Политическим партиям разрешено было проводить митинги и съезды, была ослаблена цензура, была разрешена деятельность оппозиционных политических партий, таких как ППС (Партия прогресса и социализма). Продолжали свою политическую деятельность ...

Лелика: ... и партии-долгожители: Истикляль и НСНС. Правда, во второй в 1974 г. произошел раскол. Из НСНС выделилось левое крыло во главе с Буабидом – Социалистический союз народных сил (ССНС). Под влиянием этой партии нанодились Национальный союз марокканских студентов, молодежная организация “ Иттихадия ” и созданная в ноябре 1978 г. Демократическая конфедерация труда (ДКТ). В 1978 г. возникло Национальное объединение независимых (НОН). В 1985 г. король разрешил деятельность Организации народно-демократического действия, заявившей, что ее программа основана на принципах научного социализма. Утверждение в Марокко многопартийной системы состоялось благодаря Хасану II. Королевская власть использовала во многом многопартийность в своих целях, провоцируя межпартийную борьбу и расколы. Хасан II не раз в своих выступлениях заявлял, что цель оправдывает средства. Его Величество, ведя тонкую политическую игру, старался удержать свою страну – “ льва ” от великих потрясений. После иранской революции 1978-1979 гг. в Марокко, как и вообще в мусульманском мире, стало расти религиозное движение. Ислам является государственной религией в Марокко. Столкнувшись с проблемами роста исламизма, Хасан II имел определенные преимущества по сравнению с другими главами арабских государств, так как он являлся прямым потомком Пророка через его племянника имама Хасана бен Али (умер в 669 году). Монарх имел титулы “ Халиф Аллах Филь-Ард ” (“ Наместник Бога на земле ” ) и “ Амир аль-Муиминин ” ( “ Повелитель верующих ” ), что поднимало его авторитет среди его подданных. Марокканцы исповедуют ислам суннизм малекитского мазхаба. Государственная религия всегда играла существенную роль в политической системе Марокко. Ее значение в марокканском обществе двояко. С одной стороны, официальный ислам способствует усилению режима, с другой – народный ислам противостоит им. Оппозиционные мусульманские течения появились в Марокко в середине 60-х гг. Власти путем репрессий (аресты фундаменталистов, казнь в 1966 г. лидера марокканских “ реформаторов ” К. Сайеда) пытались подавить какую бы то ни было оппозицию в среде религиозных деятелей, однако полностью осуществить этот план не удалось. Исламистские движения возникли в Марокко в условиях острого социального неравенства, после провала многих политических и экономических начинаний. Политические события 70-х гг. вызвали острый кризис власти и открыли пути для религиозной оппозиции. В 1971-1972 ггг. по стране прокатилась волна выступлений мусульманских фундаменталистов. В те же годы в Марокко появляется первая фундаменталистская организация – “ Дар аль-Хадис аль-Хасанийя ”. Ее основателями были выходцы из Машрика, близкие к радикальной организации “ Братья-мусульмане ”. Вслед за “ Дар аль-Хадис аль-Хаснийя ” появляется “ Джамиат аш-Шабиба аль-Исламийя ” ( Ассоциация исламской молодежи – АИМ ), другие группировки. К концу 70-х гг. в стране насчитывалось уже около 30 различных группировок и сект исламистского толка.1 Правящий режим должен был каким-то образом решать насущную проблему. Хасан II, противящийся проникновению в страну радикальных течений исламистского толка, вступил в открытую конфронтацию с интегристами.Фундаменталистские организации подверглись суровым преследованиям. Летом 1980 г. в Фесе прошли антиправительственные выступления фундаменталистов, организованные Лахсеном Зейтуни, лидером организации “ Священное братство ”. Они были подавлены силой. В результате погибли 3 человека, десятки получили ранения.2 Фундаменталисты были официально объявлены виновниками волнений в 1981 и 1984 гг. Во второй половине 80-х гг. ситуация не изменилась. Она характеризовалась острым социально-экономическим кризисом, тяжелыми условиями жизни населения, неэффективностью системы образования, а также проблемами занятости, особенно среди молодежи. Отличительной чертой марокканских исламистов по сравнению с их алжирскими единомышленниками стала сравнительно невысокая динамика, с которой они пытались достичь своих целей. Эта особенность отразилась как на тактике марокканских исламистов, сделавшей ее менее агрессивной, так и на структурах движений, в большинстве которых отсутствовали специальные боевые формирования. Начало 90-х гг. отмечено в Марокко бурными выступлениями студенческой молодежи. Эпицентром событий стал Касабланский университет, где началась забастовка студентов медицинского факультета, инспирированная исламистами. Хасан II вынес вопрос на обсуждение палаты представителей парламента, что показало важность проблемы и желание режима стабилизировать обстановку во что бы то ни стало. События в Касабланском университете явились политической акцией, организованной наиболее радикальной частью исламистов с целью дестабилизации университетских структур и воспитания экстремистски настроенного поколения молодежи. Небывалый размах выступлений вызвал резкие выступления в демократической прессе, которая расценила эти события как первые признаки ситуации, способные привести к алжирскому варианту событий. К началу 90-х гг. вторым, если не первым с Касабланским центром исламизма, стала духовная столица королевства город Фес. К резкой исламизации города привело то обстоятельство, что он аккумулировал в себе все основные социально-экономические проблемы королевства, такие, как безработица, низкий уровень жизни, жилищная проблема. Все это привело к тому, что в начале 90-х гг. в Фесе прошли наиболее кровопролитные столкновения между исламистами и силами правопорядка, исламистами и левыми радикалами.1 Конец 80-х – начало 90-х гг. ознаменовался еще одним явлением в социально-политической жизни Марокко. Король Хасан II попытался снизить накал классовой борьбы в стране. С этой целью монарх провозгласил “ социальное перемирие ”, в условиях которого большинство политических партий страны было вынуждено отказаться от своих социально-экономических требований в пользу идеи национального единения. “ Возмутителями спокойствия ” в этот период были только исламисты и отчасти партия Истикляль, которые благодаря декларативной борьбе за права трудящихся, смогли укрепить свои позиции в бедных кварталах марокканских городов. В 1991 г. исламистами был проведен марш в поддержку Ирака и традиционные первомайские демонстрации, они выявили большую численность сторонников интегристских организаций и их высокую дисциплину и решимость бороться за реализацию своих требований. Тем не менее, Хасан II в одном из своих интервью заметил, что исламистские группировки, действующие в стране, не принадлежат к религиозному интегризму. По его мнению, появление этих группировок явилось следствием политики экспорта иранской революции, проводившейся и проводимой Тегераном. Нынешний исламизм “ не является больше интегризмом, это нечто другое”,1 - подчеркнул Хасан II. Интегризм, по определению короля Марокко, “ является опасностью, так как представляет собой обскурантизм и выражается через определенные формы диктатуры. Интегризм – это когда позволяют обостриться пртиворечиям, которые имеются у нас. Интегристы имеются в каждой из религий. Что касается мусульманского интегризма, одним из рецептов борьбы с ним является качественное изучение арабского языка, так как он является языком Корана. Мусульманин, который плохо знает арабский язык, вынужден обращаться к переводчику – мулле, который, прикрываясь Кораном и Пророком, может говорить, что угодно. Я убежден, что если бы каждый мусульманин мог непосредственно читать Коран, было бы меньше интегристов”.2 Безграмотность действительно давлеет над королевством, не случайно Хасан II заострил свое внимание на этой проблеме. Несмотря на принимавшиеся усилия, в Марокко уровень грамотности остается крайне низким. По данным на 1995 г., число грамотных женщин составляло всего 32 %, причем в деревнях этот показатель был гораздо ниже и составлял всего 13 %.3 Тем не менее, основой социальной базы для развития исламизма в Марокко стали именно грамотные представители населения – студенты и безработные, имевшие дипломы об окончании средних и высших учебных заведений. На 1999 г. их насчитывалось в Марокко 65 %.1 В конце 1996 – начале 1997 года исламисты, контролирующие большинство учебных заведений страны, инспирировали выступления студенческой молодежи. В университетах Мекнеса и Агадира были учинены настоящие погромы. Власти вынуждены были решительно пресечь эти выступления. 21 января в марокканских газетах было опубликовано совместное письмо трех министров – внутренних дел, юстиции и высшего образования, подписанное королем, в котором выражается озабоченность правительства в связи с ситуацией, сложившейся в высших учебных заведениях страны, и содержались указания срочно принять меры по пресечению “ бесчинств экстремистских группировок, которые установили атмосферу страха и террора в студенческой среде ”.2 В документе подчеркивалась необходимость восстановления спокойствия и порядка в марокканских вузах, возобновления нормального учебного процесса, предусматривались меры по соблюдению внутреннего распорядка учебных заведений, ужесточению пропускного режима в университетах и студенческих городках. Судебные процессы над зачинщиками студенческих волнений закончились вынесением достаточно суровых приговоров. 42 студента Касабланкского университета были приговорены к тюремному заключению сроком от трех месяцев до двух лет. Еще более строгие приговоры были вынесены в отношении 14 студентов Марракешского университета: один из них лишился свободы на два года, а 13 остальных – на год. Для Марокко 80-х – 90-х гг. характерно сосуществования процессов политизации ислама и исламизации политики. Рост исламизма вынуждает правящий режим обращаться к широким массам на языке того же ислама, перехватывать инициативу у фундаменталистов, так как наиболее притягательной из всех существующих в стране идеологий является идеология, предлагаемая исламистами. В феврале 1980 г. Хасан создал высший совет улемов, стал его непосредственным руководителем. В функции совета входят распространение традиционного, “ классического ислама ”, борьба со всевозможными “ подрывными ” течениями, решение вопросов теологического характера, религиозное обеспечение всех акций властей. В течение 80-х гг. марокканский монарх предпринял ряд мер по обеспечению поддержки режима духовенством страны. Он разрешил региональным советам улемов иметь свой бюджет, работать их представителям в государственных учреждениях, заниматься пропагандистской деятельностью, приглашать улемов из других стран. Было увеличено количество религиозных передач на радио и телевидении, назначены стипендии студентам-богословам для получения образования в странах Ближнего Востока. С 1996-1997 гг. Хасан II проводил курс на неконфронтационное существование с исламистами. В университетах были созданы отделения исламских исследований, субсидировались коранические школы. Полное сходство позиций обнаруживается между официальной властью и фундаменталистами по вопросу морали. Хасан II в своих выступлениях подчеркивал, что самым худшим из бедствий в истории человечества является “ пренебрежение моралью ”. Он утверждал, что марокканскому обществу не грозят потрясения, вызванные интегристами, как, например, в Иране или Алжире. По мнению короля Марокко Хасана II, отсутствие свободы демократии и многопартийной системы в 80-е гг. в этих странах стало причиной появления движений исламистов, которые являются “ скорее политическими, чем религиозными”, “ Я считаю, что жизнь в условиях однопартийного режима породила этот феномен”, - утверждал он в интервью французскому телевизионному каналу “ Антенн-2 ”.1 Но в Марокко, где с 1962 г. формально существует многопартийная система, исламисты тем не менее появились. Следовательно, либо можно поставить под сомнение справедливость представленного утверждения, либо еще раз пристально посмотреть на характер марокканской многопартийности и согласиться с теми, кто утверждает об ее несоответствии европейскому пониманию этого термина. Тем не менее, развитие элементов демократии в Марокко неоспоримо, хотя этот процесс остается незавершенным и весьма своеобразным. В стране действует многопартийная политическая система. Имеется 15 легальных политических партий, 9 из которых представлены в парламенте.2 В королевстве достигнут определенный консенсус между основными политическими силами и дворцом. Этот консенсус опирается на общегосударственные ценности, и прежде всего, на традиционность королевской власти, и принятые правила политической игры. Но речь идет только о силах, которые признают незыблемость монархических устоев. Другим, а именно исламистским силам, в хасановской демократии просто нет места. В ряде выступлений Хасаном II признавалось, что нынешний взрыв исламизма в арабских странах имел под собой не столько религиозные, сколько политические и экономические корни. Лучшими средствами борьбы с фундаментализмом в одном из интервью французской “ Le Figaro ”1 он назвал свободу и хорошее образование, “ именно отсутствие свободы, а не упадок экономики, приводит к интегризму ”. А в интервью для журнала “ Paris match ”2 он заявил, что “ Ислам – религия свободы. Ислам против исламизма ”. Но нельзя исключать, что в недалеком будущем марокканские исламисты перенесут акцент в своих действиях на различные формы вооруженной борьбы с властями. Можно согласиться с выводом американских экспертов из “ Рэнд корпорейшн ” о политическом будущем Марокко: “ Отсутствие реальных реформ и провал попыток трансформации к умеренной политической системе увеличивают риск нестабильности после ухода с политической сцены короля Хасана II”.3 А в условиях нестабильности именно исламисты могут стать той силой, которая возобладает в Марокко. Однако угроза стабильности может возникнуть не только со стороны исламистов. Главная причина возможных массовых выступлений – сложная экономическая ситуация и связанная с ней проблема безработицы. Население, насчитывающее на начало 1996 г. 26 млн. человек, по прогнозам удвоится к 2020 г. При этом люди моложе 35 лет составят 75 % населения. Именно эта категория марокканцев больше всего страдает от безработицы, и именно она подвержена влиянию радикальных организаций всевозможных оттенков.1 Поэтому одной из приоритетнейших задач марокканской монархии является решение проблем социально-экономического характера. Как уже отмечалось, особого успеха Хасан II добился в области внешней политики. Он был одним из величайших политических деятелей своего времени. Часто журналисты называли его “ серым кардиналом ” арабского востока, или же “ хитрым лисом Атласа ”. Как бы то ни было, Хасан II вошел в историю как талантливый политик, служивший делу мира. В середине 60-х годов основой внешнеполитического курса Марокко стали усилия по укреплению международного авторитета страны и усилению ее влияния, в первую очередь, среди арабских и африканских государств на базе “ многосторонней ориентации ”. Осуществление идеи опоры на “ треугольник ” - Франция, США, СССР – по замыслу Хасана II должно было обеспечить Марокко одно из ведущих мест среди развивающихся стран. Разумеется, “ треугольник ” не мог быть равносторонним, учитывая тяготение Марокко к государствам Запада, среди которых Франция всегда была приоритетом. Король Марокко неоднакратно отмечал близость отношений с бывшей метрополией, подчеркивая тем не менее некоторое превосходство над Францией следующим образом: “ Вы не были на школьных скамьях в марокканских школах, в то время как мы, хотя и не учились во Франции, имели учителей-французов. Таким образом мы учили вашу грамматику, вашу историю, изучали ваше общество. Вы же не знаете о нас ничего”.1 Французы не скрывают своего теплого отношения к Марокко и марокканскому монарху. Известный в деловых кругах Жан-Жак Делор в своем интервью заявил: “ Среди франко-говорящих стран именно Марокко для нас французов наиболее структуризировано. С этой точки зрения оно располагает всеми атрибутами нации, государства. С другой стороны, Марокко было модернизировано, сохранив свои традиции. Эта страна вот-вот выплывет на поверхность”.2 Следует отметить личные дружеские отношения правителя Марокко с лидерами V-ой республики – Жоржем Помпиду, Франсуа Миттераном и Жаком Шираком. Нынешний лидер Французской республики свой первый официальный визит в качестве президента нанес именно в Марокко. Было подписано соглашение о расширении сферы сотрудничества между двумя странами. Оставаясь основным торговым партнером Марокко, бывшая метрополия оказывает ему значительную финансовую, техническую и культурную помощь. В крупных городах Марокко открыто 7 французских культурных центров и 29 учебных заведений. Около 6 тыс. французских преподавателей работает в мароккканнских учебных заведениях.3 На протяжении всего времени после получения независимости отношения между Францией и Марокко были стабильными, не считая некоторого охлаждения после “дела Бен Барки”. В январе 1983 г. Ф. Миттеран заверил Марокко в своей поддержке в западносахарском конфликте. В большинстве своих выступлений и интервью Хасан II характеризует отношения между странами как великолепные, подчеркивая, что “ несомненно, доверительные, теплые отношения между лидерами государств являются важнейшими элементами, способствующими развитию отношений между самими странами”.1 Франсуа Миттеран в своем поздравлении к 60-ой годовщине со дня рождения Хасана II подчеркнул: “ С 1981 г. мы часто встречались с Его Величеством в Рабате, Касабланке, Мараккеше, Фесе, Париже. Вместе мы всегда старались найти выход из трудных ситуаций, определить новые приоритеты в наших отношениях. Мы пытались найти новые формы сотрудничества, соответствующие настоящему времени. У нас состоялись длительные продуктивные обсуждения проблем Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока, арабского мира, Африки. Наши последние беседы были посвящены вопросу отношений между Европой и Магрибом. Я надеюсь, что дружба и сотрудничество между Францией и Марокко будут крепнуть и развиваться”.2 Одной из составляющих отношений между двумя странами является большая марокканская диаспора во Франции ( ок. 1 млн. чел.). Хасан II следит за соотечественниками за рубежом. Находясь с визитами во Францию, он часто выступает перед марокканцами, спонсирует строительство мечетей. Запад, западная культура вошли в марокканскую действительность, перевернули ее благодаря французам. Король никогда не противился проникновению в страну новых веяний с Запада. Он сам воспринял многие ценности западной культуры, ее язык, традиции. Многие исследователи отмечают, что Марокко входит в XXI век более европейским, чем африканским государством. И в этом заслуга Хасана II.1 Последний официальный визит марокканский монарх осуществил именно во Францию, по случаю празднования 14 июля – национального прздника Республики. Он с почестями был принят в Елисейском дворце. Долго беседовал со своим другом Жаком Шираком, президентом Франции. Обсуждались проблемы сотрудничества двух стран. Активно развивались американо-марокканские отношения. США считали и считают Марокко своим наиболее надежным партнером в арабском мире. С конца 1981 г. Марокко увеличило закупки оружия в США. В 1982 г. был создан мароккано-американский военный комитет для поддержания военного присутствия Марокко в Западной Сахаре. В феврале 1982 г. были подписаны соглашения об экономической помощи Марокко. США получили военные базы на территории Марокко для переброски своих войск. 1987 г. был объявлен в США “ годом Марокко ” в связи с 200-й годовщиной установления американо-марокканских отношений. Марокко было одной из первых стран, признавших в 1776 г. независимость США. [/more

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ Экономическое ориентирование сейчас, в начале нового тысячелетия, - это аспект, который более всего затрагивает отношения между нациями. В марте 1995 г. Хасан II посетил Вашингтон по приглашению своего друга президента Билла Клинтона. В ходе этого визита было подписано соглашение, определившее торговое и экономическое взаимодействие между двумя странами. Марокканский лидер еще раз доказал, что политическая акция стоит прежде всего на службе экономического развития. США заинтересованы в стабильном Марокко, так как любое нарушение безопасности королевства будет иметь серьезные последствия для их стратегических интересов по всей Европе, Северной Африке и на Ближнем Востоке. Именно через Марокко проходят воздушные транзитные маршруты, которые используются американскими военными при развертывании своих группировок на Ближнем Востоке и в Западной Азии. США зависят от морских коммуникаций, проходящих между Гибралтарским проливом и Суэцким каналом. По ним осуществляется в случае необходимости быстрая переброска ВМС из Атлантического океана в Индийский океан и персидский залив. По оценке Пентагона, ему нужны в Северной Африке “ дружественные государства, чтобы обеспечить эти операции, или, по крайней мере, не мешать им”.1 В отношениях с арабскими странами Хасан II всегда проводил свою собственную линию, занимая позиции, выгодные Марокко. Марокканский лидер добился повышения престижа страны в ближневосточном регионе своим стремлением добиться выработки единой точки зрения арабских стран в отношении принципов урегулирования ближневосточного конфликта, инициативой созыва совещаний арабских стран на высшем уровне, поддержкой Палестинского движения сопротивления и участием марокканских войск в боевых действиях против Израиля в 1973 г. На X конференции министров иностранных дел мусульманских государств Его Величество король Хасан II был избран председателем комитета по Иерусалиму. Благодаря энергичным дипломатическим усилиям Марокко совещание глав государств и правительств арабских стран в Фесе, созванное в 1981 г., продолжило свою работу в сентябре 1982 г. Принятый на нем план стал официальной позицией арабских стран по ближневосточному урегулированию. В 1984 г. король Марокко выступил с инициативой проведения внеочередного общеарабского совещания в верхах. Его представители совершили визиты в арабские страны. Значительные изменения претерпела позиция Хасана II в отношении кэмп-дэвидского соглашения между Израилем и Египтом. Большинство исследователей отмечают, что именно король Марокко способствовал самому процессу переговоров и являлся крестным отцом Кэмп-Дэвида, но тем не менее позиция официального Марокко изменилась уже в марте 1979 г. на совещании министров иностранных дел, экономики и финансов арабских государств, где Марокко осудило кэмп-дэвидское соглашение. В соответствии с резолюцией принятой на этом совещании, оно разорвало дипломатические отношения с Египтом. Они были восстановлены в 1988 г. Широкое недовольство в арабских странах вызвало проведение весной 1984 г. в Рабате конференции Объединения еврейских общин Марокко, которой Хасан II придал политический характер. Несмотря на неодобрение арабской общественности Хасан II пригласил в Марокко, в июле 1986 г. премьер-министра Израиля Ш. Переса и обсудил с ним вопросы ближневосточного урегулирования. Этот визит послужил поводом обострения отношений с Ливией. Во время войны в Персидском заливе Хасан II встал на сторону Кувейта и направил воинские контингенты в Саудовскую Аравию. Такой откровенно прозападный курс Рабата вызвал недовольство во многих странах Востока. Что касается экономического сотрудничества, то в феврале 1989 г. в Марракеше состоялась встреча руководителей Алжира, Марокко, Ливии, Туниса и Мавритании, на которой ее участники подписали договор о создании Союза Арабского Магриба (САМ). Заключение договора явилось отражением стремления народов этих стран проводить согласованную политику в области экономики и других сферах общественно-политической жизни. Создание САМ было обусловлено также и международной политической обстановкой, а также развитием событий в этом регионе. В современных условиях странам Магриба, как и другим развивающимся странам, приходится сталкиваться с изменившейся обстановкой в мирохозяйственных связях, что не может не повлиять на весь ход их социально-экеономического развития. Учитывая, что в страны-члены САМ поступает значительная часть продукции некоторых отраслей промышленности западно-европейских стран, ЕС стремиться поддерживать определенный уровень их экономического развития, обеспечить повышение эффективности сферы материального производства. Страны-члены САМ, а в частности Марокко, также в силу своего географического положения, исторических условий развития ориентировано на страны ЕС как на устойчивые рынки сбыта сырья, сельскохозяйственной, а в последнее время и промышленной продукции. Страны САМ остаются для ЕС как важнейший источник минерального и энергетического сырья, сельскохозяйственной продукции и рынком сбыта промышленных товаров, техники и технологий. В 1974-1975 гг. Марокко предприняло широкое дипломатическое наступление с целью признания его прав на Западную Сахару. Ценность этой территории измеряется ее богатыми полезными ископаемыми: залежы фосфоритов, нефть, уран, железная руда, медь, ртуть, калийные соли. В соответствии с соглашениями 1900, 1904, 1912 гг. о зонах влияния в Северо-Западной Африке между Испанией и Францией здесь закрепилась Испания. Территория Западной Сахары была полностью колонизирована. В 1958 г. Западная Сахара была объявлена “ африканской заморской провинцией ” Испании. Смена юридического статуса не меняла фактического положения – Западная Сахара оставалась колонией. После обретения в 1956 г. независимости королевством Марокко, правительство предъявило требования на эту территорию. 16 декабря 1961 г. Генеральная ассамблея ООН в своей резолюции предложила Испании немедлено принять необходимые меры по освобождению Западной Сахары. Хасан II говорил, что в вопросе о Западной Сахаре сосуществовало два уровня – спор с Испанией и противостояние с Алжиром.1 Несмотря на то, что личное отношение марокканского короля к генералу Франко было исключительно лояльным, пришлось идти на открытую конфронтацию. 3 марта 1965 г.по случаю праздника Трона Хасан II принял в Фесе ответственного представителя генерала Франко – Солиса. Он заявил ему: “ Господин Солис, передайте генералу, что если он не желает открывать диалог с нами, я заражу Западную Сахару вирусом самоопределения. Я собираюсь обратиться в ООН с вопросом о самоопределении этой территории. Не получив никакого ответа, в сентябре 1965 г. мы официально поставили вопрос о деколонизации Западной Сахары ”.1 Испания в 1966 г. официально признала правомерность применения к этой территории принципа самоопределения. В 1966 г. по просьбе Марокко вопрос Западной Сахары был вынесен на обсуждение XXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Было вынесено решение о проведении референдума по вопросу о статусе страны под эгидой ООН. Кроме Марокко права на Западную Сахару предъявила Мавритания. Поиски решения проблемы привели за стол переговоров помимо Марокко и Мавритании еще и Алжир, который не выдвигал территориальных претензий, но был заинтересован в судьбе западносахарского народа. Представители этих стран собирались в 1970 г. в Нуадибу и в 1973 г. в Агадире, но безрезультатно. В 1971 г. Хасан II был с рабочим визитом в Мадриде и встречался с генералом Франко. Он вспоминал: “ Я взял слово и попытался объяснить ему, что интерес Испании состоит в сотрудничестве в регионе, которое обеспечит стратегическую защиту Канарским островам, кооперацию на суше и на море. Касаясь вопроса Сахары, я предложил даже расположение баз испанцев в рамках соглашения о равенстве в военном отношении. Затем я говорил еще два часа, он все это время оставался на удивление спокойным. Только глаза и ресницы двигались. Мое выступление закончилось, я сел в кресло, рассуждая: “ Ну что же, я показал им мою теорию, теперь я готов послушать возражения”. Франко ответил мне одной фразой: “ То о чем вы меня просите, Ваше Величество, это самоубийство, к которому не расположен ни я, ни Испания”.1 В 1974-1975 гг. Хасан II предпринял ряд дипломатических шагов, добиваясь решения проблемы в пользу Марокко. Испания, стремясь оттянуть решение проблемы, предприняла новый маневр, предложив ООН послать в Западную Сахару международных контролеров с целью сохранения мира на данной территории. Марокко обвинило Испанию в стремлении запутать ООН, потребовало передать вопрос в Международный суд в Гааге и отложить проведение референдума до решения суда. В самой Западной Сахаре в это время усилилось национально-освободительное движение. Его возглавили Национальный сахарский союз ( НСС ), поддерживаемый Марокко и Национальный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамры и Рио-де-Оро ( Фронт ПОЛИСАРИО ). В мае 1973 г. фронт начал вооруженную борьбу с испанцами. Тем не менее, Испания затягивала решение вопроса о бывшей колонии. В октябре 1965 г. Международный суд в Гааге вынес наконец вердикт. Суд констатировал, что территория Западной Сахары не являлась к моменту прихода испанских колонизаторов “ терра нуллиус ” ( “ ничьей землей ” ), признал существование определенных связей племен, проживающих здесь, как с Марокко, так и с Мавританией. Но суд высказал мнение, что связи не могут препятствовать народу Западной Сахары самоопределиться. Решение международного суда дало основания королю Марокко Хасану II сделать беспрецедентный шаг. 20 октября он заявил о законности прав Марокко на эту территорию и организовал поход 350 000 невооруженных марокканцев на Западную Сахару. Инициативу Его Величества поддержали представители некоторых арабских стран. Из Египта, Туниса, Иордании и других стран начали прибывать добровольцы для участия в мирном, или, как его называли, “ зеленом марше”. Такой оборот событий не устраивал Испанию, она обратилась в ООН с просьбой срочно созвать Совет Безопасности. Испанские войска заняли позиции на Северных границах Западной Сахары. Кроме того, Испания предприняла попытку организовать контрпоход. 23 октября Совет Безопасности призвал заинтересованные стороны проявлять сдержанность. 6 ноября, когда первые колонны марокканцев подошли к границе Западной Сахары, Совет Безопасности ООН принял более конкретное решение, призвав Марокко прекратить мирный поход. Испанские же войска получили от своего командования приказ “ воспрепятствовать вторжению ”. Назревала опасность военного конфликта. Но кровопролития не произошло, так как Хасан II остановил движение марокканцев. Во многих своих выступлениях, марокканский монарх подчеркивал значение “ зеленого марша ”, называя его своим звездным часом. 14 ноября 1975 г. в Мадриде начались переговоры между Испанией, Марокко и Мавританией, была достигнута договоренность о том, что Испания передаст управление Западной Сахарой временной трехсторонней администрации. В декабре 1975 г. Генеральная Ассамблея ООН высказалась в поддержку права народа Западной Сахары на самоопределение. В 1976 г. марокканские войска заняли северную часть Западной Сахары и начали вести военные действия с Фронтом ПОЛИСАРИО. Первые семь лет войны были сопряжены с большими потерями с обеих сторон. Марокко не сумело вести в пустыне военные действия – маневренную войну, навязанную Фронтом. Это заставило марокканские власти пойти на сооружение дорогостоящей оборонительной стены из песка и камня, перед которой были расположены минные поля, протянувшиеся более чем на 2 тыс. км., а также опорные пункты и сеть электронных установок раннего оповещения (американского производства). За стеной укрывалось 100 тыс. марокканских солдат. В апреле 1987 г. стена была удлинена до границ с Мавританией. Она закрыла Фронту ПОЛИСАРИО выход к Атлантическому океану. Росло число марокканских переселенцев. Хасан II определил курс на экономическую и политическую интеграцию захваченных районов. Расходы Марокко на обеспечение безопасности и экономическое развитие Западной Сахары составили, по приблизительным оценкам, более 4 млрд. долл., т.е., в ежегодном исчеслении намного превысили сумму всех иностранных кредитов, поступаемых в Марокко. Согласие Марокко на проведение в 1981 г. референдума в Западной Сахаре позволило снять вопрос о приеме САДР в ОАЕ. Принятие Сахарской Республики в ОАЕ в 1982 г. повлекло за собой кризис в этой организации. Марокко отказалось участвовать в работе XVIII сессии Ассамблеи ОАЕ, а затем вообще вышло из этой организации. XIX сессия Ассамблеи ОАЕ (1983 г.) призвала Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО к прямым переговорам по урегулированию проблемы и прекращению огня. Официально не признавая Фронт ПОЛИСАРИО, Хасан II установил с ним прямые контакты. Тайные переговоры состоялись в октябре 1978 г. в Бамако ( Мали ) и в марте 1984 г. в Алжире.1 С апреля 1986 г. Марокко вело переговоры с Фронтом ПОЛИСАРИО при содействии Генерального секретаря ООН Х. Переса де Куэльяра. Политика, проводимая Хасаном II привела к тому, что в ноябре 1987 г. Фронт ПОЛИСАРИО заявил о временном прекращении огня в одностороннем порядке.2

Лелика: ПРОДОЛЖЕНИЕ В поисках решения вопроса Западной Сахары Хасан II выступил инициатором создания мароккано-ливийского союза. Он был заключен в августе 1984 г. Ливия прекратила военную поддержку Фронту ПОЛИСАРИО. Союз был назван “ арабо-африканским ”, поскольку в него могла вступить любая африканская или африканская страна, независимо от господствующей в ней религии. Руководство союзом должны были осуществлять совместно Хасан II и Муаммар Каддафи. Однако в течение двух лет союз оставался чисто формальным, а после визита Ш. Переса в Марокко в июле 1986 г., отношения с Ливией были разорваны. В годы правления Хасана II отношения с ближайшим соседом – Алжиром – складывались непросто. Еще в начале 60-х гг. между Марокко и Алжиром обострились отношения в связи с пограничным конфликтом, уходящим своими корнями в колониальную эпоху, когда французские власти “ отрезали ” от Марокко территорию площадью около 200 тыс. кв. км. В октябре 1963 г., после переговоров между лидерами двух стран, не увенчавшихся успехом, возник вооруженный конфликт по поводу принадлежности района Тиндуфа, Бен Белла – лидер Алжира и Хасан II повернулись друг к другу спинами. С приходом к власти Хуари Бумедьена ситуация немного стабилизировалась. В сентябре 1964 г., при содействии ОАЕ, было достигнуто соглашение об урегулировании пограничного спора, а в начале 70-х Марокко отказалось от претензий к Алжиру и Мавритании. Однако неурегулированность вопроса о границах порождала трения между государствами. В 1976 г., после признания Алжиром Сахарской Арабской Демократической Республики, были прерваны всяческие отношения. Была закрыта граница между двумя государствами, из Алжира были высланы 45 тыс. марокканцев. Происходили вооруженные пограничные столкновения. В годы правления Хасана II Марокко поддерживало дружественные отношения с СССР, а после его распада с Россией. Советское правительство признало Марокко 11 июля 1956 г., а в сентябре 1958 г. установило с ним дипломатические отношения. С 1960 г. стали налаживаться отношения на правительственном уровне. В октябре 1960 г. Хасан II посетил СССР и заявил, что: переговоры с руководителями Советского Союза “ дали плодотворные результаты в области торговли, экономических и культурных отношений, а также научного и технического сотрудничества”.1 В 1961 г. ответный визит нанес Л. И. Брежнев, тогда еще председатель Верховного Совета СССР, обсуждались вопросы о планировании марокканской экономики. В 1969 г. была создана постоянная советско-марокканская межправительственная комиссия. В наибольшей степени развивались советско-марокканские отношения в области торговли, регулируемые торговым и платежным соглашением от 19 апреля 1958 г. С 1966 г. торговля ведется на долгосрочной основе. В 1970 г. была создана постоянная комиссия по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. В марте 1978 г. в Москве было подписано соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве в области фосфоритов, названное “ контрактом века ”. В июле 1979 г. было заключено новое торговое соглашение. В январе 1981 г. вступило в силу советско-марокканское соглашение в области морского рыболовства, подписанное в апреле 1978 г. Внешняя политика при Хасане II поражала связями со странами, принадлежащими к разным идеологиям и горизонтам, своей дипломатической активностью, чувством инициативы и инновации. Многие политики, ученые отмечали ее реализм, сдержанность, прагматизм, способность к адаптации, к достойному примирению. Для обеспечения всего этого марокканский монарх много работал. Он до мельчайших подробностей знал все, вплоть до цен на оптовых и розничных рынках, не говоря уже о чисто государственных делах, знал об условиях жизни народа, насущных потребностях своей страны. Умел самостоятельно определить основные направления внешней политики, не ущемляя собственных интересов и уважая интересы других государств. “ Я подумываю о том, чтобы вступить в профсоюз, который бы защищал мои интересы, потому что у меня слишком уплотненный график работы”, - шутливо признавался король в интервью французскому журналисту Эрику Лорану. Хасан II эффектно смотрелся на пресс-конференциях, свободно переходил с французского на английский или испанский языки. Он охотно выступал перед большими аудиториями. При общении с журналистами Хасан II готов был беседовать на различные темы, его коньком была политология, модные теории и концепции. В одном из интервью он заявил, что если бы не был королем, то непременно стал бы историком. Король Марокко был крупным землевладельцем. Ему принадлежали обширные плантации цитрусовых, известных всему миру. Он являлся также основным держателем акций “ Королевской компании фосфатов ”. Хасан II говорил: “ Моя система не абсолютистская. Я не могу ничего поделать с тем, что мой народ любит меня до самопожертвования. Если завтра я попрошу марокканцев мобилизоваться для нового зеленого марша и, если они мне подчинятся, то это не будет моей ошибкой. Мой народ мне никогда не отказывал, потому что он знал, что я ни в чем не отказал бы ему”. Смерть короля Хасана II повергла в глубочайший траур весь марокканский народ. Он скончался 23 июля 1999 года, в возрасте 70 лет. На один день Марокко стало местом, собравшим лидеров двадцати двух государств, африканских, ближневосточных, европейских. Хасан II был одним из самых влиятельных лидеров арабского мира; талантливый политик, он являлся синтезом традиционализма и прогресса, как, впрочем, и управляемое им государство. В годы его правления страна приобрела статус одного из самых устойчивых государств Востока. Несмотря на сложное социально-экономическое положение монарх сумел провести в жизнь ряд реформ, которые оказали благоприятное воздействие на ситуацию в целом. В первые годы его правления абсолютная монархия была преобразована в конституционную, с сильной властью короля. Хасан II разработал и внедрил в жизнь конституцию королевства Марокко. Многие исследователи называли ее конституцией авторитарного режима, но сам король утверждал, что именно такой режим наиболее подходит его государству. Неоспоримым является и тот факт, что в годы правления Хасана II в Марокко развивались элементы демократии, начала функционировать многопартийная система, появились оппозиционные монархической власти движения. Но процесс демократизации общества направлялся непосредственно королем и имел управляемый характер. Характерны в этой связи слова марокканского монарха, произнесенные в марте 1992 г. по случаю 31-й годовщины восшествия на престол: “ …демократия, желанная для всех, с тем чтобы преуспеть и укорениться, должна вводиться в тщательно изученных дозах. Прежде чем быть записанной в законы и конституции, демократия должна стать комплексом традиций, передаваемых из поколения в поколение. Если же ее пытаются пересадить резко и грубо туда, где она не имеет никаких корней, то со всей очевидностью возникает риск спровоцировать общественный взрыв”.1 После тридцати восьми лет правления Хасан II оставил своему преемнику страну, не раздираемую внутренними конфликтами, с устоявшейся политической системой, отрегулированной внешней политикой, страну, где подданные чтят и ценят своего монарха, который является для них символом нации. Лозунгом “ конституционной, демократической и социальной монархии ” в Марокко являются слова: Бог, Родина, Король.

Лелика: ОКОНЧАНИЕ Заключение Институт монархии в Марокко складывался на протяжении многовековой истории государства. Монархическая форма организации власти предопределила особенности политического развития этой страны в XX веке. В политической структуре доколониального Марокко власть султана занимала значительно более скромное место, чем власть короля. 30 марта 1912 г. султан Мулай Абдельхафид был вынужден подписать Фесский договор, предусматривавший установление французского протектората над Марокко. 27 ноября того же года был заключен франко-испанский договор, по которому Франция уступила Испании области Риф и Джебалла, а также анклав Ифни на юге султаната. Танжер составил международную зону. Официально существовал лишь французский протекторат, разделенный на три зоны. Впрочем, даже уступив давлению великих держав, Мулаю Абдельхафиду удалось сохранить главное – определенное международное лицо Марокко, ее территориальное единство, а также некоторые традиционные властные институты. В период протектората произошла первая ломка властных структур Марокко. Поскольку Франция была заинтересована в более прочной централизованной власти, позволявшей ей контролировать ситуацию, она способствовала реорганизации султанского аппарата власти, повышала его эффективность. В колониальной политике Франции в послевоенный период постоянно противоборствовали две ведущие тенденции: подавление национально-освободительного движения и вынужденные уступки ему. Долгое время преобладала первая тенденция – военное подавление движения за независимость. Это было вполне объяснимым по отношению к Марокко, единственной стране Северной Африки не покоренной Османской Империей в период ее экспансии. Сразу после установления режима протектората началось вооруженное сопротивление марокканцев колонизаторам. Опыт борьбы марокканцев за свободу и независимость, и в частности, пример Рифской Республики, долгое время был наглядным примером того, как надо бороться за свою независимость. Французские власти помнили, чего им стоило покорение свободолюбивых племен горного Марокко. С начала 50-х гг. XX в. постепенно набирала силу вторая тенденция, приведшая к компромиссу с национально-освободительным движением путем реорганизации султанского аппарата власти. Вместе с расширением власти султана “сверху” в период протектората существенно возрастал авторитет султана “снизу”. Это объяснялось тем, что Мухаммед бен Юсуф, провозглашенный султаном в 1927г., в 40-е гг. включился в общенациональную борьбу за независимость страны. Принудительными методами французские власти пытались заставит Сиди Мухаммеда бен Юсуфа отмежеваться от национально-освободительного движения и тем самым покончить с “марокканским кризисом”. Однако события, последовавшие после февраля1951 г., показали, что так называемый марокканский кризис превратился, по существу, в кризис французской колониальной политики в Марокко. Низложив султана в 1953 г., французская администрация не осознала того, что она выдвинула его в авангард национально-освободительного движения, и тем самым способствовала началу своего конца в Марокко. Под давлением всех политических сил страны французским властям пришлось вернуть трон его законному владельцу – султану Мухаммеду бен Юсуфу. Его возвращение стало триумфом национально - освободительных сил. Для большинства подданных султан был не просто носителем верховной власти, но и олицетворением суверенитета страны, ее традиций и обычаев. Вполне естественно, что после получения независимости, имя Мухаммеда бен Юсуфа ассоциировалось с понятием свободы и с территориальной целостностью страны, восстановленной 26 октября 1956 г. В августе 1957 г. Мухаммед бен Юсуф принял титул короля и имя Мухаммед V. Именно этот факт можно назвать отправной точкой в развитии “современной” монархии в Марокко. Мухаммед V стал основателем той системы политической власти, которая с некоторыми изменениями функционирует и сегодня. Она сочетает в себе традиционализм и прогресс. В целях укрепления своего режима и социально-экономической стабильности Мухаммед бен Юсуф предпринял меры, чтобы поставить оппозиционные политические силы страны под свой контроль. С этой целью он вступал в союз с главными политико-экономическими группировками, умело маневрировал, поощряя то одну, то другую оппозиционную силу, а те в свою очередь стремились опередить своих соперников и заручиться поддержкой королевской власти. Вплоть до начала 60-х гг. (до смерти Мухаммеда V) в стране не существовало организованной политической оппозиции и противодействия королевской власти. Основную роль в этом сыграла личность короля, его непререкаемый авторитет и заслуги. С начала 60-х годов ХХ века начинается перестройка политических и правовых систем, ориентированных на восприятие европейских моделей, но с традиционным влиянием ислама. 14 декабря 1962 г. вступила в силу первая конституция страны, предусматривающая создание двухпалатного парламента. Ее разработкой и внедрением в жизнь занимался король Марокко – Хасан II. Началась трансформация института абсолютной монархии, существовавшей в Марокко на протяжении всей истории государства. Симбиоз и динамика взаимодействия современных элементов и традиционализма привели к рождению особого типа монархии. С одной стороны, она является парламентской с сильной королевской властью, с другой – авторитарной, но с элементами парламентаризма. Марокканская монархия является одной из немногих сохранившихся на Арабском Востоке и в Африке. Ее сохранению способствовал тот факт, что, начиная с 60-х гг., именно монарх стал инициатором проведения коренных социально-экономических реформ и политических изменений. Сам Хасан II утверждал, что монархия – наиболее приемлемая для Марокко форма правления. Только жесткий режим сможет удержать страну от великих потрясений. Демократизацию общества он рассматривал как поэтапно вводимое явление, так как резкое ее внедрение могло бы привести к краху общественной системы в целом. При Хасане II сложилась многопартийная система функционирующая и по сей день. На политическую арену вышло 15 легализованных политических объединений, 9 из которых составили оппозицию режиму. Процесс демократицации в общественно-политической жизни Марокко – явление закономерное. Сам король, воспринявший западную культуру, ее ценности, является примером взаимодействия и взаимовлияния цивилизаций. Политическая структура Марокко соединяет в себе как традиционно-исторические, так и современные элементы. Эти особенности сказываются на политическом процессе, темпах, характере внутриполитической эволюции во всех сферах общественно-политической жизни, на стиле и методах руководства. Симбиоз и динамика взаимодействия современных элементов в политической культуре и политическом развитии Марокко весьма полезны для создания нового политического пространства, способствуют появлению таких структур, которые могли бы стать своеобразным посредником и амортизатором в сложных политических ситуациях, возникающих в стране. Перестройка политических и правовых систем в Марокко идет по западному образцу. Тем не менее, ислам занимает одно из самых приоритетных мест в политической жизни Марокко, в большой степени государственная религия способствует укреплению режима, но в то же время является и силой, противостоящей ему. С начала 70-х гг, и особенно после Иранской революции, в Марокко значительно выросло число исламских фундаменталистов, стремящихся выйти на политическую арену. Усугубление социально-экономической обстановки не позволяет сегодня говорить о стабильности марокканского государства в будущем. МухаммедVI , новый король Марокко, не имеет того политического авторитета, которым обладал его отец, что может привести к дестабилизации обстановки, усилению фундаменталистских тенденций в обществе и краху монархической системы. Некоторые исследователи полагают, что у Марокко есть два пути. Первый – встать на путь модернизации, опирающейся на демократические принципы в их общечеловеческом понимании, соблюдение рав человека и экономическое развитие. Второй – сохранить структуры, ставшие главным источникомэкономической, социальной и культурной деградации. Если будет сделан выбор в пользу второго варианта, - сохраниться огромный разрыв между властью и миллионными массами простых марокканцев, что будет чревато политическими и социальными взрывами внутри страны. Это хорошо понимает и новый король. Уже первые его шаги показали, что он не будет мириться со сложившимися в стране стереотипами. Прежде всего Мухаммед VI и его окружение повели планомерное наступление на позиции всесильного главы МВД Дриса Басри. Известный противник Хасана II французский журналист и писатель Жиль Перро считает, что новый марокканский монарх принял ряд “весьма неплохих решений, которые, тем не менее, носят символический характер”. Однако остается “узнать, имеет ли Мухаммед VI намерение и средства для атаки на систему, созданную его отцом, систему, сделавшую из марокко страну с самым вопиющим неравенством из всех государств Магриба”. Тем не менее, первые шаги марокканского монарха вселяют оптимизм во многих марокканцев, верящих в стремления 36-летнего короля придать новый динамизм социально-экономическому развитию страны, способствовать дальнейшему развертыванию в ней демократических процессов,решить многочисленные внутренние проблемы. Мухаммед VI дал понять, что он намерен продолжать начатый еще его отцом уникальный для арабского мира эксперимент сосуществования монархии и левого кабинета. Король решился пойти на устранение от дел всесильного Дриса Басри – главную опору режима Хасана II. Он привлек на свою сторону часть критически мыслящей интеллигенции, приступил к определенной демахзенизации властных структур Марокко, максимально облегчил жесткие правила протокола двора. После первых лет нахождения Мухаммеда VI у власти определился стиль его руководства: во всем, где необходимо срочное вмешательство, он больше полагается на создаваемые им структуры, параллельные правительству. У простых марокканцев молодой монарх не вызывает страха. Более того, он уже получил в народе имя “султан Центральных карьеров” (такое название носит гигантский бидонвиль в Касабланке). Подобная любовь понятна – монарх предпочитает завоевать любовь своих подданных, нежели вызывать страх, тем более, что население страны очень молодо. Мухаммеду VI необходимо сохранить стабильную обстановку в стране, не потерять позиций во внешнеполитическом курсе и вывести Марокко в ряд ведущих государств Африки.

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

RISHA: Я смотрела Евроньюс вчера,сказали,что погибло 19 человек.Взрывы в этом популярном районе были не специально организованы,члены террористической группировки,небольшой,как сказали,взорвали на себе пояса смертников при задержании, а проживали они именно в этом популяре. И я вчера опаздала ,блин,все-таки на работу из-за этого. Лелика,если не ошибаюсь,то это совсем рядом с родителями Тарида.Вы домой звонили ?

adil_samara:

sacha:

sacha:

sacha:

sacha:

sacha:

vika6161: Лелика sacha очень красивые у вас фотки.

sacha:

Ромашка: sacha Как красиво! А где это такой водопад? Очень мелкая подпись да еще на арабском Очень хочется узнать...

RISHA: Продолжаем говорить об истории Марокко и обсуждать новости.

RISHA: Специально открыла темку,уж больно меня ранило то,что я услышала вчера по Евроньюс про Марокко(хотя,как ни печально,то все правда.....) Так вот девочки,сказали в связи с этими взрывами,что в Марокко то ли половина то ли треть населения неграмотные,нищета процветает,аристокаратическая богатая верхушка живет хорошо и плевать хотела на бедных и их проблемы,и что это едва ли не самая бедная страна Магриба.Так все это неприятно,когда по Евроньюс.....на весь мир ославили.

Жени: Ришенька... А что они по Евроньюс про Россию говорят.... Слезы....

sacha: RISHA как говорится - правда глаза колит, но это действительно правда. Но хорошо, что сообщают правду, а то некоторые девушки приезжают сюда как на бал, а попадают в болото. Но не буду о грустном. Как написал здесь какой то гость - постараемся мы сделать Марокко процветающей страной, воспитаем новое поколение, способное поднять страну на высокий уровень, ведь все зависит от воспмтания и образования. Я верю, что Марокко станет прогрессивной страной и мы ей поможем!

RISHA: sacha пишет: Я верю, что Марокко станет прогрессивной страной и мы ей поможем! я тоже верю в это и уже вижу перемены,и радуюсь им.Но все равно мне обидно....И именно потому,что я эту страну люблю.

vika6161: RISHA не переживай ,мы то знаем какое оно наше Марокко,а положительное и отрицательное есть везде.

РУЗА: Буквально только что смертник взорвал бомбу около американского консульства в Казе в *Дар Америка*, где языковые курсы. Это совсем рядом с моим домом прямо напротив школы моих детей, вчера я там долго гуляла с сыном. Много раненых, убитых. Сосед ходил, смотрел, говорит, женщина бегала без рук.... Сейчас без конца слышу сирены машин скорой помощи. Страшно уже выйти. Полиция говорит, что еще двое или трое гуляют в нашем районе А здесь средоточие больших гостиниц, банков, почтамп рядом, синагоги, учреждения....

Amino4ka: РУЗА Я тоже здесь рядом и живу и работаю..... сейчас вот на работе и не знаю, что и делать

Лелика: РУЗА Amino4ka Какой ужас!!! Девочки беригите себя и свои семьи! Будьте предельно осторожны!!!

Amino4ka: Лелика Спасибо большое, только вот страх остаётся...... Я работаю возле Беб Марракеш, а живу в Маарифе.

мяу@: РУЗА Ну вот, и это произошло именно сейчас когда я наконец забронировала билет в Касу… И вообще думала наконец-то поменяю страну где никого не взрывают и люди живут мирно и счастливо… а тут такое.. хуже чем у меня здесь.. я этого уже столько насмотрелась

РУЗА: Не бойся, это здесь бывает очень редко. Просто сейчас в Казе ходит кучка таких смертников, которых знает полиция и их ищет. Их осталось немного, большинство подорвались уже и пойманы полицией. Это звучит глупо, но когда все подорвутся или когда всех поймают из этой группы, то здесь все успокоится.

berkut: РУЗА Amino4ka держитесь... надеюсь все обойдется... не могу уже больше слушать такие новости бедные постродавшие...

РУЗА: Ну вот, кажется, на этот момент все оставшиеся подорвались. Всего 3 взрыва, все недалеко друг от друга. Дай Бог, что все закончилось

tanyushka: Да,что же ето такое творится в Марокко!Взрывы за взрывом!Такого никогда не было!Девочки,будте осторожны!Постарайтес ето время не посещать общественные места!

Myshka: Девочки, осторожно!!!!!!

мяу@: А я уже привыкла к взрывам… бесконечным… может это вирусом от меня передалось к вам???

tanyushka: РУЗА Пишу,ужасаюс от одного взрыва,а тут сразу 3!Ужас,нет слов!Буду звонит домоий своим,я хот и не в Казе,но все равно мои дома могут волноватся!Надо их успокоит!

berkut: а мне маме надо с папой позвонить... они часто в казе бывают.... но я надеюсь что они дома сидят!!!!

РУЗА: Не знаю, может быть еще один взрыв, опять скорые помчались Ъ Как будто в американском боевике, вокруг полиция, вертолет у меня дочка так и бегает на балконе и по дому, высматривает

Amino4ka: Я сижу на работе и боюсь домой идти..... один из взрывов был на бульваре, на котором я живу

мяу@: Интересно, а почему они облюбили несчастную Касабланку ??? что она им так присмотрелась то??? А наверно штаб квартира подготовленных смертников там

Myshka: Олесик, а он был прям рядом с твоим домом????

РУЗА: потому что группа из смертников обосновалась здесь-здесь они сняли дом и жили, пока их не выследила полиция . Надо дать марокканской полиции должное, они молодцы. Они готовили планированные взрывы в важных местах, а теперь, спасаясь бегством, взрывают себя, где попало, там, куда успели добежать

Myshka: УУУУжжжас

Amino4ka: Myshka пишет: Олесик, а он был прям рядом с твоим домом???? А я ещё не знаю точно..... вот домой поеду и посмотрю.

berkut: РУЗАчка ты у нас прям как репортер... жаль что именно такая неприятная тема... спасибо за всю информацию.

Myshka: Ты главное не паникуй! Просто будь внимательнее, но и доводить себя не надо, а то когда нас в Москве начинают запугивать взрывами, то мне в "каждом" пассажире метро начинает террорист мерещется!

Ромашка: Да уж... А я слышала взрыв утром, а когда муж включил радио услышали, что взорвались около посольства Америки Это до какой же степени надо быть глупым и наивным, чтобы кончать жизнь самоубийством ради политики! Я не перестаю удивляться дремучести местного населения У Маркса есть такая фраза, что нет ничего опаснее социально-неблагополучного и делом не занятого пролетариата - вот это то, что происходит сейчас в Марокко. Нищета в большинстве своем - бездельники, климатические условия позволяют не напрягаться, с голоду тоже умереть трудно, сидят и ждут милости от правительства, а если таковой не поступает - идем митинговать. А воспаленные мозги - благополучная почва для политиков. Вот и результат!

Myshka: Ромашка, а это точная информация, что смертники из местного населения, возможно, что они вообще не марокканцы?

полуночница: Мы тоже слышали эти взрывы... Ужас, бедные люди- невинно пострадавшие... Жду информацию по телевизору. А еще говорили, что утро (перед взрывами на Мулай Юсеф) были взрывы еще где-то...

РУЗА: сейчас полиция задержала еще одного смертника , он не успел привести бомбу в действие, люди вокруг стояли и хлопали в ладоши. Это около первых взрывов, на бд Мулей Йусуф, около бывшего агенства аэрофлота. Сечас там все загорожено, много полиции. Вообще, все взрывы произошли на одном перекресте-на пласе Флатерните - это пересечение бульвара Анфа и бульвара Мулей Йусуф. Аминочка, скорее всего, около тебя, на Рудани, не было взрыва.

мяу@: Myshka пишет: Ты главное не паникуй! Просто будь внимательнее, но и доводить себя не надо, а то когда нас в Москве начинают запугивать взрывами, то мне в "каждом" пассажире метро начинает террорист мерещется! У меня был случай здесь… думала тронусь умом… Дело было летом. Ехала поздно вечером в маршрутке из Иерусалима в Тель-Авив, сели рядом со мной 2 молодых парня , араба и судя по всему палестинца… все бы ничего, да я обратила внимание на то что они одеты как то уж слишком странно… летом в жару они были в куртках и застегнутых по самое «не хочу»… Вот тут меня и передернуло… я всю дорогу сидела и косилась на них от страху.. (мальчики по-моему меня не так поняли.. сидели мне улыбались) а я про себя прощалась со всеми… думала это моя последняя поездка и минуты на этом свете. Ну мало ли что у них там под курткой было.. можно было 10 поясов навязать на себя и взорваться 126 раз за всю дорогу… РУЗА Мда…вот это события.. прям из первых рук

kisbykis: Кошмар какой в Касабланке творится! Так сколько всего взрывов было? Руза, очень переживаю за тебя, не волнуйся сильно. Девочки, будьте там осторожны!

berkut: мяу@ в такой ситуации окозатся.... я б наверно тоже бы чуть не тронулась...

РУЗА: Девочки, а я вообще не переживаю Все давно уже предопределено и написано... Человек не знает своего будущего-выйдешь на улицу, умрешь от бомбы, или кирпич на голову свалится, или сосулька, или дома с табуретки упадешь, или током ударит... страха нет вообще, только интересно, как в американском боевике Мышка меня вот так в метро в Москве боялись, я же в платке хожу, вот сразу пол-вагона выходило, как только я входила...было все...и милиция мой беременный живот проверяла в Москве, и плевки в лицо, и ругань....

tanyushka: У меня такое с подругой русской было,когда она хиджаб сделала!Если она стояла на остановке одна,ни одна маршрутка для нее не останавливалас,а в транспорте многие выходили или сторонилис ее!Обидно получается,из-за вот етих террористов нам спокойно нелзя пройтис в России! А еще был случай,как то была я в магазине с подругои мароканкои,а она в хиджабе была,ето тоже в России было!Мы разглядывали с ней книжки,и одна упала из ее рук,она говорит:Аллаху акбар,все кто стояли с ней рядом быстро разбежалис!А я даже и не сообразила почему,пока мне подруга не пояснила! Я то привыкла ету фразу слышат!

berkut: РУЗА tanyushka просто в россии редко увидиш девушек в хиджабах...и естественно первая мысль(особенно в метро) приходит...джихидка

tanyushka: Ну да,я бы тоже если бы ничего не знала об исламе,так подумала!Вот я и говорю,что обидно,из-за тех террористов у всех плохое мнение об исламе,глядя на девушку в хиджабе у них страх!

berkut: испортили репутацию Ислама...

Guda: berkut пишет: испортили репутацию Ислама... berkut ты права, так обидно.... ведь все эти смертники-это большой грех, не говоря уже о том, что исламом здесь и не пахнет. А я надеялась, что еду в мирную страну... Странно, что эти взрывы происходят в Марокко, в мусульманской стране, ещё можно понять, когда в стране "неверных", как смертники называют представителей других религий, а в Марокко... Не понятно...Наверное уже серьёзно крыша съехала!

vika6161: события ужасные ,девочки ,вы там в Касабланке осторожно,а вообще это так ужасно , у меня подруга рядом там живет( говорит от такой картины после взрыва ее рвало 30 мин).

РУЗА: Девочки, сейчас на бульваре Анфа настоящий боевик... несколько бандитов, видимо спрятались в заброшенном здании *Института глухонемых*, в переулке -это практически соседний с нами дом, на бульваре Анфа, почти напротив отеля Риволи и сейчас там идет стрельба все окружено полицией

полуночница: РУЗА Сидите дома!

РУЗА: Вот сидим, наблюдаем, все оцеплено

Ira: РУЗА Рузочка, ты у нас бедненькая как член-корреспондент. В окна не вылазьте.

RISHA: Смертников вербуют из самых тупых и неблагополучных,а мозги им задуривают простыми и понятными даже идиотам мыслями о куче девственниц,ожидающих их раю.Сами они лишь жертвы своей бедности ,невоспитанности и необразованности.Такие же жертвы,как и те,кто страдает от взрывов.

полуночница: RISHA пишет: Смертников вербуют из самых тупых и неблагополучных Вот это и заставляет задуматься - между 13 марта и сегодня сколько взорвалось? Девять или десять. Значит, набрать такую большую группу не составляет большого труда, очень много потенциально готовых на это особей. (Надеюсь, больше никого не осталось).

RISHA: полуночница Да разве это большая группа ? Если посмотреть сколько нищеты в Казе... По Евроньюс сказали,что группа небольшая.Дай бог,чтоб все это кончилось.А то ведь не спасешься ни в популярном районе,ни в центре. Руза передавала новости,передавала и перестала...как там у них ,интересно....

Olchik: RISHA пишет: а мозги им задуривают простыми и понятными даже идиотам мыслями о куче девственниц,ожидающих их раю. и не только...мозги им главным образом задуривают наркотой...при этом даже не самый глупый и не самый необразованый может пойти на что угодно ради одному ему ведомой цели... Берегите, девочки, ваших детей!

РУЗА: RISHA пишет: Руза передавала новости,передавала и перестала...как там у них ,интересно.... сейчас уже затишье, все рассосались... только патруля много я даже нос на улицу высунула, люди начали лавки открывать.... хотя слышится иногда вой сирен... кто знает...

мяу@: Guda пишет: А я надеялась, что еду в мирную страну... А я то как надеялась, причем сегодня уже и билетик забронировала и тут такие события начались. полуночница пишет: Значит, набрать такую большую группу не составляет большого труда, очень много потенциально готовых на это особей. Ой, их хоть отбавляй… они уже рождаются с этой мыслью, что должны умереть во имя аллаха.. и что-то вроде того. Знаю некоторых таких личностей, которые когда подросли, поняли что ради того чтоб себя подорвать и кого-то при этом убить жить не хотят… но за это их могут тоже прибить… так что тут даже жаль их. Они просто жертвы.

RISHA: РУЗА Ну ты лучше нос все-таки не высовывай пока....

Оранжина: berkut пишет: РУЗА tanyushka просто в россии редко увидиш девушек в хиджабах...и естественно первая мысль(особенно в метро) приходит...джихидка У меня тоже боязнь,после всего слышанного в прессе,поневоле забоишься До сих пор помню в метро в Харькове,вошла в вагон,а там мужик ехал с бородой и читал по моему Коран,а возле ног чемоданчик стоял,так я всю поездку потом обливалась и рисовала в уме ужасные картины,думала рванет и это не смешно Девочки будьте осторожны и храни нас Бог

фрейлина: Девочки, спасибо за информацию. Действительно, надо обмениваться информацией, быть в курсе событий, больше знать, всем будет от этого только лучше, спокойнее.

Lava: Я в ужасе от прочитанного! Девочки, держитесь! РУЗА пишет Девочки, а я вообще не переживаю Все давно уже предопределено и написано... Человек не знает своего будущего-выйдешь на улицу, умрешь от бомбы, или кирпич на голову свалится, или сосулька, или дома с табуретки упадешь, или током ударит... Нечего добавить. ППКС

Myshka: Я тоже после взрывово в Москве стала так думать, на душе становится спокойнее!

РУЗА: Вечером куча народу высыпало смотреть на горячие точки- места взрывов около Дар Америка по всему периметру стоят солдаты из армии с автоматами, в маленьком садике на плас Флатерните, около Пиццы Хатт... короче везде через каждые 10 шагов по солдату. Место взрывов огорожено красной ленточкой, но все чисто - все помыли, уьрали. около посольств убрали все машины и поставили знаки , запрещающие парковку. А так город опять зажил своей жизнью. Тепло, люди сидят в кафешках напротив красных ленточек, потягивают кофе....и ничего кроме ленточек и прогуливающихся солдат не напоминает о взрывах.

Анка: Ой,Руза ты сегодня прямо в эпицентр событий попала. Слава Богу все обошлось... Я надеюсь все уже закончилось. Просто права Риша - набрать бездумных исполнителей не составляет труда - здесь благодатная почва. Так что выловили этих или нет, но если силы, которые стоят за этим, пожелают продолжать.....и вот это страшно. Какие цели движут ими, чего они добиваются...я совершенно не думаю, что это "исламисты" как принято называть их в СМИ. Дураку понятно, что подобные действия просто разрушают репутацию ислама в глазах окружающих, а за ниточки дергают отнюдь не дураки... а вот прикрываться такими целями очень удобно.

RISHA: Анка пишет: что подобные действия просто разрушают репутацию ислама в глазах окружающих, а за ниточки дергают отнюдь не дураки... а вот прикрываться такими целями очень удобно. И от этого обидно до слез...

salma: Господи,боже мой. Девочки,миленькие,вот прочитала и я просто в шоке. Честное слово,читалаи плакала. Хамдулилля,что все обоошлось и никого из вас это не затронуло. Но как жаль тех людей,что пострадали от этого. Что же это делается???? Берегите себя.родные. Иншаалла такого больше не повторится.

мяу@: Иншаалла, всех перепоймают и обезвредят, а главное выбьют эту дурацкую идею всех ходить и взрывать!

kisbykis: Анка пишет: "исламисты" как принято называть их в СМИ Меня просто бесит этот термин: "исламисты". Людям, далеким от Ислама, задурили голову, даже моя мама считает, что Ислам - жестокая религия, призывающая к насилию. Как это больно...

cvet: Боже мой, что творится! А мой-то молчит как партизан! Один рахат-лукум по телефону. Только из форума узнаю про эти ужасы. Наверно, пугать не хочет. Или сам боится, что приезжать передумаю? Храни вас всех Бог, девочки! Родные уже какие-то стали...

Guda: Девчёнки! Вчера приехал мой муж из Марокко, привёз новости, так сказать, из первых рук. Дело в том, что у него есть один хороший знакомый, он работает комисаром в полиции, так он рассказал, что все эти "исламисты" очень далеки от ислама, некоторые из них даже никогда не молились. Все они из очень низких-низких слоёв общества, с очень богатым криминальным прошлым. Все бедные, наркоманы, зарабатывающие себе на жизнь воровством. Их уже давно полиция выслеживает и они это прекрасно знают, поэтому всё время ходят обвешанные бомбами, в случае чего-" не подходи, иначе сейчас всё взорву..." Бомбы у них-это не что иное,как средство запугать полицию, в надежде, что их отпустят.На мой взгляд все эти люди уже давно ходячие трупы, потерявшие себя и смысл жизни...

Lava: Какой ужас! И сколько же таких гуляет по Марокко?

salma: Мдяяяяяяяяя,мало того что вот таких............. полно ходит,так они еще к тому же и активизировались что-то. Может на них облаву хотели сделать,так их и "понесло"

sacha: Guda А ты сама веришь в то,что ты написала?

Guda: sacha да я там много чего накалякала Во что именно?

sacha: Guda пишет: Их уже давно полиция выслеживает и они это прекрасно знают, поэтому всё время ходят обвешанные бомбами, в случае чего-" не подходи, иначе сейчас всё взорву..." Бомбы у них-это не что иное,как средство запугать полицию, в надежде, что их отпустят

Guda: sacha у меня нет оснований в это не верить. Это тоже самое, как другой контингент испульзует в своих целях заложников. Полиция не имеет права рисковать жизнью мирных людей. А что, у тебя на этот счёт какие - то сомнения?!

sacha: Guda пишет: А что, у тебя на этот счёт какие - то сомнения?! конечно , ведь не может человек по своему желанию обвешаться бомбами и ходить запугивать полицию, типа поймайте меня и отпустите или я вас взорву! Все намного серьезнее и трагичнее, так что не надо придумывать байки и распространять слухи.

elka-62: Сашенька, я тебя люблю.

vika6161: sacha и я тоже.

Guda: sacha пишет: так что не надо придумывать байки и распространять слухи. Cашенька, я никогда ничего не придумывала, а тем более, не распространяла то, что сама же и придумывала! Тем более не собираюсь этого делать сейчас! Свой источник я уже назвала... По твоих словах видно, что ты так ничего и не поняла... sacha пишет: ведь не может человек по своему желанию обвешаться бомбами человек, постоянно находящийся под наркотой, и не на такое способен! sacha пишет: ходить запугивать полицию, типа поймайте меня и отпустите или я вас взорву! с чего ты взяла, что они ходят и запугивают полицию(здесь на самом деле не надо придумывать со своей головы), я ведь написала, что люди-сплошные воры, которые знают, что милиция их разыскивает, вот и подстраховывают себя. sacha пишет: Все намного серьезнее и трагичнее, ну если тебе так хочеться в это верить-это твоё право! Только зачем же на меня наговаривать?

tanyushka: Amino4ka пишет: Я сижу на работе и боюсь домой идти..... Ну как ты там Аминочка,все обошлос?Ничего там около тебя не изменилос?

elka: Guda,предположим так оно и есть,как ты написала.Как объяснить тогда места выбираемые для террактов:Американское консульство и прочие места скопления иностранцев? Тебе муж говорит одно,а тут совсем другие рассказы.

Guda: elka пишет: Тебе муж говорит одно,а тут совсем другие рассказы. elka я же написала, что эту информацию моему мужу дал его очень хороший знакомый-комисар полиции. Чесно говоря у нас нет причин ему не доверять. Мне самой было интерессно, почему же они взорвались возле дар Америка, поэтому я об этом тоже у мужа спросила, на что он мне ответил, что полиция за ними следила с самого ихнего района(Сиди Моумн по-моему называется) и то, что это произошло именно там - не было специально запланированно.

полуночница: Guda Ну, да, и поэтому сейчас везде полиция, на дорогах контроли, и аресты продолжаются.. ..Не думаю, что из-за наркоты и воров. Может, муж не хочет, чтобы ты переживала?

Guda: полуночница пишет: Может, муж не хочет, чтобы ты переживала? ох если бы, только это на моего мужа не похоже. А ведь не из-за воровства переполох, а то, что они пообвешивались бомбами и ещё неизвестно сколько их бродит по городу.

мяу@: Ну ладно вам, о чем спорим –то??? Что было то было.. мы ничем не поможем и не изменим,… а ссориться не надо! Давайте жить дружно!!!

Guda: мяу@ ты права! Просто обидно, что так вот ни за что, ни про что обозвали лгуньей и сплетницей!!!

gritsenochka: Guda пишет: Просто обидно, что так вот ни за что, ни про что обозвали лгуньей и сплетницей Guda нехорошо девочки

Guda: gritsenochka спасибо

полуночница: -------------------------------------------------------------------------------- Не для продолжения спора, а просто чтобы внести ясность: Спутниковый канал "Аль-Джазира" сообщил, что ответственность за взрывы в Алжире и Касабланке ответственна "Аль-Каида". Напомним, что в Марокко за последние сутки взорвались 3 террориста. Еще один террорист был убит полицией до совершения теракта. По сведениям "Аль-Джазиры" двое из нападавших были братьями. В терактах в Алжире "Аль-Джазира" винит Салафистскую группировку, связанную с "Аль-Каидой". Хотя, я уверенна, все уже поискали в нете информацию...

elka: Guda,никто тебя не называл лгуньей и сплетницей.Может знакомый твоего мужа решил успокоить таким образом .В это я скорее поверю.

Guda: sacha пишет: так что не надо придумывать байки и распространять слухи. elka если эти слова можно трактировать другим образом... мне бы очень хотелось в это верить...

MALINA: Действительно, о чем спор? Да в таких группировках могут быть кто угодно! У нас у одной девочки муж очень религиозный, начал оставаться в мечети после молитвы на какие-то сборы(как потом оказалось собрания секты), так ему там ТАК голову задурили, что дом превратился в ад - вырубил параболь, жену из дома ни ногой, уничтожил все фотки и запретил дите фотографировать, все свободное время сидит смотрит исламские каналы или в мечети....А ведь был совсем нормальный парень, в России учился! Так что от гипноза никто не застрахован!

salma: elka пишет: Тебе муж говорит одно,а тут совсем другие рассказы. Девочки,ну что за споры??? Может просто полиция ПОКА не говорит все как есть. Может что-то типа следственной тайны??? Такое ведь тоже бывает. Может они просто не имеют права пока расспространять всю информацию,что бы не было паники среди населения и туристов?!! Я думаю,что со временм все прояснится,и станет на свои места. И тогда уже будет видно,что к чему. Так что давайте не будем спорить и обижать друг друга. У кажого свои источники информации (и это вполне естественно и нормально) и каждый говорит,кто,где и что услышал. А выводы мы уже сами делаем. Разве не так? Со временем все станет ясно,что было и чего не было на самом деле. Давайте жить дружно!!!

Лелика: Guda Не обижайся!Ты хотела поделиться информацией,а девочкам она показалась не совсем верной. Истиных причин не знает точно никто,а может и не узнает никогда. Давайте будем высказываться,а не обзываться. Не нужно накалять обстановку,посомотрите что вокург нас в мире творится . Давайте относиться друг к другу с уважением !

полуночница: Лелика Мир, дружба, жвачка!

Amino4ka: tanyushka пишет: Ну как ты там Аминочка,все обошлос?Ничего там около тебя не изменилос? Да как оказалось взрывы были только в районе возле Американского посольства, так что меня пронесло.... но и оно близко к дому. Я выходные из дома не выходила, боялась. Да и сейчас на всех искоса смотрю на улице

Guda: Лелика Всё, уже не обижаюсь...

kisbykis: Муж сказал, что всех терорристов поймали и обезвредили, и даже главаря ихнего задержали. Это правда?

berkut: kisbykis я тоже где то в инете читала, что вроде главаря поймали(живым)!

Yulia Stroy: Guda ведь даже полиция предполагает и строит версии...и одному Богу известно, что этих заблудших душ толкнуло на преступление...

MALINA: Девочки, сегодня по городу прошелся слух о том, что возле отеля Софитель (там сосредоточение самых дорогих отелей) задержали кат-кат полный взрывчатки и исламистов....Вроде как готовили серию террактов в Марракеше! Не знаю правда ли это, жду вечерние новости...

Myshka: Ну вот! Опять начинается! дай Бог, чтобы все хорошо было!

MALINA: Сейчас показали в новостях сюжет о том, что в Софитель зашел мужчина и напал на людей, ранил австралийских туристов, они в больнице....Город колбасит слухами разнообразными, по одной из версий он был одет в одежду садовника, в руках 2 серпа и кинулся на людей.Его поймали и он сказал, что ничего не знает кроме Аллаха и Алькаиды...

Вишенка: нас вчера вечером немного потрясло-так страшно было

Анка: Ничего себе....это в Фесе?

malika: какой ужас!

salma: Что, опять землетрясение??? Что -то они у вас кажется зачастили последние время. С чего бы это вдруг??

Вишенка: да,в Фес..потрясло совсем чуть-чуть,я на последнем этаже,поэтому было ощутимо-кровать моя подвигалась..спросила у подруги рядом живущей,её тоже потрясло,что она даже проснулась.. вот теперь я хожу как больная дома-страшно очень

Myshka: Вишенка, не дрейфь, а ты на каком этаже???

RISHA: А в Казе вроде не было ?Когда трясло,ночью ?

лена: посмотрела по карте - там землетрясение в Фесе никак не отмечено...

Вишенка: было где-то в 22 часа...я на 3-ем этаже...по карте я тоже на утро посмотрела-ничего не отмечено там...

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Лелика:

Оля-ля: Боже! Красота-то какаааааааааая!!!

cvet: Лелика Это все - Марокко?!

MALINA: cvet Это ВСЕ Марокко! Вот те пейзажи в горах можно увидеть в Урика и многих других горных поселках под Марракешем, а городок и море - кажется на севере...может кто узнал? Меня удивила одна фотка - пальма в воде, может это наводнение?

cvet: MALINA пишет: Это ВСЕ Марокко! Кажется, я скоро от Марокко совсем голову потеряю...

RISHA: MALINA пишет: Меня удивила одна фотка - пальма в воде, может это наводнение? Действительно,фотка сранная.Я слышала,в Марокко бывали наводнения.Но они ,наверно,больше касаются городов , из-за несовершенной и не готовой к сильным дождям системой канализации.

полуночница: Я думаю, это где-то около Уарзазата. Знакомые пайзажи! Кроме моря, естественно!

berkut: а море это случайно не юг марокко? в сахаре?... дахла?

MALINA: berkut Не, это явно не океан, мне кажется что средиземное море, оно такое же светлое лазурное....

Marina: MALINA пишет: Меня удивила одна фотка - пальма в воде, может это наводнение? Нет, это не наводнение, мне такой пейзаж знаком. Как известно, озёра и реки в Марокко сильно пересыхают, при этом обнажаются большие земельные площади, которые даже используются для земледелия...до сезона дождей. Вот пальмочка и прижилась на такой земле, а во время дождей, когда озеро или река наполняются водой, она оказывается в воде. Я сегодня постараюсь поставить фотку такого озера (как раз вчера сфотографировала ).

Amino4ka: Вот так фотка с пальмами в водичке - это по дороге от Загоры до Эрфуда. Там есть оазис

nik: RISHA пишет: Действительно,фотка сранная извини ришечка,немогла удержаться от цитаты.долго хохотала

Lava: MALINA городок и море - кажется на севере...может кто узнал? Городок очень похож на Мулай Идрисс - он недалеко от Мекнеса. Но я могу ошибаться...

Marina: Marina пишет: Я сегодня постараюсь поставить фотку такого озера (как раз вчера сфотографировала ). Вот несколько видов такого озера. И вот эта земля, что внизу снимка, во время дождей будет покрыта водой метра на 2-2,5 в высоту. И только "голова" вот этой пальмы (внизу снимка) будет торчать над водой, как у той красавицы на фотке Лелики.

Marina: А это просто по дороге. Таза (как всегда )

MALINA: Marina Воистину - широка страна моя родная!!!!

Marina: Это точно! Мне иногда даже кажется, что мы её ещё и расширяем...ну по стереотипу, а то нам тесновато.

gritsenochka: девочки,кто следит за местными новостями,просветите меня плииз,2 м не могу смиотреть плохо ловится,купила телькель,ничего существенного,каримочка,вы как всегда в курсе событий проинформитуйте пожалуйста, что тут нового интерессного

gostia7jul07: Марокко становится центром террора Правительство Марокко в эту пятницу объявило о том, что уровень угрозы безопасности в стране поднят до максимального. По информации МВД страны, не исключено, что в ближайшее время произойдет очередной теракт. В своем воззвании марроканские власти призвали граждан соблюдать осторожность и быть предельно бдительными. Органы безопасности страны приведены в состояние полной боевой готовности. Решение об объявлении нового уровня угрозы было принято на совещании в столице страны Рабат с участием высокопоставленных полицейских чинов, представителей разведки и армии. Поднятие уровня угрозы до максимального свидетельствует о том, что в стране ждут атак радикальных исламистов. Из-за угрозы теракта французский президент Николя Саркози был вынужден отложить свою поездку в эту страну до следующей недели. Его пресс-секретарь Дэвид Мартинон заявил, что на решение президента повлияла просьба марроканских властей повременить с визитом из-за некоторых организационных сложностей с принимающей стороны. При этом об угрозе теракта не было сказано ни слова. Уровень угрозы безопасности в Марокко заметно поднялся после 2003 г., когда в Касабланке от взрыва пострадали более 60 человек, а 24 погибли на месте. Последняя серия терактов имела место в апреле 2007 г. - пять смертников устроили серию взрывов на улицах города. При взрывах погибли 21 человек, в том числе один сотрудник органов правопорядка. В марте этого же года опоясанный взрывчаткой террорист-смертник устроил взрыв в интернет-кафе в центре города. В результате теракта погибли 11человек. Противодействовать террористической угрозе Марокко помогают США - 29 июня директор ФБР Роберт Мюллер посетил страну с однодневным визитом. В ходе встречи с руководителями марроканских спецслужб Мюллер осуждал детали совместной работы по искоренению террористов. Визит не был анонсирован, возможно, из соображений безопасности. Несколькими днями ранее МВД Марокко объявило, что помощь полицейским Касабланки в деле предупреждения возможных терактов окажут 2,5 тысячи военнослужащих Королевских вооруженных сил (КВС). По словам властей, эта мера временная, пока из вузов не выпустится очередная группа полицейских. Помимо того, численность полиции также претерпит изменения - предусматривается увеличение полицейского штата на три тысячи человек, из них две тысячи - в одной только Касабланке. http://www.utro.ru/articles/2007/07/07/661457.shtml

sova: gostia7jul07 пишет: В своем воззвании марроканские власти призвали граждан соблюдать осторожность и быть предельно бдительными. Мы сегодня проявили бдительность ;хотели в центре погулять,но после выпуска новостей отправились в более безопасный райончик.

Yulia Stroy: gritsenochka пишет: проинформитуйте пожалуйста, что тут нового интерессного gostia7jul07 пишет: Марокко становится центром террора Ну что, Ириша? интересно?...

cvet: Yulia Stroy пишет: gritsenochka пишет: цитата: проинформитуйте пожалуйста, что тут нового интерессного gostia7jul07 пишет: цитата: Марокко становится центром террора Ну что, Ириша? интересно?... Девченки, и как у вас еще остается чувство юмора в такой ситуации...

gritsenochka: gostia7jul07 пишет: В марте этого же года опоясанный взрывчаткой террорист-смертник устроил взрыв в интернет-кафе в центре города. В результате теракта погибли 11человек. всётаки были жертвы , а тут сказали что никаких

Yulia Stroy: cvet пишет: Девченки, и как у вас еще остается чувство юмора в такой ситуации Ну а что ж нам теперь всем в бомбоубежища попрятаться? ...главное - без паники!

cvet: Страна контрастов... С одной стороны, все хвалят стабильность, с другой, террористы активизируются.

Yulia Stroy: cvet пишет: Страна контрастов... С одной стороны, все хвалят стабильность, с другой, террористы активизируются. это нестрашно, зато с такой внутренней безопасностью - я спокойна - расскажу: ко мне в марте дядя приезжал из Питера с женой - ездили в Рабат, гуляли...тётя из машины всё на камеру снимала....доснималась.. ..нас остановили,забрали всех в местное КГБ и допрашивамли целый день ....вечером отпустили, расстались правда как друзья - тётя рассказывала начальнику полиции зачем-то, что он очень похож на её старшего сына Лёшку ( на русском языке), дядя - приглашал в Питер на белые ночи (тоже на русском языке)....

Оля-ля: Yulia Stroy пишет: тётя рассказывала начальнику полиции зачем-то, что он очень похож на её старшего сына Лёшку ( на русском языке), дядя - приглашал в Питер на белые ночи (тоже на русском языке).... Оборжешься!!!

Myshka: Юлька, ну юмористы! Тамв отделении они что-нибудь поняли!

Yulia Stroy: Оля-ля пишет: Оборжешься!!! Myshka пишет: Юлька, ну юмористы! а у нас это семейное... Myshka пишет: Тамв отделении они что-нибудь поняли! поняли, что не террористы...

Marina: Пусть старая новость (от 20.03.07), но всё-таки приятная: В Самаре открылась выставка искусства Марокко В Самарском художественном музее начала свою работу выставка «Изделий марокканского искусства». Данное мероприятие является одним из направлений большого проекта «Дни франкофонии 2007 в Самаре». Этот термин обозначает распространение французского языка по всему миру. В Марокко на нем говорит практически каждый житель. Даже дети знают минимум три языка. Основной гордостью Марокко все же остаются национальные ремесла. Посуда из серебра, ковры, украшения – все это неповторимые произведения искусства. Впрочем, как заверили организаторы выставки, словами всю красоту передать невозможно, ее нужно увидеть своими глазами. Источник: ФГУП ГТРК Самара

kisbykis: Marina С гордостью пошла бы на такую выставку!

sova: Аааааааа!!!!Только что немного потрясло!!!!! Боже упаси! Как я этого боюсь!

kisbykis: sova Да ты что! Опять? Я еще от прошлого не отошла, надеюсь до нас не дойдет!

Loudik: sova пишет: Аааааааа!!!!Только что немного потрясло!!!!! А я не заметила... Во, за компьютером сидячи все явления пропускаю

gritsenochka: sova пишет: Аааааааа!!!!Только что немного потрясло!!!!! где?когда?во сколько?

Boussinka: sova пишет: Аааааааа!!!!Только что немного потрясло!!!!! Боже упаси! Как я этого боюсь! Эт где?В Каза?Чет я ничего не заметила... Меня и так казгдый день "трясет" от деток-привыкла,наверное...

sova: kisbykis пишет: надеюсь до нас не дойдет! не бойся,пошло в сторону Рабата. gritsenochka пишет: где?когда?во сколько? в Казе ровно за минуту до того,как я написала сообщение. И не только в Казе;наши родственники в 40 км в сторону Рабата тоже почувствовали. Толчки были слабые ,но мы наверху многоэтажки,поэтому всегда ощущаем их сильнее тех,кто живёт внизу. Boussinka пишет: Меня и так казгдый день "трясет" от деток-привыкла,наверное... Я тоже сегодня была с детками и не почувствовала ,а муж лежал на диване и сразу ощутил толчок.я подумала,что ошибся,но увидела,как ходят ходуном ключи и брелок в двери,а потом и соседи вышли убедиться,что им не показалось.

kisbykis: sova Такс, надо на карту землетрясений посмотреть. Помницца, я ссылку тут давала, пойду поищу.

gritsenochka: девочки,что то жудковато мне стало ,пойду наверное к малой в комнату спать

kisbykis: Нашла! Действительно,было сегодня землетрясение между Фес и Бени-Милляль силой 4,8 балла.

Marina: А я проспала. Меня муж разбудил, сказал, что трясло. Я не поверила.

sova: kisbykis молодец! Спасибо! А то никто не поверил бы...Иногда и в новостях умалчивают.

salma: kisbykis пишет: между Фес и Бени-Милляль силой 4,8 балла. Ой,мама дорогая, не слабые толчки однако.Девочки,держитесь там.

paloma: Какой ужас! Я и не знала, что там бывает такое. Представляю, как это страшно. Когда я жила в Узбекистане, то несколько раз испытала это, правда мне лет 5 было, но помню это отлично. Сочувствую!!!!!!

RISHA: Все-таки наш форум такая познавательная вещь.....открываешь и читаешь про землетрясение...Вот прошлое я почувствовала,а это ну совсем нет... ...и не пойму -когда вас трясло,вчера вечером???

Marina: RISHA пишет: когда вас трясло,вчера вечером??? Ну, да!

sacha: Я тоже не почувствовала вчера толчков, наверное так натряслась в автобусе и в поезде в течение 8 часов, что землетрясение уже не страшно!

elka: В Мекнесе подорвался террорист около автобуса с туристами.

sacha: elka какой кошмар! Когда же это закончится! обстреляли, подорвались, сплошной ужас. А что с туристами, жертв нет?

Marina: elka пишет: В Мекнесе подорвался террорист около автобуса с туристами. А подробности какие-то известны?

sacha: Marina пишет: А подробности какие-то известны? говорят комикадзе инженер дэта, жнат, двое детей, ему оторвало взрывом ногу

Marina: sacha пишет: инженер дэта, жнат, двое детей А причина, по которой он это сделал? sacha пишет: ему оторвало взрывом ногу Упс... а я слышала про оторванную руку.

лена: увлеклась ссылка про описание землетрясения в Агадире в 1960г нажмите здесь

Boussinka: Ка-то мне кажется странным,что инженер дэта использовал в качестве бомбы "боту",мог бы уж придумать что-нибудь более соответствующее его уровню,если вообще можно так сказать.

Оля-ля: Кашмар какой! Главное, чтобы мои родители такие статейки не нашли, а то не за что не отпустят в Марокко!!!

cvet: Оля-ля Я вижу, ты уже не против?

sacha: Marina пишет: А причина, по которой он это сделал? спросить бы их всеx зачем они это делают! Сегодня почитала на www.yabladi.com статью о терракте в Мекнесе. Кто не знает французкого, коротко перескажу. Он инженер, 28 лет, женат, детей нет, работает 3 года, зарплата 10 000 дх, взяли на работу от министерства финансов по линии безработных, видно те кто бастовал в Рабате. Замечен товарищами по работе как не общительный и крайне екстремален в исламе, женщинам никогда не подавал руки при встрече. Ему что то поотрывало взрывом, лежит в военной больнице в критическом состоянии под надзором полиции. Я вот думаю как его родственником после этого жить дальше! Хорошо, что детей нет.

Ромашка: Хочу поделиться своей находкой на просторах инета : карта Марокко 1830 года. Так интересно посмотреть на Марокко позапрошлого века, некоторых городов вообще еще нет. Бенимелляль, например, не отмечен, хотя по сути, Муляй Исмаил там свою Касбу в 19-м веке построил. Зато Сок Медюна уже есть / не знала, что там тоже есть Касба /. Жаль, что не существует Акунинских хронодыр, я бы с удовольствим слазила в Касабланку 1830 года

kisbykis: Ромашка Очень интересная карта, спасибо! Марокко было такое маленькое! Эссуэйра - последний город на юге. А El-Waladia- это Уалидия, что ли? Она уже тогда была?

Marina: kisbykis пишет: Она уже тогда была? Получается, что всё уже тогда было.

kisbykis: Из последних новостей: по маршруту Рабат-Сале будет курсировать современный трамвай, точь-в-точь такой как в Стамбуле. Пока это только проект, запустить трамвай планируют через 2 года.

Алена_ру: kisbykis я видела это в евроньюс, обозначают как значимый проект, направленный на усовершенсовование путей сообщения...да будет так!

cvet: Не знаю, в тему ли. Несколько дней назад в новостях показали сюжет о завершении суда над террористами, которые 2 года назад взорвали ж/д вокзал в Испании, тогда погибло около 200 человек. Так вот, 19 подсудимых - граждане Марокко. Грустно...

lura: cvet Да я тоже видела. 19 марокко и один испанец. Знал для чего мароканцам помогает со взрывчаткой и все равно помог....

Оранжина: Король подписал договор с Саркози,будет строиться ТЖВ Кенитра-Танжер,400 км за полтора часа ,правда билеты будут дороговастые

kisbykis: Оранжина пишет: ТЖВ Кенитра-Танжер А я слышала, что Касабланка-Танжер. Мне даже смс прислали.

Оранжина: kisbykis пишет: А я слышала, что Касабланка-Танжер. Если так,то еще лучше

Marina: olechkas82 пишет: девочки расскажите историю праздника. http://www.krugosvet.ru/articles/63/1006353/1006353a3.htm http://www.cyclopedia.ru/55/199/1979158.html Национальный праздник День пешехода-националиста ...Праздник установлен в честь события, случившегося в 1975 году, когда после ухода испанцев из своей колонии, Западной Сахары, 350 тысяч марокканцев по призыву властей пешком отправились на юг, чтобы объявить Западную Сахару территорией Марокко. На международное сообщество, однако, это событие не произвело никакого впечатления. Как, впрочем, и формальное присоединение Западной Сахары к Марокко в 1979 году, после чего бывшая испанская колония стала называться "южными провинциями Родины", а марокканский календарь пополнился еще одним праздником -- Днем единства (отмечается 14 августа). ООН аннексии Западной Сахары не признала, а повстанцы из фронта ПОЛИСАРИО, провозгласившие создание на спорной территории Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР), наоборот, получили широкое признание у стран социалистической ориентации, а также у многочисленных в то время союзников СССР в Азии и Африке. Тем не менее постепенно День зеленого марша превратился в один из главных праздников страны. Тем более что с каждым годом стран, официально признающих САДР, становится все меньше. http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=622330

olechkas82: спасибо огромное день единства или день зеленого марша звучит лучше чем День пешехода-националиста

Marina: olechkas82 пишет: звучит лучше чем День пешехода-националиста А здесь его никто так и не называет.

RISHA: Меня этот праздник очень трогает...Так же как и пение национального гимна каждый день перед занятиями в школе...

sacha: Для Марокко это праздник, а для всex остальных стран - аккупация Западной Сахары и ее территория не признается во владениях Марокко. Посмотрите на кары других стран, там границы другие.

kisbykis: Грандиозный проэкт Morocco Mall (Руза, привет! ), ля Корниш, Касабланка. Самый большой mall Северной Африки. Огромный шоппинг центр, детский парк, аквариум, дельфинарий, аква парк, центр SPA и талассотерапии и многое другое. http://www.moroccomall.net/

Esposa: kisbykis Зашла на сайт и ахнула... и даже не от самого молла, сколько от потрясной музыки. Такая классная, сижу сейчас кайфую

paloma: и я рассматриваю уже раза 4. Если так реклама сделана, представляю какой сам мол получится

kisbykis: Esposa пишет: Зашла на сайт и ахнула... и даже не от самого молла, сколько от потрясной музыки. Да, музыка обалденная, в стиле buddha bar.

MALINA: kisbykis пишет: в стиле buddha bar У меня полное собрание дисков этой группы! Так что можно сказать, что я езжу в стиле Будда Бар!

kisbykis: MALINA пишет: У меня полное собрание дисков этой группы! Так что можно сказать, что я езжу в стиле Будда Бар! Класс! Наконец-то нашла еще одного любителя этой музыки! Только Buddha bar - это не группа, а один из самых модных клубов мира, находится в Париже (а также в Нью-Йорке, Милане, Анджуне (Индия), в Шарм-эль-Шейхе, Тель-Авиве, а так же Москве и Питере!) Основная фишка клуба — уникальная музыка. Поэтому все продвижения сосредоточены на гастролях ди-джеев и издании компакт-дисков Buddha Bar.

Esposa: Вообще-то этот стиль музыки называется LOUNGE. А Buddah Bar у меня почему-то на диске Cafe del Mar (это целый сборник подобной музыки). Музыка обалденная!!!

kisbykis: Esposa пишет: Buddah Bar у меня почему-то на диске Cafe del Mar (это целый сборник подобной музыки). А еще есть Cafe Anatolia, тоже хорошая подборка музыки.

Loudik: Ух ты, Аля! Спасибо за ссылочку! Проект грандиозный! Будем надеяться, что не так дорого обойдётся народу, как строительство Мечети...

ioanna: Loudik пишет: Ух ты, Аля! Спасибо за ссылочку! Проект грандиозный! Будем надеяться, что не так дорого обойдётся народу, как строительство Мечети... неужели ты думаешь, что это государственный проект, как мечеть? наверняка это частные капиталовложения, так что с народа бабки собирать будут позже, после открытия!

karima: http://gorod.tomsk.ru/index-1163039417.php Здесь рассказывается о выделке кожи в Марокко по древней технологии (для тех, кто собирается поехать в Фес на экскурсию). Названы самые "вкусные" курорты мира, на третьем месте Марракеш! Интернет-сайт TripAdvisor определил десять самых "гастрономичных" курортов мира, опираясь на мнение своей аудитории. Первое место было присуждено аргентинской Мендосе, где туристы непременно должны попробовать пастель-де-чокло - блюдо, которое готовится из очень нежной кукурузы и мяса. Другой деликатес, который рекомендуется путешественникам, - джем из чайота, местного фрукта, который еще называют мексиканским огурцом, пишет TourMaG.com. На втором месте - испанская Каталония, кухня которой основана на трех неизменных компонентах: зерно, масло и вино. Кулинарное искусство этого региона обогащено в равной степени традициями Востока и Нового Света. Большая часть очень питательных каталонских блюд включает в себя баклажаны, мясо, обильно приправляется перцем, чесночным соусом и соусом ромеско. Третье место занял Марракеш (Марокко), где любителям таджина и кускуса стоит попробовать знаменитый суп харира. В список также вошли Напа-Велли (Калифорния, США), Чиангмай (Таиланд), Новый Орлеан (Луизиана, США), Мехико (Мексика), Тоскана (Италия), Бали (Индонезия) и Прованс (Франция). (перевод Travel.ru) ioanna Salwa Idrissi Akhannouch et Emad Eldin Abdalla sont les promoteurs de ce mega projet d'un investissement de 2 milliards de DH. Этот гигантский Мега Молл будет строиться за счет частных капиталовложений, большей частью иностранных.

Marina: Опоздала я, конечно, с этой новостью, но всё же: Российский фильм удостоен специального приза жюри на Кинофестивале в Марракеше Фильм молодого российского режиссера Алексея Мизгирева «Кремень» удостоен специального приза жюри на Международном кинофестивале в марокканском городе Марракеш. Лента рассказывает о жизни современной молодежи, поисках своего призвания и места в обществе. Жюри возглавлял всемирно известный режиссер Милош Форман. Главная награда – «Золотая звезда» досталась картине эстонского режиссера Вейко Оунпу «Осенний бал». В конкурсе участвовали 14 фильмов. 16.12.2007 http://www.ruvr.ru/main.php?lng=rus&q=53296&cid=12&p=16.12.2007 И ещё "свеженькое": 29.01.08 08:55 | Интерфакс Арестован один из вероятных организаторов взрывов поездов в Мадриде Мадрид. 29 января. ИНТЕРФАКС В Марокко арестован Абделила Хриз, которого считают главным организатором взрывов пассажирских поездов в Мадриде четыре года, сообщает во вторник телерадиокомпания Би-Би-Си со ссылкой на власти Испании. Предполагаемый террорист предстанет перед судом в Рабате. 01.02.08 03:13 | Lenta.ru Из Марокко экстрадировали участника британского "ограбления века" Главный подозреваемый в организации крупнейшего ограбления банка в Великобритании был экстрадирован из Марокко. Ожидается, что уже в пятницу ему предъявят официальные обвинения, сообщает в четверг Sky News. 28-летний мужчина содержится в полиции города Мейдстона в графстве Кент. В настоящее время в Марокко находится еще один подозреваемый по данному делу.

MALINA: Marina пишет: Из Марокко экстрадировали участника британского "ограбления века" Мне даже кажется, что поймали его в Марракеше...Девочки, вы не представляете какими деньгами тут крутят, какие дворцы строят, в каких объемах покупают земли, да тут наверное половина бабок - криминальные!

ЛюсиКо: Муж читал статью в нете, что в Мухаммедии, где-то с неделю назад, из роддома украли мальчика (звали Ясин, как и нашего ). Потом чудом нашли - позвонила в полицию одна женщина, которая была на празднике акика для этого мальчика (который незамедлительно устроила ребенку похотительница) - она заподозрила что-то неладное...

gritsenochka: да воруют тут детей страшное дело. одна женщина пошла с дочерью в дерб омар ткань выбирать,ага,довыбиралась,ребёнка украли

ЛюсиКо: А вот интересно, как потом документы оформляют на таких детей? Или ничего не оформляют?... Читала, что детей в Марокко часто подбрасывают. У нас ведь даже если подбросят - надо ребенка официально все-равно усыновить.

Viola: да она потом поидет скажет что родила дома к врачам у них не обязательно обрашаться не по беременности не по родам а для документов ребёнку нужно только показать справку что ти сделал ему бцж

РУЗА: kisbykis пишет: Грандиозный проэкт Morocco Mall (Руза, привет! ), ля Корниш, Касабланка. Самый большой mall Северной Африки. да, вот, жду не дождусь....обещали к 2010 уже сдавать, осталось почти ничего. Я читала, что это самый большой молл всей Африки.

Myshka: Ничего себе, фильм "Кремень"!!! Жестокий фильм! меня , помню, трясло после него весь день!

Оля-ля: gritsenochka пишет: да воруют тут детей страшное дело. ой, мамочки! Все так серьезно????

cvet: Оля-ля пишет: gritsenochka пишет: цитата: да воруют тут детей страшное дело. ой, мамочки! Все так серьезно??? Да уж, запугали! А говорите, рожают без счета. Зачем воровать-то?

gritsenochka: cvet пишет: А говорите, рожают без счета. Зачем воровать-то Цветик ,а Бог их знает,знаеш если оставить наших красатуль без присмотра так я и не удивлюсь зачем

мара: cvet пишет: Да уж, запугали! А говорите, рожают без счета. Зачем воровать-то? к сожалению в марокко как и в любой стране мира тоже много бесплодных пар и семей , вижу,как мар. женщины,если не получаются дети боятся,что муж с ней разведётся, если причина в ней,и как облегчённо вздыхают, когда у мужей олигоспермия, что мол не из-за меня,значит,муж никуда не денется,а ребёнка можно усыновить,ведь здесь дети обязательны, без них нет смысла в семье(конечно, не для всех)

Marina: 22.02.08 13:53 | ЛИГА.Новости Марокко упростит визовый режим для украинских туристов Марокканское правительство с апреля планирует упростить визовый режим для украинских туристов. Это очередной шаг туриндустрии королевства для привлечения туристов из стран СНГ. Два года назад были максимально упрощены правила для россиян. Теперь на очереди Украина. 22.02.08 06:32 | ЛИГА.Новости В Марокко арестовано 32 члена террористической ячейки Правоохранительные органы Марокко выявили и арестовали 32 членов террористической ячейки, связанной с "Аль-Каидой". Об этом заявил Министр внутренних дел Марокко Шакиб Бенмусса. 21.02.08 18:00 | m3m.ru Пункты обслуживания системы денежных переводов Contact открылись в Египте и Марокко Пункты обслуживания международной системы денежных переводов и платежей Contact открылись в новых для системы странах - Египте и Марокко. Об этом сообщила в четверг пресс-служба системы переводов. 21.02.08 15:25 | ISRAland «Аль-Каида» планировала убийство евреев в Марокко Органы охраны правопорядка Марокко арестовали террористическую ячейку, связанную с "Аль-Каидой". Об этом заявил министр внутренних дел Марокко на пресс-конференции в Рабате. Члены ячейки планировали физическое уничтожение министров, высопоставленных армейских офицеров и еврейских граждан королевства. 14.02.08 17:24 | В отпуск.ру Растет число туристов в Марокко Количество иностранных туристов, посетивших в прошлом году Марокко, выросло на 13 процентов по сравнению с 2006 и составило рекордную цифру 7,4 миллиона. 13.02.08 16:27 | Финам.Ru Марокко: продажи цемента выросли на 36% Марокко: продажи цемента выросли на 36% Объем продаж цемента в Марокко вырос в январе на 36% до уровня в 1,1 млн тонн. 11.02.08 13:27 | jewish.ru «Марокканское еврейское путешествие» в Париже Король Марокко стал спонсором серии мероприятий, посвященных прошлому и настоящему марокканского еврейства. «Марокканское еврейское путешествие» – это две недели конференций, концертов и кинопоказов, организованных двумя французскими еврейскими центрами – Общинным центром Парижа и Центром РАМБАМа. 07.02.08 12:04 | Lenta.ru Марокканский инженер арестован за создание принца-виртуала Марокканские власти арестовали в Касабланке некоего Фуада Муртаду (Fouad Mourtada) по подозрению в том, что он выдал себя за принца Мулая Рашида (Moulay Rachid), младшего брата короля Мохаммеда VI. В мире → Африка → Марокко 07.02.08 11:56 | Цифровик Пользователь социальной сети арестован за самозванство Власти Марокко арестовали госслужащего, который предположительно сосздал в социальной сети Facebook страничку Мулея Рашида младшего брата короля страны Мохаммеда VI. 26-летний Фуад Муртада был задержан в Касабланке по подозрению в том, что выдавал себя за марокканского принца. 04.02.08 11:01 | В отпуск.ру В Марокко побывало свыше 7млн туристов Около 7.45млн иностранных туристов побывало в Марокко в 2007 (это больше на 13% по сравнению с 2006), что принесло государству доход от туриндустрии в $7.7млрд.

gritsenochka: Marina пишет: Аль-Каида» планировала убийство евреев в Марокко какой ужас,девочки,если меня долго не будет,значит я......

sacha: Marina пишет: Два года назад были максимально упрощены правила для россиян. Теперь на очереди Украина. ура! лед тронулся! Marina пишет: В Марокко арестовано 32 члена террористической ячейки самое ужасное, что все эти террористы образованные и обеспеченные люди! И чего им неймется! Marina пишет: «Аль-Каида» планировала убийство евреев в Марокко кошмар просто! gritsenochka а ты чего так заволновалась!?

gritsenochka: sacha работаю я с мадам...

sacha: gritsenochka не бойся, бандитов поймали, все будет в порядке.

Ira: gritsenochka все будет в порядке!!! Marina пишет: цитата: Два года назад были максимально упрощены правила для россиян. Теперь на очереди Украина. А вот ето меня тоже обрадовало.

РУЗА: Marina пишет: «Аль-Каида» планировала убийство евреев в Марокко ах вот почему у нас в районе стало больше полиции и нарядов полицейских- стоят круглосуточно...../я живу в еврейском квартале/

olechkas82: Marina пишет: Марокканское правительство с апреля планирует упростить визовый режим для украинских туристов будем надеяться и держать кулачки .ато с визой столько заморочек и расходов,можно было бы вообще ее отменить девочки вот нашла продолжение этой статтьи-Группы туристов, прилетающие на отдых, будут получать разрешение на въезд в королевство прямо в аэропорту. Об этом сообщил директор Национальной туристической организации страны Тарик Хаджи. надеюсь что это будет касаться и простых граждан а не только груп туристов

Оранжина: Marina спасибо за такую интересную подборку новостей

dora: Касабланочки,как вам сегодня забастовочка?Моя доча в школу не пошла,магазины вокруг не работают,кроме супермаркета,который открылся только к одинадцати часам...А из-за хлеба в обед люди чуть не подрались,набирали по семь-восемь штук!

Nora: dora пишет: как вам сегодня забастовочка? Я утром рано встала и было впечатление, что сегодня воскресенье, на работу не пошла, весь день сижу телек смотрю, отдыхаю, в общем, класс!

olechkas82: девочки что за забастовка?кто бастует и почему?

dora: olechkas82 пишет: девочки что за забастовка?кто бастует и почему? Люди,Олечка,бастуют!!В основном те,которые работают в государственных структурах!Цены в Марокко растут не по дням,а по часам,а зарплата все на том же плачевном уровне! Сегодня все прошло без беспорядков,а в 72-ом году,по моему,бастующие были посмелее и разгоняли их уже с помощью вооруженных сил!

Myshka: Ничего себе, какие у вас там страсти кипят!

RISHA: В Касабланке жуткий пожар, где-то в районе Сиди Мумен, пол неба дымом заволокло, ехали домой, видели столб огня , очень высокий...Представить не могу, что может так гореть.

Nora: Ого-го, надо будет в новостях посмотреть.

amira: Мне сказали,что пожар в Аин Сбаа,но что именно горело неизвестнно.

RISHA: amira пишет: Мне сказали,что пожар в Аин Сбаа .Муж вот сказал сейчас, что горел завод, или фабрика, не знаю, по производстству красок Атлас, и до сих пор горит.Это который как раз на ауторут по дороге в сторону Рабата.

Екатерина: и мы видили этот пожар, совершенно точно : горел завод по производству красок" Атлас", выгорело все. Про жертвы пока не слышно ничего.

Kenzin: http://vassiliev.com.ru/school-marocco-05012008

boulotchka: наверно мне сюда писать. у нас,в соседнем доме произошло убийство.в этом доме внизу находится банк и рядом банкомат.мужик,живущий в этом же доме взял из банкомата деньги и пошел в свой подъезд.у нас так дома стоят что надо сначала через арку пройти во внутренний двор, а со двора в свой подъезд,все балконы тоже во дворик выходят.так вот,что мужик деньги взял оказываетсявидел парень с этого же дома,он наркоман,он пошол за этим мужщиной ,догнал в пдъезде и убил ножом и убежал.многие со своих балконов видели,что парень следом за мужщиной заходит,а потом быстро убегает.сейчас этого парня ищут,он какубежал,так больше его не видели.

мила: boulotchka Какой ужас!А разве охраны в таких местах нет,у нас понаставили будки и там охранники сидят,а у тех охранников палки,а на концах тех палок острые крючки.Так что если тем крючком да по спинке-ойййойой!

boulotchka: мила так парень в этом же доме живет,свой.и вот как сбеал,так больше и не появляется.

mafia: ого!boulotchka это где, в Марокко? кошмар!!!!

li-li: Да,кошмар!Но,к сожалению,наркоманы:"... они и в Африке наркоманы".За наркотики могут все что угодно сделать

salma: это,к сожалению, далеко не редкий случай.криминал в марокко цветет и пахнет. за 10-20дх могут бошку оторватьи глазом не моргнут. у нас в прошлом году,в доме напротив,парня зарезали сцои же кореша,которые ходили к нему 100 лет.обчистили хату под ноль,практически голые стены оставили. и никто ничего не видел и не слышал. его родители нашли через 3 суток,начали беспокоиться,что он на тел.звонки не отвечает. а недавно(не знаю правда или нет,но говорят и в новостях показывали,но я не видела) какую-то банду взяли,в нее 16 чел. кажется,входило.домушники. и промышляли в основном в нашем районе,кодс,барнусси,аин-себаа... так что тут в некоторых райончиках,надо с гранатометом ходить наперевес.

mafia: salma пишет: и промышляли в основном в нашем районе,кодс,... так что тут в некоторых райончиках,надо с гранатометом ходить наперевес. простите за скупость речи, но : АФИГЕТЬ!

RISHA: mafia пишет: АФИГЕТЬ! Да не надо уж так фигеть...Сальма у нас темпераментная, так что слегка преувеличивает....Я в разных районах жила, два из них были гораздо похлеще Барнуси и Гудс ( Сальма, чтоб ты знала, это не самые плохие районы Казы), и всегда ходила без гранатомета, ходила одна, ездила на работу ото всюду, и ни разу не имела проблем. Что касается безопасности, такие случаи, как описанный выше, конечно , ужасны, прям страшно стало к банкомату подходить, но все-таки мне кажется, что в целом в Марокко достаточно безопасно...

boulotchka: RISHA я бы так не сказала.очень много грабят.у нас уже все ограбленные, и многие мои знакоме девочки и их дети тоже. занимается этим молодежь,ребята эти таскаются без работы и желания учиться.их очень многоразвелось я их уже давно побаиваюсь,и денег с собой,если нет необходиости,не таскаю.

elka: salma пишет: тут в некоторых райончиках,надо с гранатометом ходить наперевес. Может тогда лучше вообще туда не ходить?Не зря же тебя родня одну не отпускает. А приезжать на чужую территорию и порядок наводить,тоже не дело,мы тут гости,а не местные жители.

salma: RISHA пишет: слегка преувеличивает. может и так. я говорю то,что слышала,а как оно было.... RISHA пишет: ( Сальма, чтоб ты знала, это не самые плохие районы Казы) та понятно,чтё не смые худшие,никто и не говорит этого. есть в 100000 раз хже и у нас под носом наглядный пример,аж 2. такие райончики-вешайся. кстати:наш район ничуть ни лучше того же барнусси. дыыык,никто ниче и не наводит.куда нам,если полиция не в состоянии навести порядок,то нам.... самое интересно,что родня боится меня в транспорте одну отпускать. а гулять по городу-на здоровье. привезли на место и иди себе,вечером заберут где скажешь,но вот в автобусе,такси.... не знаю чего они так боятся.

MALINA: Девочки, вчера покупала овощи и чуть не упала - помидоры 18дх!!! Увидев мои глаза, продавец "успокоил", мол, это уже хорошо, 3 дня назад по 25 были...непоняла, нам помидоры с Европы везут чтоли?

boulotchka: так уже давно помидоры дорогие,унас по девянадцать дх. я их сейчас не покупаю,и вижу что и никто не покупает лежат,гниют. я думала что ни к нам их везут,а наоборот,наши помидоры увезли в европу и их теперь мало,но нет, везде их навалом,но цена....

Оранжина: У нас по 15,все к нам

boulotchka: по пятнадцать тоже круто, мне инересно в чем причина,почему такая цена.

Esposa: У нас метаморфозы с огурцами еще похлеще будут. Уже год(!) цены на них скачут как сумасшедшие и до сих пор не установятся. Сегодня 1 огурец может стоить 99 центов, а завтра уже 29. Каждый раз иду в магаз и не знаю почем в этот раз огурчики.

мара: Оранжина пишет: У нас по 15,все к нам а у нас по 13 муж на днях покупал , и для нас это дорого. раньше у нас ,помню по 3-5 дх за кг было......,а сейчас подорожали более чем в 2,5 раза.Я думала ,может неурожай из за дождя, сгнили ,но вроде нет

lura: Esposa пишет: У нас метаморфозы с огурцами еще похлеще будут. Уже год(!) цены на них скачут как сумасшедшие и до сих пор не установятся. Сегодня 1 огурец может стоить 99 центов, а завтра уже 29. А это наверное одни огурцы обычные а другие по стандарту европарламента калиброванные))))) Того гляди скоро хлеб где 15 г соли на кг(вот резина то) будет дороже А вот у нас тут огурцы на равне с ананасами))))70-90р кг )))

boulotchka: мара так и у нас по четыре или пять дх. были,потом семь а сейчас девятнадцать.

li-li: У нас в "Лабель Ви" помидоры по 12.95,а на огурцы скидка сейчас-2.90 кг

ANELA: У меня муж в выходные купил просто классные помидоры по 70 руб за кг. Знаете, такие как с грядки, не резиновые. Первый раз вижу такие в это время года. Видимо ваши помидоры к нам приехали.

MALINA: ANELA пишет: Видимо ваши помидоры к нам приехали. ...наверное, а у нас лежат те, что людЯм послать стыдно ! Какие-то серо-бурые, корявые и подгнившие...чи болячка какая напала?

li-li: У нас тоже в "Лабель Ви" помидоры серо-буро-поцарапанные.Мы вчера повыбирали вроде на вкус ничего.

Magdalena: На рынке видела помидоры по 10 дх и хорошие!Живем! Надежда есть! Накупила на радостях! А в Асваке лежат по 17 и гниют, все овощи там по сказочным ценам! и все в мошках Видела сюжет, что местные все погибли помидоры после дождей этих. И действительно, закупали извне. Хожу и любуюсь цены от Москвы почти не отличаются...

MALINA: Вспомнила свой первый приезд в Марокко...году кажется 95м...помню как на рынке в Сафи продавцы орали "матыша дирам, о дирам, дирам, дирам...", я тогда помидор нажраться не могла, с раннего утра до ночи,под все блюда, с собой в поездки вместо яблок брала...с тех пор меня в семье прозвали "матыша". Вот вам и рост цен...

Magdalena: Я тоже их ела без остановки Маноша в прошлом феврале половину здорового помятого помидора отрезала и в помойку, я аж вскрикнула! В Москве мы такие в тот год по 140 р за кило покупали. Так теперь все мне вспоминаем мой этот голодный испуг

MALINA: Magdalena Я тоже наблюдала перекошенные лица мамы и племянницы (они были в феврале), когда убиралась в холодильнике и выгребала в мусор залежавшиеся или привялые овощи ...девки мои с глазами на лоб сначала кидались грудью на амбразуру в защиту овощей, а потом обиженно крутили у виска, мол, зажралась ты тут ! А зачем реанимировать вялые кабачки, если они тут круглый год по цене 3дх за кило?! Понять это можно только пожив здесь с полгода...

zwezda: Девчат,а я в Асиме огурцы по 4.95 брала,а вот лук аж 10 дх,я чуть не упала,когда цену услышала

Magdalena: MALINA пишет: Понять это можно только пожив здесь с полгода. Вот и я к этому постепенно прихожу, но пока не выбрасываю ничего, а старательно обрезаю-рука еще не поднимается

MALINA: Magdalena А я давно уже не обрезаю, последней каплей был фильмец про плесень, там умные люди объяснили, что даже немного подпорченный овощ или фрукт уже ВЕСЬ заражен грибками, бактерии гниения уже вовсю хозяйничают, даже если плод еще хорошо выглядит...после этого меня как переклинило!

galyunya: MALINA, кстати да. я тоже это слышала и тоже ничего не вырезаю... несмотря на цены и всё такое... просто покупаю всегда всё свежее.

Magdalena: теперь буду тоже все мятое выкидывать. Да не дрогнет моя рука Мама! высылай мне валидола побольше!

MALINA: Девочки, с пятницы Марракеш бурлил и кипел...даже ночью было сложно передвигаться по городу! Совпали 2 события - ралли Гранд При де Марракеш и Кафтан 2010! Народу и машин было - караул! Большинство машин с номерами Каза и Рабат...какие машины, какие люди...другой мир! На гранпри я была в пт-сб, оранизация лучше прошлогодней, мароканцы там совсем без "запаха" марокко тусовались...я уже молчу о публике на вечеринках, о масштабах денежных затрат...короче, эти 2 дня я провела в Монако!

Guda: MALINA пишет: мароканцы там совсем без "запаха" марокко тусовались... Слушай, Малина, ты сказки не рассказывай....Мы уже давно выяснили, что самый крутой марокканец, хуже русского сантехника .

MALINA: Перед стартом...

salma: супеееер!!! а нас не пустили на ралли. дороги перекрыты были,а жалающих вагон и тележка....

Льдинка: MALINA пишет: ...короче, эти 2 дня я провела в Монако! Везёт тебе, Малина! Мне б куда-нибудь слинять на пару дней...

MALINA: Льдинка Какие проблемы Лед! Рули в нашу сторону - не ошибесси ! У нас тут каждый день праздник...сейчас вот уже часа 2 под окнами дудят, вроде и не свадебный день, интересно, по какому поводу веселье?

salma: MALINA,а у вас что ни день,то и праздник.марракеш-один целый праздник.

MALINA: Это да...потому народ сюда и ездит оттянуться...при огромном кол-ве отелей в Марракеше - они все полные! А каким спросом пользуются квартиры, у меня подруга сдает свои квартиры, так они (тфу-тфу) ни дня не пустуют!

kisbykis: Флуд удален! Прошу всех, особенно новичков, перечитать правила форума! Модератор

Jada: В Марракеше события: Кафтан Шоу 2010 и Ралли 2010 (приехал Пикуленко от Эхо Москвы). Весь наш мир только об этом и говорит. Все отели забиты, праздник ралли распространён во всём городе! Бэнтли, Мазератти, Феррари, Майбахи, это для кеша просто раз плюнуть! Я молчу про Мамунию, Дар Инес, Палмери Голф Палас и тд

kisbykis: MALINA а фоток с Кафтана у тебя нет? я так хотела посмотреть, хотя бы трансляцию по тв, но пропустила... А на ралли ты как попала? Я слышала, что билет стоил 10 тыс. дх. Это правда? ЗЫ_ на сайте 2М нашла Кафтан 2010 в записи: смотреть

MALINA: kisbykis На Кафтан пойти не удалось, пригласительные было не достать и знакомства не помогли...а на Гранпри попали легко - трассы мой муж строил и он в оргкомитете, так что баджи у нас были на все 3 дня...

Viola: kisbykis Про стоимость билета в 10 тыс;дх это слишком.У меня муж с сынулей ходили ,правда сколько стоит билет я не спросила,но он у меня не больной на голову, чтобы такие деньги из семейного бюджета на фигню тратить. http://s45.radikal.ru/i108/1005/ff/60e83ab8987f.jpg

MALINA: Дорогие билеты были в VIP трибуны, где сидишь в ресторане с климом, вокруг тебя все обслуживают, гонки транслируют по телевизору, а если не нравится - можешь выйти на балкон и наблюдать вживую...это была стоимость билета в 3й финальный день. А чтоб просто зайти в Паддок, посмотреть на гоночные машины и авиашоу - 20дх.

Jada: kisbykis пишет: а сайте 2М нашла Кафтан 2010 в записи такая ведущая даже в мешке из-под картошки будет смотреться гламурно! какая роскошная мадам

kisbykis: Свершилось! На днях открыли автобан Марракеш-Агадир. Длина 225 км, тоннель 526 м. Спешите на отдых, первый месяц ездить можно бесплатно!

Haitba: Заценили кусок наш-ничего так первый месяц ездить можно бесплатно! А мужик в кабинке для оплаты сказал, паразит, что только первый день бесплатно Месяц логичнее, тк еще много недоделок тоннель 526 м Надеюсь, качественно построили, а не как обычно...

MALINA: Haitba пишет: что только первый день бесплатно Наглая брехня! Оторут на Казу месяц бесплатно возил, там еще долгое время ни знаков ни оград местами не было...аварии постоянно встречались! Опасное дело ездить на таких дорогах, без радара и надзора...

gritsenochka: MALINA пишет: Опасное дело ездить на таких дорогах, без радара и надзора Ленка не пугай, мне через неделю по ней катить

MALINA: gritsenochka А ты сири бшвия и усё будет хорошо! щас тебе подзатыльника дадут за твою доску объявлений внизу постов...

Boussinka: Вот и мне муж сказал,что специально всегда делают месяц бесплатно,чтобы,так сказать,опытным путем определить где знак какой-поставить(ограничение скорости,или запрет на обгон),мосты на прочность,туннели на эффективность и т.д....

MALINA: Boussinka пишет: опытным путем определить где знак какой ааа, ну да, марокканцы падки на халяву, согласны выступать бесплатными подопытными кролями ! Интересно, это только в странах 3го мира практикуется или в Европе тоже так на людЯх проверяют?

Boussinka: MALINA пишет: Интересно, это только в странах 3го мира практикуется или в Европе тоже так на людЯх проверяют? Даже не знаю,что и сказать...думаю,только в странах третьего мира.

Haitba: MALINA пишет: Опасное дело ездить на таких дорогах, без радара и надзора... Да, уже сейчас летают без головы по этой дороге, тк знаков действительно пока мало муж сказал,что специально всегда делают месяц бесплатно,чтобы,так сказать,опытным путем определить где знак какой-поставить(ограничение скорости,или запрет на обгон),мосты на прочность,туннели на эффективность и т.д Весело

Джули: Да в Европе тоже такое бывает.Мой учитель по теории вождения говорил,что поставить любой знак стоит немалых денег,-это и оплата и рабочих сил,и другие вытекающие расходы.Короче,знаки ставить не спешат,пока пара машин не врежится в какую-то стену.Вот такая грустная реальность....

Haitba: Оторут на Казу месяц бесплатно возил, там еще долгое время ни знаков ни оград местами не было...аварии постоянно встречались! Опасное дело ездить на таких дорогах, без радара и надзора Вчера-в первый же день-уже была авария. Грузовик перевернулся на длинном спуске Я так поняла, что не заметил, что спуск крутой (знаков может еще нет, как вы выше писали?), а когда сообразил, тормоза уже не потянули, тк груз многотонный был

li-li: Да,уж! Страсти,теперь вот и думай отправиться или поберечь свое здоровье и нервы

харковчанка: li-li пишет: вот и думай отправиться или поберечь свое здоровье и нервы Вот не знаю почему не люблю я этот райончик, была один раз , все хорошо, красиво, жили в хорошем доме, море, бассейн, а вот душа не лежит , так что я не думаю я знаю :я пробовать эту дорогу не хоцy , тем более без знаков! !

li-li: Я в Агадир еще не ездила.Поэтому хоЦЦа.Но вот,быть подопытным кроликом не хочу.

galyunya: девочки, мне нужна информация про Ибн-Батуту -- марокканского путешественника 14 века, которій доезжал до Кріма. пожалуста, кто что знает... или ссілочку какую-то скиньте на историю Марокко, а то в интернете мало (из Википедии нельзя). в идеале на украинском, чтобі не переводить

paloma: galyunya, я никогда о таком человеке не слышала, сама заинтересовалась. Прочла о нем вот тут, инфа конечно сжатая, но зато есть ссылки на источник информации (куча энциклопедий, книг , статей) Ну и на русском есессьна http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_colier/5819/ИБН

VESNA: galyunya Мы использовали его книгу как источник, когда проходили Золотую Орду. В ней он описывает традиции, быт тех времен, отношение завоевателей к славянскому населению. Это благодаря ему мы знаем, что татаро-монголы при завоеваниях не теряли время, все естественные нужды справляли, не останавливая коней. Да там много интересных моментов. Книгу читала на русском в библиотеке.

galyunya: VESNA, вот мі по географии его учим. вот пишем реферат. нашла на русском много. пришлось переводить. но с иллюстрациями не густо... вот, подавляю самоидентификацию сіна, говоря "мі"

Иннеска: Ежегодный семейный автопробег под эгидой принцессы марокко. 1 октября: рано утром отправление из Касабланки в Ifrane. 2 октября: Ifrane- Sidi Harazm. 3 октября: Vers Khemisset via My Driss Zerhoune, Volubilis. В программе: Ночевка в гостиницах 4*, завтрак и ужин, напитки, развлекательная программа вечером, дипломы всем участникам, одежда (шорты, майки, кепки), страховка, CD по окончанию пробега. Цена: 3000 Dh на человека ( со своим автомобилем) 4700 Dh на человека ( с автомобилем на прокат) тел. организатора +212 66 1346496

Иннеска: Решила что кому-нибудь это будет интересно! Мы с мужем поедем. Нам посоветовали друзья, они участвуют не первый раз. Сказали, что поездка очень интересная. Будет весело )))

RISHA: Иннеска Не отправляй 2 сообщения подряд в одной теме! На форуме это запрещено. Модератор.

Секретарь: только что рассказали леденящую кровь историю: врач с женой и матерью отдыхал у нас в пригородном лесу.На них напали,мать и жену изнасиловали,его или убили,или он сам покончил жизнь самоубийством. Вроде бы негры....

харковчанка: Секретарь пишет: леденящую кровь историю Какой кошмар! Бедные люди!



полная версия страницы